Наталья Ветрова
Когда исчезают звёзды


В воздухе слышалось стрекотание насекомых и приятный запах мокрой травы. Я стояла, затаив дыхание, не смея пошевелиться, наслаждаясь сказочной, сумеречной красотой.

И вдруг послышался странный, непонятный звук. Он доносился из небольшого углубления в горе, совсем недалеко. Я прислушалась, чтобы понять источник шума. Рука автоматически легла на рукоять лазерного ножа, пристёгнутого к костюму. «Наверное, местный зверь» – подумала я, продолжая неподвижно стоять. Тишина. Только порыв ветра растрепал тёмно-каштановые волосы, повеяв холодом.

И снова звук. Такой же, как прежде. Меня бросило в холодный пот. Это был не зверь, а человеческий стон, полный боли и страдания.

Я мигом рванулась к тому месту, откуда он доносился. Включив фонарь, и направив свет на расщелину, я замерла. В неестественной позе, скорчившись, лежал человек. Это был молодой парень, примерно моего возраста, перепачканный грязью и кровью. Он был без сознания. И без всяких приборов было видно – он на грани смерти.

– Арелия, куда ты пропала? – я вздрогнула, услышав звонкий голос Тиреи. Она вызывала меня по датчику связи, закреплённому на запястье.

Я облизнула пересохшие губы. Волнение захлестнуло невероятно. Мой голос дрожал:

– Здесь землянин… Он умирает…

– Что?! Какой землянин? Арелия, возвращайся немедленно, мы не должны с ним встречаться!

– Я…я не могу его бросить…Он же умирает!!! Мы должны помочь ему! Прошу тебя, помоги его вытащить, я сама не справлюсь!

Подруга громко и с негодованием выругалась, обвинив меня в сумасшествии.

– Ты что?! У нас есть инструкции! Совет миров не разрешает контактировать, и тем более помогать!

Она тысячу раз права. Я знала и про инструкции, и про Совет миров. Я всё очень хорошо знала. Но было настолько жаль этого человека, что сейчас ничего не существовало, кроме безудержного желания ему помочь.

– Тирея, прошу тебя… помоги. Мы можем попытаться его спасти, если отнесем на корабль. Он ведь один из нас!

Наступила тишина. Подруга молчала, колеблясь между долгом и сочувствием. И эти секунды раздумий были мучительней всего.

– Пожалуйста – снова повторила я, хватаясь за последнюю надежду её доброты.

– Хорошо – совсем тихо послышалось в ответ – Сейчас подойдёт Стинш и поможет перенести его на корабль. Но вся ответственность за это будет лежать только на тебе!

С души словно спали оковы, и вздох облегчения сорвался с онемевших губ.

– Конечно. Спасибо.

Землянин снова застонал.

– Потерпи – тихо сказала я, хотя знала, что он не понимает – Мы поможем.

Глава 3

Стинш подошел очень быстро, неся в руках снаряжение. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы осторожно вытащить землянина и отнести на корабль. Он больше не стонал и лежал неподвижно, когда мы укладывали его на смотровой стол в медицинской комнате. Его бледное, измученное лицо казалось похожим на предсмертную маску.

– Плохо у него дело – скривился Стинш – Похоже, позвоночник сломан и кровь инфицирована. Сейчас подключим роботов, пусть просканируют организм и сделают нужные анализы.

Я молчала, не сводя глаз с этого человека. Если Стинш прав, даже наши медицинские механизмы могут оказаться бессильными. Одно дело на Тегравии, и совсем другое здесь. В медицинских отделениях мы уже давно восстанавливаем людей после подобных травм. Но здесь, на корабле, я очень боялась, что нашего оборудования будет недостаточно.

Роботы слаженно и быстро делали свою работу. Они ежесекундно анализировали здоровье землянина, подключали его к нужным системам, подбирая медикаменты. Они работали самостоятельно, и приходилось только с замирающим сердцем наблюдать за их движениями и чёткими, отлаженными действиями.

Только спустя полчаса, когда всё было завершено, мы со Стиншом проверили отчёт о сделанной работе и просчитанный прогноз. Сердце радостно встрепенулось, когда я увидела результаты. 83 процента жизненных показателей! Он будет жить! Его здоровье получится восстановить! Инфекция крови ликвидируется, а травмированные ткани восстановятся.

