Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей


Он взял холодное тело в руки, прижал к себе, поцеловал в макушку.

– Кира, Кира, пожалуйста, очнись! Прости меня, прости, жизнь моя! – Шептал он ей, раскачиваясь из стороны в сторону.

– Я больше не вернусь… – Услышал он ее голос. Алтан оторвал ее от себя и посмотрел в лицо с закрытыми глазами, ее губы не шевелились. – Меня больше нет. – И она испарилась из его рук.

– Кира! – Позвал он в растерянности, хватая руками ускользающий воздух. – Кира!

– Меня нет, а ты есть! – Снова сказал шепот откуда-то издалека, и на его плече оказалась рука. Он повернулся, она стояла за его спиной с грустной улыбкой. – Живи с этим. И… проснись!

– Нет, Кира! – Она отошла на шаг, Алтан развернулся, но встать не смог, ноги как будто налились неподъемным свинцом, прирастая к месту. – Не уходи…

– Просыпайся, Алтан, тебе пора вернуться туда, где нет меня! – Ехидный голос, усмешка. – Проснись! – Это уже команда.

По лицу хлещут капли холодной воды и чьи-то руки.

– Проснись, Алтан! – Ее голос превратился в мужской.

Алтан с трудом пришел в себя.

– Алтан, мать твою! Хватит пугать, брат! Проснись уже!

Алтан сфокусировал взгляд, голова плыла, на лицо капала вода, сердце бешено колотилось в груди, как будто он пробежал километров 10.

– Где Кира? – Спросонья спросил он. – Ее нашли?

– Послушай, иди в кровать! Ты так свихнешься скоро! – Сказал Хасан, помогая ему подняться с кресла.

– Откуда вода?

– Ты на балконе уснул, начался дождь. Тебе поспать надо, брат, так и до больницы недалеко…

– Я не хочу спать!

– Хочешь! Ты сам это знаешь. Через пару часов привезут последнего. Ты должен быть в форме к этому времени.

Алтана все еще трясло, он не был уверен от кошмара это или от того, что он не спит третий день.

Хасан покачал головой, печально взглянул на друга, буквально стащил с него свитер и уложил в кровать, налил ему стакан виски.

– Пей!

– Нет!

Алтан смотрел в окно остекленевшим взглядом, в ушах до сих пор стояли ее слова: «Ты меня предал… Живи там, где нет меня…»

– Пей, я сказал!

Хасан все-таки заставил его выпить стакан, внутренности обожгло и сразу потеплело внутри, голова снова поплыла, а тело расслабилось.

– Закрой глаза хотя бы на час, иначе ты знаешь о последствиях.

– Знаю…

– Могу налить еще стакан, тогда точно не будешь видеть кошмары.– Хмыкнул Хасан, садясь в кресло напротив друга.

– Не поможет.

– Ее видишь?

– Да, уже второй раз.

– Это нормально, не грызи себя сейчас.

– Как не грызть? Как?!

– Успокойся, сейчас не время. Спи, ее тело пока не нашли. Может быть еще осталась надежда…

Не ожидал он таких слов от Хасана, посмотрел на друга затуманенным взглядом , тот смотрел перед собой с сосредоточенным лицом, как будто что-то обдумывая. Как бы там не было, но от него Алтан поддержки не ждал и вместе с тем был рад тому, что кто-то сейчас рядом. Будь он один, он не был уверен, что из-за всего происходящего его подсознание, которое теперь приходит к нему в виде Сирены, не скажет ему прыгнуть вниз с этого балкона, чтобы прекратить эти терзания и наконец-то оказаться там, где сейчас должна быть она.

Кира

Я просыпалась и засыпала, потом снова проваливалась в какое-то непонятное состояние и выныривала из него, как будто из вязкой тины, а еще мне постоянно снились странные сны.

Какие-то люди вокруг меня, какие-то события, я потеряла счет времени и цепь происходящих вокруг событий.

Иногда я просыпалась ночью, когда на столе возле кровати, где я лежала, горела настольная лампа, а темноволосая молодая медсестра спала рядом на кушетке, потом снова засыпала. Мой мозг как будто требовал от меня закрыть глаза и еще поспать. Потом я просыпалась утром, когда из небольшого окна светило солнце и снова эта девушка, иногда приходил мужчина в очках, что-то спрашивал, но я плохо его понимала, а иногда возле моей кровати стоял какой-то молодой человек.

Коротко подстриженные волосы на висках и затылке, а сверху густая волнистая шевелюра темных волос, не слишком высокий лоб, на лице недельная щетина под которой просматривались хорошо очерченный рот, небольшой прямой нос, чуть угловатые темные брови и испод них на меня внимательно смотрели карие глаза.

Со мной он пытался пару раз заговорить, но чаще он разговаривал с доктором.

Я никого из них не знала, но этот парень мне казался смутно знакомым.

А потом мое тело снова начинало болеть, и я проваливалась в тяжелую дрему.

Сколько именно прошло времени с того момента, как я вот так, то засыпала, то просыпалась, я понятия не имела, пока в один из дней я все-таки проснулась утром и кажется даже больше не хотела спать.

Я была одна в комнате и у меня появилась возможность осмотреть место, в котором я находилась.

Небольшая комната, стены покрашены в белый цвет, коричневая мебель из дерева, достаточно старая, за открытым окном ничего не было видно, кроме зеленых листьев и голубого неба.

Я повернула голову обратно и уставилась в потолок. Попыталась сосредоточиться, что-то вспомнить, но не получалось, в голове пустота. Полная и неотвратимая, как чистый лист бумаги на котором еще не написано ни строчки из жизни. Как будто меня вовсе и нет, а родилась я только сейчас, но ведь такое невозможно.

Я подняла руки, далось мне это с трудом, мышцы ослабели и в них сейчас гуляет воздух, усилием воли я удерживала трясущиеся руки на весу.

У меня длинные ногти со стальным лаком, отрасли, видимо давно не делала маникюр. Кожа светлая, на руках желтые синяки, я опустила руки и попыталась сесть, не вышло. Все тело ослабело. Я подняла простынь и увидела, что одета я в какое-то белое платье, потрогала свое тело, его что-то стягивало, оказалось я в каком-то корсете из плотного материала.

Снова попыталась сесть, почему-то сейчас мне это казалось просто жизненно важным!