Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


– Очнись.

Но он крепко спал. Стинш, дал сильное снотворное, и без вмешательства, сон будет длиться ещё долго. Но ждать, к сожалению, больше нельзя. Я взяла с полки раствор стабилизатора сна, и слегка протёрла землянину лоб и виски. Через несколько секунд веки Дениса вздрогнули, и он медленно открыл глаза.

– Арелия… – тихо прошептал он – Что случилось?

– Мне надо поговорить с тобой.

Он внимательно посмотрел на меня, почувствовав серьёзность ситуации, и быстро заморгал, чтобы окончательно проснуться.

Я присела на кушетку, собираясь с мыслями для начала сложного разговора.

– Моему экипажу нужно срочно возвращаться домой. Нас зовут обратно, прерывая экспедицию. И на это, скорее всего, есть серьезные причины…

Я замолчала, подбирая нужные слова.

– Понимаю – неожиданно сказал Денис – Я помеха для вас. Пришло время расставаться?

Стало неловко, что он сразу всё понял, а я была ещё не готова сказать.

– Арелия, можно я спрошу ещё раз – нельзя мне остаться с вами?

Тихий вздох прозвучал громко в напряжённой тишине. Он не совсем понимал, о чём просил. Но решение принято, и оставалось только о нём сказать.

– Твоему организму не хватило всего три дня, чтобы привыкнуть к восстановленной ткани. Скажу честно, через три дня мы хотели спустить тебя в долину, поближе к землянам, чтобы у них окончательно поправился. Но сейчас всё изменилось. Выбор небольшой – или оставить тебя там, где нашли, но для тебя это равносильно смерти, или взять с собой.

Я замолчала, переводя дыхание, и заметила, как напрягся Денис. Несколько секунд я внимательно всматривалась в его лицо. Он ждал. Молча и покорно. Ждал решения своей участи и жизни.

– Ты летишь с нами – наконец, сказала я – Надо подготовиться к полёту.

*******

Подготовка заключалась в необходимости расположиться в кресле и пристегнуться фиксирующими ремнями, чтобы не растрясло во время перехода через Тоннель странствий. Что же касалось Дениса… Я не знала, как землянин отреагируют на перемещение в пространстве. Во-первых, он очень слаб, во-вторых – пристёгивать его ремнями пришлось тщательно и в положении лёжа, ну а самое главное – я не знала, как организм воспримет изменение давления и колебаний корабля. Но я надеялась, что он крепкий парень и, рассказав ему основные инструкции, мы приготовились взлетать.

Я зафиксировала своё кресло рядом с кушеткой Дениса в медицинской комнате, чтобы наблюдать за ним, и в случае чего, принять меры. Мы медленно оторвались от Земли, набирая высоту. Впереди показался вход в Тоннель странствий. Ярко-зелёное пятно возникло внезапно, притягивая взгляд, а белое сияние внутри стало разгораться сильнее. Пора.

Мы резко влетели в проход. Корабль начало переворачивать и трясти. Мимо мелькали астероиды, каждый из которых мог добавить колебаний в случае удара. Денис держался мужественно, но я видела, что ему очень тяжело.

– Потерпи – прошептала я, но он меня не услышал – Всего пятьдесят секунд и всё закончится.

Руки Дениса судорожно сдавили фиксирующие ремни так, что побелели костяшки пальцев. На лице проступил пот, а зубы сильно сжались от напряжения. Ему было больно, но помочь я не могла.

– Держись, прошу тебя – закрыв глаза, я пыталась сосчитать оставшиеся секунды. Десять…пять…одна…всё.

Корабль замер. Встряска закончилась. Моментально отстегнув ремни, я рванулась к Денису. Он был без сознания. Одним движением я включила медицинских роботов, и они тут же принялись за дело. Механизмы измеряли давление, датчики фиксировали ритм сердцебиения. Через минуту стало спокойнее – всё обошлось. Все показатели были в норме.