– Он будет жить – услышала я голос Стинша, который тоже просмотрел отчет – Только на это надо время. Думаю, через три дня сможет ходить.

К нам нервно подошла Тирея. В зелёных глазах сквозило напряжение и злость. Несколько секунд она с любопытством рассматривала землянина, а потом резко повернулась ко мне.

– Арелия – ее голос звучал скованно, и я заподозрила недоброе – Моргисс только что выходил на связь – интересовался ходом экспедиции.

– И что ты ему сказала?

– Что всё нормально, но он…

– Что?

– Он… Мне кажется, что-то подозревает…

Как же меня раздражал этот человек и его поразительное умение оказываться в самый неподходящий момент там, где не надо!

– Ерунда – произнесла я, устало убрав прядь своих волос со лба. Короткие волосы чуть ниже плеч непослушно взлохматились – Если ты ему ничего не говорила, то пусть подозревает, что ему хочется.

– Я не говорила! Ни слова! Но ты же знаешь Моргисса, он словно мысли читает на расстоянии!

– Не переживай. Он не может сейчас ничего знать. А если вдруг всё-таки узнает, всю ответственность за этот случай я беру на себя.

В наступивший паузе послышался тихий протяжный стон землянина. Я быстро подошла к нему, склонившись, и пристально всматриваясь в лицо. Оно было очень бледным, с тёмными кругами под закрытыми глазами.

– Неужели, ему до сих пор больно? – спросила я Стинша – Ему же ввели анальгетики?

– Да, но скорее всего, болевое потрясение переживается во сне. Думаю, он скоро очнётся.

Стинш пристально посмотрел на меня, и в его взгляде серых глаз мелькнуло недоумение.

– Ты сильно за него волнуешься. Обычный землянин. Таких миллиарды на этой планете. Одним больше, одним меньше… Ты же очень рискуешь своим положением ради него. Если узнает Моргисс…

– Хватит! – мои нервы были на пределе. Или от того, что всем было наплевать на землянина, или, что имя Моргисса звучало слишком часто в последнее время – Мне всё равно, слышите, всё равно, узнает Моргисс или нет! Вам обоим за это ничего не будет! Я руковожу экспедицией, и вы выполняли мои распоряжения! А за свои поступки я смогу ответить и перед Моргиссом, и перед Советом миров!

Я редко повышала голос. И, наверное, еще никогда на Тирею со Стиншем. Они были моими лучшими друзьями, но мне до жути надоели их нравоучения. Хотя в глубине души я чувствовала, что они правы, и если узнает Моргисс… Он обязательно расскажет об этом на Совете миров, а у них очень строгие законы… Ну и пусть. Жизнь человека дороже правил.

Тирея и Стинш недовольно вышли, оставив меня одну с незнакомцем. Обиделись. Мне стало не по себе, что я сорвалась на них. Надо будет извиниться.

Землянин негромко застонал. Я стояла, склонившись над ним, и удивлялась, насколько он похож на тегравийцев. Рост, телосложение, черты лица. Но не удивительно, ведь земляне – это мы. Именно тегравийцев заселили давно на эту замечательную планету.

Закрытые веки молодого человека слегка дёрнулись, и он медленно попытался открыть глаза, но тут же зажмурился. Яркий свет мешал смотреть, и только спустя несколько секунд ему это удалось. Он медленно обвёл взглядом комнату, а потом увидел меня. На его лице отразилось удивление, и он что-то тихо прошептал на незнакомом мне языке.

Программа загрузки нужного диалекта, помещённая в капсулу, лежала у меня в кармане. Мы применяли её специально, чтобы знать, о чём говорят земляне, какие у них настроения, эмоции, надежды. Сами мы тоже могли изъясняться на их наречии, если была необходимость. Положив в рот капсулу и раздавив её языком, я почувствовала покалывание в области затылка – программа включилась и заработала.

Землянин внимательно смотрел за моими движениями с нескрываемым любопытством.

– Кто ты? – наконец, поняла я слова.
this