Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды

Когда исчезают звёзды
Наталья Ветрова

Жизнь на планете Тегравия спокойна и предсказуема. Но случай забросил на Землю, а неожиданная встреча перевернула всё. Внезапно вспыхнувшая война, коварство врагов, отвага друзей – всё запуталось и переплелось. Если судьба рисует витиеватые узоры, ставя на грань всё, чем дорожишь, остаётся только надежда. Она, именно она не позволяет сдаться. А когда ложь и предательство подстерегают за каждым поворотом, только любовь поможет преодолеть испытания и спасти от разрушения свой мир.

Часть 1 «Землянин»

А было б ветерком одним

С тобою мне дышать дано,

То, чтоб ни прилетело с ним –

Жизнь или смерть, – мне всё равно.

Мур, «Лалла Рук»

Глава 1

Ранним утром, собираясь навсегда уходить из этих мест, я в нерешительности застыла у порога. В душе проснулось странное беспокойство – надвигалось нечто неведомое и необъяснимое. Испуганно озираясь по сторонам, я пыталась обнаружить причину страха, но ничего не находила. Казалось, время застыло вокруг. Исчезли привычные звуки леса – шёпот ветра, пенье и гомон птиц. Тишина – безликая и мрачная повисла в пространстве. И только громкие, частые удары сердца гулом отзывались в ушах. Внезапно, в моих глазах застыл ужас. С трепетом и дрожью я увидела то, чего не могло быть.

Полупрозрачные белые нити медленно спускались из мрачных облаков, паутиной обволакивая мир вокруг. Превращаясь в туман, они корочкой льда покрывали всё, к чему касались. Окутывая верхушки стройных сосен, медленно снижались к одинокой избушке, сжимаясь вокруг неё плотным белым кольцом. Как в зимней сказке застыли высокие деревья, пожухлая трава и осенние цветы. Туман останавливал всё, к чему прикасался.

Моя маленькая хижина стала погружаться в молочно-белую пелену, надвигающуюся с небес. И это было странно, нереально, но восхитительно красиво. На какой-то миг я забыла обо всём, как завороженная глядя на туман. И даже чувство внезапного страха уступило место восторгу и любопытству.

Вдруг резкий кислый запах сильно ударил в нос, заставив быстро отступить и закрыть лицо руками. В глазах появилось жжение. Потекли слёзы. Мощный спазм ледяной рукой сжал сердце, замедляя взволнованный стук. Мне не хватало воздуха, я ловила его ртом, задыхаясь. С нарастающим ужасом, сквозь пальцы рук, я пыталась смотреть на надвигающуюся белую пелену. Она неизбежно подбиралась ко мне, сжимаясь рядом. Белый туман коснулся ног, сковав их невидимыми цепями, и стал подниматься выше. Колени, живот, плечи… Не было сил оттолкнуть молочную завесу, порвать её и развеять. Пошевелиться не получалось. Я в панике пыталась закричать, но туман уже сковал дрожащие губы. Голова закружилась. Боль пульсировала в висках. Я чувствовала, как пелена окутывает рассудок, растворяя мысли и весь мир.

И тут, сквозь угасающее сознание, послышался тихий и спокойный мужской голос:

– Пора домой.

И больше ничего. Ни звука. Ни стона. Вокруг наступил ледяной мрак. А я…Наверное, умерла, или растворилась в тумане…Не знаю…

Звон маленьких колокольчиков, доносившийся издалека, ощущался каждой клеточкой тела. Вначале было тихое звучание одного звоночка, но потом его становилось больше, а звук слышался громче и отчётливей. Наступила красивая мелодия перезвона, которой я наслаждалась каждую секунду. Моё тело словно парило в небе, в лёгком белом тумане, раскачиваясь на волнах покоя – абсолютного и совершенного. И не осталось страха, сомнений или иллюзий. Только молочно-белый туман, который заполнили мысли и душу. Я плыла в безмятежном море, слушая нежный, красивый звон маленьких колокольчиков – музыку, написанную ветром и покоем. И так продолжалось бесконечно долго, растворяя меня в невесомости.

Но, внезапно, я начала тонуть. Стало жутко и страшно. Я летела куда-то вниз с огромной скоростью, вращаясь в тумане, будто пёрышко, подхваченное порывом беспощадного урагана. Звон колокольчиков сменился неприятным дребезжанием и скрипом, словно проводили железом по стеклу. Повеяло холодом и мраком. Мягкий нежный туман обернулся безжизненным ветром, с кусочками льда, которые впивались в тело острой болью тысячей иголок. Хотелось кричать как можно громче, чтобы только не слышать противного дребезжания и завывания ветра.

Вдруг пытка прекратились. Всё замерло на мгновение, как остановленный кем-то сон. Стало настолько тихо, что в голове пронеслась единственная мысль – всё, тупик, дальше пустота.

– Вставай – снова донёсся голос, который я слышала вечность назад в другой жизни – Открывай глаза, и вставай. Ты нужна нам.

Я попыталась поднять каменные веки. Глаза опалило пламенем, а резкая боль их парализовала на миг. Быстро зажмурившись, я тихо застонала.

– Вставай – теперь в голосе звучал приказ и, повинуясь ему, как неведомой силе, я ещё раз попыталась открыть глаза.

На этот раз боль оказалась не такой острой, и сквозь белую пелену, я увидела чей-то силуэт.

Незнакомец склонился ко мне, взволнованно всматриваясь в лицо. Он взял меня за руку и попытался поднять. Голова невероятно кружилась. Хотелось спросить или сказать хоть слово, но губы не желали подчиняться, и я опять беспомощно застонала, зажмурившись. Отклонившись в сторону, незнакомый парень раздражённо произнёс в пустоту:

– Тире?я, сделай что-нибудь! Я не могу так долго ждать, пока она всё вспомнит и будет с нами.

