Иар Эльтеррус
Витой Посох. Постижение

– Ну что, ребята? – разнесся над плацем голос капитана, невидимки подтянулись. – Покажем керионцам, где раки зимуют?

– Покажем! – почти в один голос рявкнул отряд.

– Ситуация сложная, – продолжил ло’Иларди. – Наши дорогие слизняки опять прохлопали ушами, и нам теперь придется подчищать за ними хвосты. Лагерь островитян обнаружил егерский патруль; причем лагерь старый, хорошо укрепленный. А это говорит о том, что керионцы там давно. И ни одна собака об этом не знала! Наша задача – разведать местность, выяснить их численность и конкретную дислокацию. Для некоторых горячих голов повторяю особо: наша задача – разведка! По мере возможности будем, конечно, их резать, но главное не это. На наше счастье островитяне с карайнами мало знакомы и бороться с ними пока не умеют, но, думаю, быстро научатся. Поэтому запрещаю подставляться и тем более попадать в плен. Хороший палач даже из вас вытащит все, что захочет, как бы вы ни хорохорились. Всем все ясно?!

– Так точно!

– Тогда выдвигаемся. Скорым маршем идем до Дзанга. И учтите, отдыха не будет. На корабле отоспитесь. Порядок движения – полусотнями. Возглавляет колонну полусотня лейтенанта Дарви. Вперед, прохвосты! И пусть Беранису в аду станет тошно!

Передовая пятерка полусотни Марка, в которую входил и Кенрик, двинулась к воротам базы. Пятерка за пятеркой невидимки следовали за ними, и никто не знал, вернется ли он живым. Впереди ждала долгая дорога.

* * *

Нир плелся к главной столичной резиденции второго аррала в отвратительнейшем настроении. Весь отряд, включая Кенрика, отправился на какое-то задание, а его не взяли! Почему?! Обида жгла горло. Ну да, конечно, он же слизняк… Несмотря на то что его принял Тень, невидимки все равно не считали юношу полностью своим. Кенрика считали, хотя тот был писарем из другой каверны, а его – нет! Просто потому, что Нир вышел из варла. Казалось бы, после случившегося два года назад варлины и невидимки помирились, сражались спиной к спине, но неприязнь друг к другу никуда не делась. А ему было хуже всех, поскольку он перестал быть своим во втором аррале и остался чужим для невидимок. И как теперь жить?..

Сколько усилий Нир приложил, чтобы стать бойцом, заслужить уважение в отряде – не вышло. А ведь ему, калеке от рождения, пришлось куда труднее, чем Кенрику. Да, маги Антрайна в конце концов исцелили его, выправили и плечо и ногу – но какой болью это далось! Нир был потрясен; он считал, что целители-визуалы способны на большее и могут лечить без боли. Оказалось, что это не так – магическая медицина начала как следует развиваться только в последние тридцать лет, да и то по настоянию Мертвого Герцога. Странно, но факт. Ладно, впрочем, хоть как-то исцелили – и то благо. Он больше не калека!

Смахнув ладонью злые слезы, юноша постарался взять себя в руки. Не хватало еще, чтобы его увидели плачущим. О том, что отряд ушел, Нир узнал час назад, придя на тренировку и никого на базе не обнаружив, кроме двух отрядных писарей. Один из них и передал ему приказ прибыть в распоряжение Мертвого Герцога. Из-за обиды юноша даже не задумался над несуразностью этого приказа. Кто он, и кто Мертвый Герцог! Какие у них могут быть общие дела?! В другое время Нир, любящий и умеющий плести мысленные логические кружева, немало времени посвятил бы размышлению над этим. Но сейчас он не мог думать ни о чем, кроме своей обиды.

– Куда? – спросил привратник на входе в резиденцию.

Нир показал ему свой жетон варлина и пробурчал:

– К герцогу по вызову. Нирен ло’Хайди.

Жетон никакого впечатления на привратника не произвел. Он принялся рыться в каких-то списках и рылся довольно долго. Наконец нашел имя юноши и пропустил его. Чтобы добраться до кабинета ло’Верди, Ниру пришлось подниматься и опускаться по лестницам, проходить по длинным коридорам, перебираться из крыла в крыло, пересекать огромные залы. Служащим в этом здании людям порой казалось, что строивший его архитектор был безумным. Только минут через двадцать юноша добрался до цели своего путешествия. А до того, как по ходатайству капитана невидимок маг-целитель из Антрайна выправил ему ногу и плечо, он бы добирался раза в два дольше.

– Нирен ло’Хайди? – спросил одетый в строгий костюм секретарь, едва завидев посетителя.

– Да.

– Проходите, вас ждут.

Юноша неуверенно открыл створку тяжелых дверей и протиснулся в кабинет самого могущественного, если не считать ректора Антрайна, человека в королевстве. Впрочем, не человека, но это не имело никакого значения. Власть Мертвого Герцога была больше королевской. Не существовало никого, кто бы его не опасался. Нир поднял взгляд и увидел холодные жестокие желтоватые глаза на словно вырубленном топором лице. У него мороз по шкуре прошел. Юноша медленно выдохнул, набираясь храбрости, и низко поклонился. Несмотря на свой страх, он намеревался просить ло’Верди отпустить его из варла, не хотел и дальше сидеть меж двух стульев.