Тихий шум сзади заставил оглянуться. Впервые со времени нашего последнего разговора ко мне подошла Тирея. На её красивом, немного смуглом лице застыло сдержанное волнение.

– Как он? – спросила она как можно спокойнее.

– Всё хорошо. Он в порядке.

– Не могу сказать, что рада этому. Но если для тебя это важно, я не буду ему мешать.

Я взглянула подруге в глаза. Нет, я не винила её. Она меня никогда не предавала и не предаст. Могу ли я обвинять её в том, что она не хочет нарушать запрет Совета миров? Конечно, нет. Она давала клятву, и она никогда её не нарушит. Так должно быть. Так было всегда. А я, похоже, буду первой, кто нарушил обещание, данное самому грозному и безжалостному во Вселенной Совету миров…

Денис застонал, открывая глаза.

– Всё закончилось? – выдохнул он.

– Да. Перелёт позади. Скоро будем на месте.

Мы вышли, оставив Дениса одного. Пусть немного отдохнёт, ему это необходимо.

В кабине управления ждал Стинш. Его крепкая фигура тёмным пятном выделялась возле окон корабля, озаряемых бело-голубым светом Алториона. Рядом с яркой звездой небольшим диском виднелась планета. Мой дом. Моя Тегравия. Как же я скучала по ней, улетая за миллионы километров. И как хорошо вернуться домой. Только сегодняшнее возвращение беспокоило. Я не знала, какие слова придётся подобрать, чтобы отец меня понял. Как доказать, что не было выбора и пришлось взять землянина с собой? И самое главное – как убедить Донрена не отправлять Дениса в Мерцающую зону – место, откуда не возвращаются?

Внезапно на вертикальном экране, размещённом рядом с панелью управления, появилось изображение командира Лётного легиона.

– Привет, Арелия – услышала я ненавистный голос – Как путешествие?

Меня бросило в холодный пот при звуке этого голоса.

– Здравствуй, Моргисс. Замечательно! А что случилось, раз вы оторвали нас от экспедиции?

Моргисс ухмыльнулся.

– Может, в беседе один на один сообщить подробности? Например, после посадки корабля, я могу тебя встретить. Мы отлично проведем время вместе, а я расскажу…

– Хватит! – воскликнула я, с трудом сдерживая гнев. Жутко бесили его шутки и намёки – Тебе не кажется, что сейчас не подходящее время для твоих фантазий?

Моргисс улыбнулся ещё шире, явно забавляясь.

– Зачем так нервничать? Возможно, скоро это будут не фантазии. Как знать?

Я вспыхнула от этих слов. Как ему быстро удаётся вывести меня из равновесия! Тирея предостерегающе дотронулась до моей руки.

– Не стоит – прошептала она, когда я уже открыла рот высказать Моргиссу всё, что хотелось. Он же, заметив её движение, совсем расхохотался.

– Правильно, Тирея, не разрешай ей плохо со мной разговаривать, а то иногда я её боюсь!

И тут, совершенно резко, всю его весёлость, как рукой сняло. Он стал серьёзным и недовольным.

– Ладно, хватит в игры играть! Мы заждались вас! Только тебя и ждем, Арелия!

Моргисс исчез с экрана так же внезапно, как появился. Я жутко злилась на него, что никак не оставит меня в покое, и на себя, что с трудом контролирую неприязнь к нему.

Необходимо успокоиться. Впереди трудный период, и нельзя злиться из-за пустяков. За годы тренировок я научилась усмирять гнев, и на этот раз понадобилась всего десять секунд, чтобы прийти в норму. Но перед посадкой надо сделать очень важное дело. Вернее начать разговор, точнее – озвучить просьбу.

Я оглянулась на Тирею и Стинша. Они, словно ждали от меня чего-то, стоя рядом и не сводя с меня глаз. Было неловко, что я втянула их в историю с землянином. И хотя они ни в чём не виноваты, и не понесут наказание, чувство вины всё равно не оставляло.
this