Невидимые руки, как пушинку подхватили меня, и понесли куда-то с огромной скоростью. Мне что-то говорили, просили, уговаривали, но я ничего не понимала. Хотелось назад – в туман и покой. Однажды показалось, что я вновь стала погружаться в него, но теперь меня вернул чей-то женский крик.

– Открой глаза! Возвращайся! Ты нужна нам, Аре?лия!!!

Я вздрогнула. Арелия… Кто это? Непонятное, забытое имя из прошлой жизни коротким отрывком вырвалось из памяти. Я опять попыталась открыть глаза. К удивлению, боли уже не было, и белая завеса начала сменяться чёткими контурами незнакомой комнаты. С меня словно спадали невидимые оковы, а к телу возвращалась подвижность.

– Пить… – тихо прошептала я.

Приподняв мою голову, парень поднёс стакан с водой, дав жадно сделать несколько глотков. Я почувствовала, как меня наполняет силами живительная влага и только сейчас смогла осмотреться. Небольшая комната с белыми стенами и высоким потолком была очень похожа на больничную палату. Я лежала на кушетке, а рядом находились двое незнакомых людей – девушка и высокий молодой человек. Они с нескрываемым волнением смотрели на меня, не сводя глаз.

– Где я? – голос казался чужим, осипшим и глухим.

Они с тревогой переглянулись.

– Она не помнит – прошептал парень, обречённо качая головой – Всё напрасно…

– Слишком долго была без нас – вымолвила девушка – За столько времени её память могла утратить способность вспоминать, или ей помогли забыть…

Парень вздохнул.

– Есть шанс, что она вспомнит? У нас очень мало времени. Мы не можем ждать.

– Я попытаюсь – голос девушки слегка дрожал – Не могу ничего обещать. Ты должен понимать, что на возвращение памяти нужно время, а силы Арелии на исходе. Многое зависит от неё. Ты знаешь, с каким трудом мы нашли её и вернули. Но она ещё не готова.

– У нас остались всего одни сутки… Тирея, умоляю, попытайся, ты знаешь какова цена её памяти.

– Я постараюсь, Мо?ргисс, но моих усилий мало. Она сама должна захотеть.

Парень снова вздохнул и подошёл поближе, слегка склонившись ко мне:

– Послушай, я знаю, что ты ничего не помнишь о своей жизни, но рассказывать нет времени. Ты сама должна попытаться вспомнить. Тирея поможет, и попытается восстановить память. Поверь, это очень важно. Сейчас от тебя зависят миллионы жизней. Они верят в тебя и ждут. Ты нужна нам, Арелия!

Глава 2

В бескрайних просторах космоса наш небольшой корабль медленно летел вперед. Экипаж в составе трёх человек чувствовал себя уставшим за последнюю неделю путешествия. Экспедиции, в которые мы отправились, с самого начала оказались неудачными. Всё получалось не так, как хотелось. Мы успели посетить две планеты, сделать определённые выводы и составить необходимый отчёт. К сожалению, вся команда была разочарована тем, что пришлось увидеть и изучить. Население на планетах вело себя неадекватно по отношению друг к другу. Постоянные войны, конфликты из-за власти, отсталость и замедленность развития. Хотя, должна признаться, во Вселенной все разумные существа сталкиваются с одними и теми же проблемами. Кто-то решает их быстро и успешно, всего за несколько столетий, кому-то надо миллионы лет.

Моя планета Тегра?вия, вышла на достойный уровень развития и процветания за 987 лет с момента поселения на ней первых тегравийцев. Это было довольно быстро, если учесть, что людей заселяли в примитивном, зачаточном развитии на планетах, похожих между собой по строению и составу. Они проходили самостоятельный путь развития от первобытного населения до развитого народа, который потом с гордо поднятой головой мог назвать себя Великой тегравийской расой.

Как наблюдатели, мы следили за развитием жизни из простейших микроорганизмов до более сложных существ. Одни это называли эволюцией, мы называли обычным биологическим процессом. Впрочем, смысл был одинаковым. На всех планетах разных звёздных систем всё происходило точно так же – развитие от простейшего к более сложному.

Наша раса тегравийцев достигла в жизни значительных высот. Мы многое знали и умели, нам стали доступны такие технологии, о которых многие только мечтали. Болезней почти не существовало. Медицина находилась на развитом уровне, чем мы были очень горды. Наша жизнь проходила в спокойствии и уверенности в завтрашнем дне. Никаких угроз извне не ощущалось, и все были полностью сосредоточены на самосовершенствовании и ещё лучшем развитии мира.

Но наша раса не единственная развитая во Вселенной. Таких было двенадцать. Главные представители каждой из них входили в Совет миров. Именно они принимали решение на какие планеты будут распределены расы.

Заселять разрешалось только подопытные образцы наших народов, с начисто зачищенной генетической памятью. Те же планеты, которые не подходили для жизни, просто изучались. И так было тысячи лет.

Время от времени мы отправлялись в экспедиции, чтобы анализировать развитие людей на планетах. И сейчас наш путь лежал к Земле. Первых тегравийцев поселили там 200 тысяч лет назад. Но их развитие происходило очень медленно, а до приближенного к нам состояния оставалась не одна сотня лет.

Это была моя первая экспедиция на Землю. И хотя я побывала в самых разных уголках Вселенной, заселённых не только тегравийцами, но и представителями других народов, путь на Землю был первым. Моя лучшая подруга Тирея и пилот Стинш в который раз составляли небольшую команду.
this