Ансия Тера
Обрыв. Остановка Элей


С третьей попытки все-таки удалось, а еще, пока я пыхтела, то почувствовала от своего тела запах, не ужасный, но ощутимый.

Мне нужно в душ! В любом случае, мне нужен душ и туалет.

Я немного посидела так, прежде чем делать манипуляции с ногами. Еще я почувствовала, что мое лицо распухло, я потрогала его пальцами, на лице явный отек.

Все-таки скинула ноги с кровати, но когда попыталась встать, то упала обратно с размаху, от чего тут же ощутила острую боль в ребрах. От беспомощности, резкой боли и страха от того, что я вообще не понимала, что здесь происходит и в моей голове сплошная пустота, я заплакала.

Сгребла в руки подушку, уткнулась в нее ноющим от боли лицом и зарыдала, громко, навзрыд. Из меня как будто всю душу вынули.

– Что с вами? – Женский голос и меня потрясли за плечи. – Мисс, что с вами?!

А что со мной?! Да черт его знает, что!

Я все плакала и плакала, чьи-то руки пытались погладить меня по волосам, но я не реагировала, я продолжала всхлипывать, уткнувшись лицом в подушку, а потом я услышала вкрадчивый, теперь уже мужской голос.

– Мисс, вам нужно выпить успокоительное.

От этого звука спокойного мужского голоса я оторвалась от своего безопасного укрытия и подняла голову, из-за слез я плохо видела мужчину, поэтому вытерла мокрое лицо и теперь смотрела на не слишком молодого, лет сорока, доктора в квадратных очках. Светло-русые, аккуратно подстриженные волосы, некрупные черты лица. Одет в темную рубашку с коротким рукавом и серые брюки, на его ладонях были медицинские перчатки и в руке шприц.

– Что это?! – Я шарахнулась в сторону, но мышцы все еще не слушались.

– Спокойно. – Доктор поднял руки ладонями вверх, этим жестом показывая, что не причинит мне вреда. – Это успокоительное, вам нужно успокоиться.

– Не надо уколов! – Я уже была в панике, если он ко мне подойдет, я снова заплачу. – Я сама! Не надо уколов!

– Хорошо, хорошо… – Доктор отложил шприц на тумбочку и присел на край кровати. – Я Абель, ваш доктор. – Представился он.

– Здравствуйте! – Я сглотнула и попыталась выровнять положение тела, чтобы сесть. Ко мне подошла медсестра, но я автоматически от нее отшатнулась.

– Я помогу. – С улыбкой сказала молодая девушка с заметным акцентом и протянула ко мне руки.

Я с опаской на нее посмотрела, но так как мои конечности плохо меня слушались, все-таки позволила ей помочь мне.

Меня посадили, я поблагодарила ее, и как вихрем в голове пронеслось, что я разговариваю на английском, но думаю на русском… И я знаю название этих языков, значит я-русская!

– Я русская?! – Тут же спросила я доктора.

– Да… – Растянул он ответ. – Вы что-то помните?

– Нет… я только знаю, что я русская…

– Уже, что-то.

– Доктор, объясните мне все!

– Я не могу, скоро придет мистер Энрике, он вам все объяснит.

– А кто такой мистер Энрике?

– Он вам все объяснит, мисс. Скажите мне, как вы себя чувствуете?

– Я не знаю… Я ничего не помню…

– Это я знаю, я спрашиваю о вашем состоянии. Голова болит?

– Нет. – Прислушалась к своим ощущениям. – Немного ноет лицо и кажется тело..

– Это нормально, вы упали в море и сильно ударились.

– А почему я упала в море?

– Вам объяснят…

Я нахмурилась. Что же он за доктор, который не хочет объяснить пациенту, что с ним произошло?!

Мы посидели так, молча, еще пару минут, я пыталась, что-то понять, но тщетно.

– Мне нужно в душ и я очень хочу есть. – Наконец сказала я.

– Конечно, Хира вам поможет.

Хира? Странное имя… да и Абель мне тоже не знакомо. Не русское и не английское, кажется.

Девушка взяла меня за руки и помогла подняться, я немного постояло, она подставила мне свое плечо и мы дошли до душевой, которая оказалась в коридоре.

Я шла держась за девушку и за стену, тело вообще не хотело слушаться и мне стало страшно, что я останусь такой навсегда.

Видимо заметив мое состояние, медсестра заговорила.

– Это нормально, вы были без сознания неделю, теперь ваши мышцы приходят в себя, так будет еще пару дней, если вы будете чаще двигаться, все будет хорошо.

– Спасибо, что успокоили.

– Пожалуйста.

Когда мы вошли в уборную, я попросила Хиру уйти, чтобы смочь в одиночестве закончить свой утренний туалет, в буквальном смысле этого слова, я даже смогла сама с него подняться, а вот в душ самостоятельно войти не смогла.

Когда Хира помогала мне мыться, пока я обеими руками крепко держалась за невысокие двери кабинки, мне было ужасно стыдно перед ней. Беспомощность в принципе очень постыдная штука, во всяком случае для меня это было так.

После душа, она намазала мое тело каким-то маслом и также стоя размассировала мое тело, от чего по нему побежали мурашки, а потом было такое ощущение, что я отсидела все свое тело и мне пришлось сесть на унитаз, и подождать, пока оно перестанет трястись.

Пока сидела, успокаивая тело, поняла, что хочу посмотреться в зеркало. Я даже не знала, как я выгляжу…

Хира помогла мне подняться, предварительно одев меня в новое платье, которое было уже нормальным, не больничным. Темно синего цвета, из хлопка, а еще черное нижнее белье тоже из хлопка.

Я встала перед высоким зеркалом и посмотрела на себя.

Отек на лице был просто огромным, в основном, кажется, потому, что у меня распух нос и глаза, они были как будто полуприкрыты. Голубого цвета, с длинными ресницами. Из-за отека все лицо стало круглым. А еще губы, они распухли и потрескались, с них сходила кожа.