Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


До последней остановки на планете оставалось около часа пути. Потом откроется Тоннель странствий, и через несколько минут мы войдём в атмосферу.

– Арелия – услышав своё имя, я вздрогнула. Тирея бесшумно подошла, оборвав ход мыслей – О чём задумалась? Скучаешь по дому?

– Нет… я думала о другом. Скажи, зачем Совету миров нужно наблюдение за развитием людей на других планетах? Почему нельзя избавить население от войн, голода, болезней или просто помочь им? Ведь мы давно можем преодолевать всё то, что другие ещё не научились. Они погибают миллионами, пока смогут справиться со своими проблемами.

Тирея отрицательно покачала головой.

– Вот именно, они должны сами научиться превозмогать трудности. Так было сказано на Совете миров ещё в далёкие времена. Неужели, ты забыла?

– Я помню…Но не согласна, что это правильно. Это жестоко.

– Но Арелия, они ещё многого не знают и не умеют, а если мы научим их, никогда не станут самостоятельными. Они всего должны достичь сами.

Как много раз я слышала такой ответ на свой постоянный вопрос. Заготовленные слова и решения, которые нельзя оспорить и опровергнуть. Но я отказывалась их понимать. Этот Совет миров – строгий, холодный, безжалостный… Он всегда поступает только по правилам, нарушить которые не осмеливается никто.

– Ты повторяешь всё, что нам постоянно твердят – раздражённо сказала я – А сама как думаешь? Правильно это или нет?

– Успокойся, ты сильно поддаёшься эмоциям. Решения Совета миров не принято обсуждать. И даже твой отец…

Я устало махнула рукой.

– Мой отец, хоть и входит в Совет миров, всегда поддерживает большинство. Он никогда не спорит с ними, и я не могу его понять.

Тирея рассмеялась. В её зелёных глазах заплясали весёлые искорки.

– Ну, если отец решит передать правление тебе, ты разгонишь Совет миров своим неповиновением, или замучаешь их вопросами!

– Никогда! – теперь уже рассмеялась я – Никогда я не буду править Тегравией, иначе мне придётся переделать во Вселенной почти всё!

Мы вдвоём весело смеялись, представляя, что случилось, если бы мой отец До?нрен решил отойти от дел.

– К счастью – вытирая наступившие от смеха слёзы, произнесла я – У отца есть, кому передать свои полномочия, когда он решит отправиться на покой. Тогда он точно спасёт все традиции Вселенной!

К нам медленно подошёл Стинш. Он удивлённо смотрел на веселье, не понимая причины.

– Вы смеётесь, а скоро Тоннель – серьезно сказал он – Занимайте свои места.

Да, надо спешить к креслам. Проход через Тоннель странствий был неприятным моментом путешествия. Он соединял разные уголки Вселенной, намного укорачивая путь. Мы входили в зону сильного электромагнитного поля, а корабль начинало трясти и раскачивать. Приходилось пристёгиваться фиксирующими ремнями, чтобы не травмироваться во время перелёта.

Всего пятьдесят секунд отделяли нас от Земли. Чувство ожидания неизведанного и нового захлестнуло душу. Я не могла понять, почему настолько сильно хотелось увидеть Землю. Говорили, она во многом похожа на Тегравию. Правда, земляне довольно агрессивны, особенно в некоторых уголках планеты. Но сегодняшнее приземление намечалось на район, который они называли Россией, и отзывы прошлых экспедиций были положительными.

Прямо передо мной возникло огромное пятно ярко-зелёного цвета. Его чётко очерченные края обозначали границы, а внутри разгоралось белое сияние. Оно притягивало внимание, вздрагивая впереди. Это был вход в Тоннель. Корабль сильно качнуло. Нас затрясло и стало переворачивать. Казалось, мы сейчас врежемся в мелькающие мимо астероиды. Стинш умело маневрировал между ними, избегая столкновений. Преодолеть пятьдесят секунд было непросто.

Мы вылетели из тоннеля так же резко, как и вошли. Несколько секунд я приходила в себя от скорости, растирая руками виски. В голове нарастал шум, который скоро исчезнет. Перелёт всегда даёт о себе знать. Поддавшись головокружению, я не сразу заметила то, что так хотела увидеть. И только спустя пару минут, с замирающим дыханием, встала с кресла.

