Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей

Обрыв. Остановка Элей
Ансия Тера

Как жить, когда потеряна память, когда ты оказываешься полностью оторванной от осознанного мира? Когда потеряна связь с прошлым и есть только смутно ощутимое настоящее, и ты не знаешь, принадлежит ли оно именно тебе. Куда и как двигаться, когда на горизонте маячат не самые радужные перспективы, и ты не знаешь, кому теперь можно доверять…

Вместе с памятью она потеряла все, и теперь ей предстоит выстроить свою жизнь заново, собрать себя по крупицам. Рядом с ней находятся незнакомые люди, которых она не помнит, а главное, рядом с ней находится Он. Мужчина, который говорит, что он – ее пара. Он непредсказуем, хитер и опасен. Может ли она ему доверять? На самом ли деле она жила той жизнью, которую он ей показывает? Действительно ли она тот человек, которым является сейчас или когда-то она была другой? Для того, чтобы это узнать, ей придется вспомнить свое прошлое… Но перед этим ей нужно найти свое место в этом опасном мире, в Его мире, для того, чтобы выжить…

Содержит нецензурную брань.

Ансия Тера

Обрыв. Остановка Элей

Глава 1

Энрике

Где-то на берегах черного моря, недалеко от Стамбула.

Энрике с компанией своих ребят плавал на яхте, отмечали удачно проведенную сделку по продаже оружия.

Эх, этот вечно воюющий Восток – усмехнулся Энрике своим мыслям.

В Турции было нелегко работать, но безопаснее, чем в других местах на Востоке и сейчас здесь был самый удобный и выгодный сбыт. Сделка прошла очень удачно и теперь он с чувством триумфа праздновал ее завершение.

Белоснежная яхта, горячая музыка, текила, девочки, все в лучших традициях Мексики!

Энрике отошел покурить, встал на карме, прикурил, оперся о бортик и посмотрел в темноту. Небо чистое, такое темное и бескрайнее, и вода почти черная, только блики от луны, даже волн не наблюдалось. Энрике затянулся и кажется, что-то увидел в воде. Вначале не понял, перевесился через край, сфокусировал взгляд. Вдалеке что-то плавало.

Энрике развернулся, глазами поискал фонарик, который должен был быть где-то здесь, он точно помнил. Нашел.

Посветил вдаль. Тело. Он отчетливо разглядел тело, которое на чем – то лежало и покачивалось на спокойной воде.

– Человек за бортом! – Закричал он, и не раздумывая нырнул в воду.

Из воды он вытащил девушку.

Искалеченный вид, синеющие разбитые губы и холодное тело, без сознания.

Абель, один из его близких друзей и личный доктор, которого он всегда возил с собой, быстро ее откачал. Воды она сильно не наглоталась, а вот кровоподтек в пол лица, разбитые губы, сломанный нос, синяки на руках и ногах говорили о том, что все не так уж и радужно.

Примерно оценив масштаб возможной проблемы, Энрике на всякий случай сделал ее фото и отравил своему знакомому, чтобы утопленницу пробили по базе данных. Правда, с таким-то лицом он особо не надеялся на результат.

Просто так с такими синяками в воде не оказываются. Энрике творил много плохих вещей в своей жизни, но с женщинами так жестоко он не расправлялся и не любил тех, кто это делал. Видимо в нем все еще осталось, что-то человеческое.

Когда девушку откачали, на краткий миг она пришла в себя, приоткрыла глаза, которые даже не смотря на синяки и красноту, оказались большими и голубыми.

Она посмотрела на него, как будто что-то искала в его лице. Энрике в тот момент показалось, что на него смотрит ребенок. Маленький, беззащитный ребенок, совсем как те, которых он так часто видел в своем приюте в Мексике. Потерянные и побитые жизнью, многие из них часто искали поддержку в ком-то другом, когда их спасали из какой-нибудь передряги, в которую бедолаги умудрялись угодить.

Девушка подняла руку и кончиками холодных пальцев коснулась его лица, невесомо, мимолетно, и ее рука тут же упала, Энрике поймал, девушка сжала его пальцы и кажется, улыбнулась, а затем ее голова снова безвольно повисла на его руках.

Энрике испытал странное чувство, глядя в это измученное лицо, ему вдруг пришло в голову, что она или его искупление от всех, тех грехов, которые он совершил или его наказание. Слишком странная это была находка.

Он отнял много жизней, но еще ни разу не спасал жизнь совершенно незнакомого для него человека вот так просто, найдя кого-то в воде, в чужой стране.

Через трое суток девушка ненадолго пришла в себя, у нее оказались множественные гематомы, трещины в двух ребрах, сломанный нос, доктор сказал, что она, скорее всего, упала с большой высоты и просто чудом осталась жива, правда, прежде чем упасть, была избита.

Девушка открыла глаза.

Энрике стоял рядом с кроватью и смотрел на нее. Она несколько раз моргнула, что-то промямлила на каком-то смутно знакомом языке, Энрике быстро сориентировался, что это русский! Он знал, как они говорят, часто слышал их речь, но кроме: «привет, спасибо и пока», он больше ничего не запомнил.

«Еще и русская…» Энрике наклонил голову в бок и ответил на английском.

– Я тебя не понимаю.

– Где я? – Прохрипела она вопрос на английском, закашлялась.

Энрике подал ей воды, которую медсестра заранее поставила на тумбочку, предварительно воткнув в стакан трубочку, предвидя, что сама она пить не сможет.

Девушка сделала пару глотков и снова откинулась на подушку.

– В моем доме. – Ответил он, когда девушка опять на него посмотрела затуманенным взглядом.

Энрике решил подождать, дать ей время привести мысли в порядок насколько это было возможно. Взгляд у нее был рассеян, девушка часто моргала и напрягала лоб, как будто пыталась сопоставить какие-то детали в голове.

– Кто вы и… кто… я?

Прекрасно! Еще и память отбило!

Энрике сложил руки на груди.

Девушка смотрела на него непонимающим взглядом, все чаще хлопая глазами, а через пару секунд ее глаза, не с того, не с сего, начали закрываться.

– Абель! – Крикнул Энрике доктора.

Через пару минут вбежал доктор.

– Что случилось?

– Не знаю. Она пришла в себя, а потом стал закатывать глаза.

Абель подошел, проверил пульс, посветил ей в глаза, послушал дыхание.

– Она снова потеряла сознание. Это нормально в ее состоянии. – Резюмировал он.

– Что тут, мать твою, нормального?! Она еще и память потеряла!

– Память?! – Абель сощурил свои маленькие черные глаза и заинтересованно посмотрел на Энрике испод квадратных очков. – Я мог предположить, что-то такое, в данной ситуации.

– Ты о чем?
this