Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей


Мои волосы, они оказались длинными и густыми. Светло-русого цвета, но в них был большой клок седых волос с левой стороны и наполовину седая челка.

Я кончиками пальцев дотронулась до лица, потом до волос. Это не могла быть я! У меня нет памяти, но это точно не могла быть я! Боже, что же со мной случилось, что у меня стало такое лицо? Как будто меня избили… Или куда же я упала, что теперь так выгляжу?

От увиденного в зеркале мне стало больно и обидно за себя, на глаза снова навернулись слезы.

– Успокойтесь, это скоро пройдет и ваше лицо станет очень красивым! – Погладила меня по спине Хира, взгляд у девушки был полон сочувствия.

Немного успокоившись, мы все-таки пошли вниз, я очень сильно хотела есть.

Пока шли по дому, я осматривала все вокруг. Везде белые крашенные стены и массивная деревянная мебель, на полу лежали ковры яркой расцветки, в гостиную я заглянула только одним глазом, там стоял обычный, старый телевизор и большой угловой диван с разноцветной накидкой на нем.

Интересная обстановка, какая-то восточная, но каким-то задним умом я понимала, что он точно не мог быть моим, этот дом.

Мы прошли в кухню, которая выглядела довольно-таки бедно, на столе было накрыто, но я увидела из открытой двери ведущей, кажется, в сад, белый столик и 4 стула.

– Я могу поесть там? – Спросила я, показывая на улицу.

Мне очень захотелось выйти, выйти и увидеть солнце, почувствовать свежий воздух.

– Можно. – Улыбнулась Хира.

Мы вышли на улицу, я прошлась босыми ступнями по зеленой траве, она усадила меня на стул, а сама пошла за едой в дом, а я подняла голову и посмотрела на голубое небо по которому неспешно плыли облака.

Как это было прекрасно, видеть это небо, чувствовать свежий воздух, солнце!

Скорее всего, я именно из этих мест, где много солнца и много тепла! А еще мне в голову пришла мысль, что я точно не могла бы быть самоубийцей! Откуда бы я там не упала, но точно не по своей воле! В голове появилась четкая мысль, что я очень люблю жизнь!

Хира накрыла на стол и села вместе со мной. Передо мной стояла овсянка, а еще банан и чай. Появилось желание возмутиться такому скудному рациону, но Хира сразу сказала, что я неделю была под системой и сразу много есть нельзя.

Когда я закончила свой завтрак, то поняла, что она права. Голод я утолила и больше ничего не хотела, разве, что кофе…

– Вам пока нельзя кофе. Вам вводили обезболивающие, а они действуют на сердце, первое время вам нужно соблюдать диету, а когда вам станет лучше, сможете пить кофе и есть все, что захотите!

После этого прекрасного завтрака, я попросила Хиру оставить меня здесь еще ненадолго, тем более, что возле дома росло огромное каштановое дерево, а под ним были 2 кресла-груши, в одном из которых я и расположилась.

Идти в дом я категорически отказывалась, мне хотелось свободы, пусть и за белым каменным забором, но только не в доме.

Осмотрев маленький розовый домик, небольшой сад в котором я сейчас находилась и мебель, я сделала вывод, что это довольно-таки бедное место и почему-то мне казалось, что я ему не принадлежу, этому дому.

Через какое-то время снова появился доктор и сел возле меня.

– Как вы себя чувствуете?

– Намного лучше!

– Это хорошо.

– Доктор, а можно мне мой телефон? Ведь у меня должен быть телефон и инстаграм…

Доктор внимательно на меня посмотрел, а я продолжила свои умозаключения, я очень хотела получить хоть какие-то ответы. Видимо я все еще не пришла в себя до конца, потому, что голова явно не работала на полную мощность. Я как будто подвисала, не могла задерживаться долго на одной мысли и углубляться в нее, от этого в голове присутствовала странная тяжесть.

– Я знаю, что у меня должен быть телефон, а еще что я русская и на самом деле, мое лицо выглядит по-другому! Еще мне кажется, что это не мой дом, я здесь не живу…

– Вы правы… – Уклончивый ответ, доктор вообще был очень осторожен.

– Почему тогда я помню это, но не помню остального?

– Это механическая память. Вы можете помнить названия, языки, какие-то вещи, даже факты, но до определенного момента. Пока ваш мозг не начнет чувствовать себя в безопасности или пока с вами снова не случиться экстремальная ситуация, вы вряд ли до конца все вспомните.

– А какая произошла со мной экстремальная ситуация? – Снова нахмурилась я, а доктор тяжело вздохнул.

– Понимаете, вы упали в воду и не просто упали, там, где вы упали, вы ударились о борт яхты, потом о воду, поэтому у вас довольно серьезные травмы на лице и теле и у вас произошла психологическая травма от пережитого шока, такое случается с некоторыми людьми.

– И мой мозг заблокировал информацию… – Додумала я.

– Именно. У вас частичная амнезия.

– И как долго это продлиться?

– У всех это происходит по-разному, у кого-то месяцы, у кого-то годы, все зависит от вашего мозга и вашей психики.

– Знать бы еще, какая у меня психика… – Риторически вздохнула я, а доктор улыбнулся.

– Не торопитесь, со временем все прояснится.

Я улыбнулась в ответ, все-таки после этих слов некоторые моменты мне были более понятны, но теперь меня интересовали другие вопросы, откуда здесь персональный доктор и сиделка, кто их сюда привел и кто такой этот загадочный мистер Энрике и какое он имеет отношение ко мне? А еще доктор ни слова не сказал, ни о моих родителях, ни о друзьях, ни о работе…

Моя голова снова начала заполняться вопросами.

И пока я пыталась успокоить свой воспаленный ум, в саду появился еще один визитер. Его я тоже видела, когда просыпалась.

К нам легкой походкой двигался молодой мужчина, теперь я могла хорошо его рассмотреть. Не слишком высокий, наверное, метр восемьдесят с небольшим, в черной футболке, черных брюках и черных больших ботинках. На лице черные «авиаторы».

Парень, почему-то мужчиной в полном смысле этого слова я назвать его не могла, подошел, снял очки и улыбнулся белозубой, мальчишеской, теплой улыбкой.

– Привет детка! – Поздоровался он, обращаясь ко мне, а потом повернулся к доктору. – Абель! – Кивнул он головой.

– Добрый день, Рики! – Доктор поднялся и пожал ему руку, а я от удивления даже рот приоткрыла.

Детка?! Что значит детка?! Меня почему-то очень возмутило это обращение! Кто он мать его такой, чтобы вот так ко мне обращаться?!

– Вижу, наша спящая красавица наконец-то пришла в себя? – Снова улыбнулся молодой человек и занял место доктора. – Как ты? – Обратился он ко мне, только теперь его взгляд стал серьезным, от чего между бровями образовалась складка.

– Нормально… – Что ответить, я не знала и окончательно потеряла нить связных мыслей, глядя на его непринужденное обращение ко мне.

– Абель, ты можешь идти. Мы поговорим наедине.

– Хорошо. Только будьте аккуратнее, в конце концов, девушка только пришла в себя…