Через огромные окна корабля виднелась Земля – голубой шар с белыми, неровными гранями облаков. Её глубокий оттенок восхищал и завораживал. Сердце трепетно сжалось в груди от красоты и восторга.

– Входим в атмосферу – послышался низкий голос Стинша.

Он начал сбавлять скорость корабля, готовясь к посадке.

– Мы приземлимся высоко в горах. Людей здесь не бывает, и нам никто не помешает.

– Просканируй, на всякий случай, местность – произнесла Тирея, ещё раз проверяя координаты – Мы должны быть уверены, что людей не окажется. Контакт не входит в наши планы.

Стинш тщательно провёл лучами сканнера по поверхности планеты.

– Всё чисто. Никого нет.

Корабль начал медленное снижение, плавно опускаясь на Землю.

– Уровень дыхательных газов в норме – вымолвила Тирея, рассматривая полученные данные, выведенные на плоском экране – Можно выходить.

Дверь корабля неспешно отъехала в сторону. Я взволнованно стояла на пороге, не решаясь сделать такие важные, первые шаги. Столько слышать об этой планете, мечтать на ней оказаться, и вот – находиться в нескольких метрах. Прерывисто вздохнув, я осторожно спустилась по небольшой лестнице.

Дыхание перехватило от великолепия и красоты. Звезда «Солнце» виднелась возле самого края горизонта, освещая лучами поверхность планеты и её атмосферу. Она светилась тёплым жёлто-оранжевым светом, подсвечивая палитрой разных оттенков лёгкие облака, которые замысловатым узором полосовали небо. И это было так прекрасно и непривычно, что я невольно прошептала:

– Какая красота…

Тирея поправила выбившийся из высокой причёски чёрныё локон.

– У нас красивее – улыбнулась она – А ты не скучаешь по дому? Может, захочешь остаться здесь жить?

Эта в шутку сказанная фраза меня поразила. Я с таким восхищением смотрела на Землю, что возможность остаться навсегда на планете показалось интересной.

– Если мне придётся жить вдали от дома, то именно здесь…

– Арелия, ты меня пугаешь! Во всей Вселенной ты выбираешь не самое хорошее место для переезда. Зато как Моргисс обрадуется, если ты поселишься здесь!

Последняя фраза, меня словно током ударила, и мгновенно вывела из состояния эйфории. Моргисс…Ненавистный человек. Никогда бы не слышать его имени. Увидев, как я поморщилась, Тирея поспешно добавила.

– Прости, буду стараться о нём не вспоминать. Хотя, ума не приложу, почему вы враждуете. Да, он со странностями, но он твой дальний родственник и….

– Тирея! – я резко оборвала её, почувствовав, как начинается нервная дрожь при воспоминаниях об этом человеке – Прошу тебя, не надо. Мне неприятно сейчас думать о нём.

– Ладно, как скажешь. Здесь скоро стемнеет, а нам нужно работать. Так что не будем расслабляться.

Подруга повернулась, уверенно направившись в кабину корабля, чтобы подготовить необходимые для исследования приборы.

Я продолжала заворожено рассматривать местность. Нет, у нас не красивее, чтобы там не говорила Тирея. У нашей звезды Алторио?н холодный бело-голубой свет, а здесь чувствуется столько тепла, что кажется, им можно обогреть всю Вселенную. Ласковое небо и его огненные краски умиротворенно действовали на душу, наполняя её безмятежностью и покоем.

Солнце опустилось ещё ниже к горизонту, оставив только маленький, видимый край. Небо стало более тёмным, облака сгущались.

Становилось прохладно. Хотя костюм и защищал от перемены температур, какой-то озноб начал охватывать тело. «Наверное, от перелёта» – подумала я, решив немного пройтись, пока совсем не стемнело. Осторожно спускаясь по крутому склону, я рассматривала незнакомые растения, цепляющиеся за края обрывов. Их было уже плохо видно, но кое-что рассмотреть удавалось. По своему внешнему виду они во многом напоминали флору Тегравии.

Я спустилась к небольшой поляне. Корабля не было видно, он остался наверху, спрятавшись за склоном горы.

В небе появлялись первые звёзды. Незнакомые созвездия, чужой мир… Где-то там Алторион и Тегравия… Где-то очень далеко, среди всех этих бесконечных звёзд.
this