– Садитесь, молодой человек. – Сухой голос Мертвого Герцога заставил Нира поежиться.

Он покорно сел на указанный неудобный стул и уставился на хозяина кабинета, как мышь на змею.

– Я вызвал вас, чтобы ознакомить с вашими новыми обязанностями, – продолжил ло’Верди.

И вот тут Нир решился:

– Ваше сиятельство! Прошу отпустить меня из варла!

– Почему? – слегка приподнял брови Мертвый Герцог.

– Я не в состоянии больше быть и там и там! – с мукой в голосе выдохнул юноша. – Из-за этого я везде чужой! Я не могу больше так!

– Это вы из-за того, что вас не взяли с собой невидимки? – Хозяин кабинета едва заметно усмехнулся. – Вас не взяли бы на опасное задание даже не будь вы варлином. Поверьте, по очень веской причине. И вашей вины здесь нет.

– По веской причине… – тупо повторил Нир, стараясь осознать, что ему сказали. – Это из-за моего настоящего отца?..

– Что вы об этом знаете?! – Взгляд Мертвого Герцога стал пронзительным, было видно, что он встревожен.

– Только то, что барон ло’Хайди – не мой отец, – не стал лгать юноша. – Об этом перед смертью сказал мне граф ло’Тарди и приказал любой ценой добраться до вас, поэтому я предположил, что мой настоящий отец – высокопоставленное лицо.

– Что ж, он сказал правду, – после недолгого молчания сообщил хозяин кабинета. – Но до определенного срока я не имею права открыть имя вашего отца. Поймите, это необходимо. Каждому знанию свое время. Надеюсь, вам все ясно?

– Ясно, – наклонил голову Нир, не надеявшийся узнать и это.

На самом деле ему было не слишком важно, кто именно его отец. По очень простой причине – этот человек развлекся с его матерью, не думая о последствиях. Его мало интересовал ребенок, иначе он давно бы объявился. А поэтому юношу он тоже не интересовал.

– Из варла я отпустить вас не могу, – снова заговорил Мертвый Герцог. – Тому тоже есть свои причины.

«О которых мне опять же знать не следует», – мысленно усмехнулся юноша. Страх его куда-то делся. Теперь он испытывал злость.

– Из отряда я не уйду, – холодно уведомил Нир.

– А этого и не требуется, – насмешливо сказал Мертвый Герцог. – Если у вас останется время после занятий – тренируйтесь на здоровье.

– Каких еще занятий?! – растерянно вытаращился на него юноша.

– У специально отобранных преподавателей.

– Чему я буду у них учиться?!

– Многим интересным и полезным вещам, – откинулся на спинку кресла хозяин кабинета, с искренним интересом наблюдая за ничего не понимающим юношей. – Например, правилам светского общения за столом.

– Что?! – Ниру показалось, что на него вылили ушат холодной воды. Такого он ожидать никак не мог. Услышав эти слова от кого-то другого, он бы воспринял их как злую шутку. Но сказанное главой второго аррала приходилось воспринимать всерьез.

– То, что слышали. – Мертвый Герцог уже определенно веселился, что было видно по его глазам.

– Н-но з-зачем?..

– Так нужно. А чтобы вы не сомневались, вот вам приказ, подписанный одновременно мною и его величеством. Завтра с утра вы обязаны прибыть в секретариат Первого королевского университета, чтобы получить расписание занятий. Они будут проходить там же. Вам все ясно?

– Да, – обреченно сказал Нир, понимая, что теперь ему никуда не деться.

– Не смею вас больше задерживать. – Мертвый Герцог поднялся. – Всего доброго.

– До свидания…

Нир вышел из кабинета как сомнамбула, он ничего не понимал и пребывал в полной растерянности. Что происходит?! Приказ, подписанный одновременно… королем и Мертвым Герцогом?! Предписывающий никому не нужному мальчишке заниматься всякой чушью?! Зачем?! Нет, что-то тут нечисто… Юноша дал себе слово выяснить, что именно. А пока придется подчиниться, выбора у него нет.

* * *

Нервно меряя шагами пространство вокруг стола с расстеленной на нем картой Хирлайдского полуострова, Лартин размышлял о случившемся и с каждым мгновением все больше сознавал – здесь что-то не так. Он ставил себя на место керионских генералов и ничего не понимал. Высадка на полуострове однозначно невыгодна тактически, ни при каком раскладе. Но зачем-то они ведь высадились. Так на что же рассчитывают островитяне? В их штабах сидят далеко не идиоты – доводилось с ними сталкиваться, воюют грамотно. А значит, вывод один: этой высадкой внимание игмалионцев отвлекают от чего-то куда более важного. Но от чего? Портал? Они прекрасно должны понимать, что портал вскоре отобьют, второй флот королевства уже на пути к острову Хорн, керионцам не удержаться, тем более что магов у них мало. А со вторым флотом милорд ректор отправил больше трехсот опытных магов, двадцать из которых – магистры высшего посвящения. Нет, островитянам долго не продержаться, и они это должны понимать. Так на что же они рассчитывают?