Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


Но что ответить? Если сказать правду, сможет ли он её принять? Не придумав ничего лучшего, я решила просто представиться.

– Меня зовут Арелия – ответила я на земном наречии – А тебя как?

– Какое странное имя. Я такого никогда не слышал. Меня зовут Денис.

Я улыбнулась. «Какое странное имя» – пронеслось в мыслях – «Я тоже такого никогда не слышала».

– Как ты себя чувствуешь?

Он задумался, что-то вспоминая.

– Хорошо… Только почти ничего не помню. Видел какой-то странный сон, в котором я бродил по горам, а потом сорвался с высоты. И ещё, как жутко болела спина и какой-то огромный корабль, на который меня несли… не наш корабль… не земной…

Денис внезапно замолчал, широко открытыми глазами уставившись на меня. Он взволнованно посмотрел по сторонам, а потом растерянно спросил:

– Или это был не сон?

Мне стало неловко под пристальным взглядом голубых глаз. Не хотелось его тревожить, но и врать я не могла. Поэтому решила сказать всё, как есть. Всё равно он потом ничего не будет помнить.

– Это не сон. Ты действительно находишься на корабле, а травмы получил от падения с большой высоты. Но уже всё хорошо. Несколько дней покоя, и ты вернёшься домой.

Денис смутился. Он не мог поверить, и лишь внимательно смотрел по сторонам. Сделав попытку приподняться на локте, он вскрикнул, а с его бледных губ сорвался тихий стон.

– Тише, тебя нельзя двигаться. У тебя сломан позвоночник, а восстановленная ткань ещё не полностью возобновилась в организме.

Я наклонилась над ним, поправляя одеяло, которым он был укрыт.

– Этого… не может быть – запинаясь, прошептал он, судорожно проглотив подступивший к горлу комок.

– Я понимаю, что тяжело поверить, но это правда.

Повисло неловкое молчание. Землянин переживал борьбу внутри – удивление, недоверие, растерянность. Ему было сложно принять открывшуюся истину, и разум пытался расставить всё по местам.

– Неужели так и есть? – робко спросил он, словно боясь услышать подтверждение.

– Да. Я и мой экипаж с планеты Тегравия. Это очень далеко от Земли. Мы прилетели, чтобы наблюдать за вашим поведением и образом жизни. Мы делаем это уже много лет. Я случайно нашла тебя, когда прогуливалась недалеко от корабля. Вообще, это довольно странно, ведь наш пилот сканировал местность перед посадкой – прибор не показал наличие людей. Наверно это от того, что ты находился в расщелине.

Денис внимательно слушал, и я видела, что у него возникло множество вопросов, предсказуемых в такой ситуации.

– Почему у нас внешнее сходство?

Я улыбнулась. Какое любопытство! Ну что же, пусть знает правду, хотя бы на короткое время. Когда будем возвращать его к землянам, применим ро?биус – прибор, замечательно удаляющий воспоминания, которые мог видеть человек на протяжении некоторого времени.

– Просто земляне – это тегравийцы. Мы во многом похожи. Правда, наш организм более выносливый. Он более устойчив к перепаду температур, радиации, и для дыхания мы используем разнообразные смеси газов. То же касается потребления пищи и воды. Вы более капризны в этом. И ещё мы можем узнать прошлое человека, если захотим.

Денис восторженно смотрел на меня, ловя каждое слово.

– Вы умеете читать мысли?

– Не совсем мысли. Это больше отрывки прошлых эпизодов жизни.

– Невероятно! – выдохнул он. В глазах появилось ребяческое выражение, будто ему рассказывали сказку – И как ты это можешь сделать?

– Дай свою руку – усаживаясь поближе, произнесла я – Не боишься?

Конечно, он не боялся, и протянул руку, доверяясь полностью и окончательно. Я дотронулась вначале слегка, а потом аккуратно сжала его ладонь, закрыв глаза. Передо мной, как картинки, стали появляться моменты его жизни – детство, юность, родные, первая обида, первый поцелуй… Но вдруг картинки замелькали с большой скоростью, превращаясь в вихрь. Я не могла разобрать их, но мне передалось это леденящее ощущение безграничной тоски, непонимания, одиночества… Этот человек был несчастен. Он скитался по жизни без цели и надежд, испытав столько разочарований, что стало больно.

Я открыла глаза, одёрнув руку. Сердце бешено колотилось, а в висках громко стучала кровь. И стало так жаль этого землянина, который был совершенно один в огромном мире. Он потерял всё, что когда-то любил, чем восхищался и дорожил. Его жизнь стала пустой, а сердце давно превратилось в лёд. И всё, что давало силы не сломаться и жить дальше – это уединённые прогулки в горах, где он чувствовал себя свободным и ощущал покой.

– Увидела моё прошлое? – послышался его голос.

Я часто моргала, пытаясь прийти в себя от шока.

– Да.

– Значит, всё про меня знаешь?

Что ответить? Увидев его воспоминания, стало так же больно, как ему. И от этого чувства закружилась голова, лишая возможности отвечать иное, кроме правды.

– Да. Знаю.

На его лицо набежала тень. Наверное, он не хотел, чтобы его жалели или пытались помочь излечить душевные раны.

– А будущее тоже можно увидеть?

– Нет. Иначе не будет смысла жить.

Денис замолчал. Повисла длинная пауза. Я будто вновь погрузилась в события его прошлого – несправедливого и горького.

– И что меня ждёт дальше? Когда я поправляюсь? – донесся слабый голос, возвращая меня к реальности. Но на сегодня хватит. Пусть отдыхает.

– Слишком много вопросов. Они могут плохо сказаться на выздоровлении. Тебе надо отдохнуть и поспать. Сейчас позову Стинша, он даст снотворное. А я зайду через восемь часов, и мы ещё поговорим.

Я встала, собираясь уходить, но он осторожно взял меня за руку, отчего я вздрогнула.

– Постой! Ещё один вопрос…Последний… Можно будет остаться с вами?

Именно этого вопроса я боялась больше всего, особенно после того, как узнала о землянине правду. Но ответ мог быть только один.

– Это невозможно…к сожалению… – я аккуратно освободила руку из его ладони – Мне жаль…

В голосе Дениса послышалась такая грусть, что у меня невольно сжалось сердце.

– Меня на Земле ничего не держит…Ты ведь знаешь это. Я очень хочу остаться с вами… с тобой… Мне некуда возвращаться…

Это было невыносимо слышать – отчаянье и безысходность в низком голосе. Как хорошо я понимала его просьбу. На Земле он был несчастным человеком, потерявшим всё. Я же могла открыть ему новый мир, о котором он мечтал в своих снах. Мир свободы и безграничного простора, новую, неизвестную жизнь. Нет… нельзя… конечно нельзя… А если?..

– Нет – я резко встряхнула головой, отгоняя призрачную надежду – Это невозможно!
this