Иар Эльтеррус
Витой Посох. Постижение

«Не дайте Трое! – поежился юноша. – Но вряд ли, а то я давно бы сидел в подвалах варла[1 - В а р л – сокращенное просторечное название второго аррала (департамента безопасности, самой засекреченной спецслужбы королевства, имеющей огромное влияние). Служащих там называют варлинами, а те, кто их не любит, – слизняками.] и общался с их палачами».

«Не считай Мертвого Герцога дураком. Если он понял, что ты мой носитель, то он с тебя пылинки сдувать будет. Ему совсем не нужен во врагах маг такой силы. Тем более что этот маг изначально хорошо относится к Игмалиону. Только дурак станет превращать его во врага».

«Ну вот, настроение ты мне все-таки испортил, зараза…» – вздохнул Кенрик.

«А это чтобы жизнь медом не казалась, – довольно хохотнул Посох. – А то ты что-то в последнее время больно уж благодушным стал. Слишком расслабился. Забыл, как по лесу бегал, а за тобой пять полков охотились? Гляди, может и повториться».

«Да чтоб тебя! – в сердцах рявкнул юноша. – Только хорошее настроение, так нет же, ему надо все изгадить!»

«На том стоим», – удовлетворенно заявил артефакт и умолк.

Кенрик, недовольно бурча, поплелся дальше, радужного настроения как не бывало. И таким образом беранисов посох доставал его постоянно, не давая успокоиться, заставляя постоянно быть начеку и никому не верить. Юноше страшно надоело иметь тайны от друзей, жить двойной жизнью, строя из себя того, кем не являлся. Но приходилось: вредный артефакт не желал, чтобы другие люди знали о нем. Кенрик, конечно, понимал почему. Слишком печальный опыт был у Посоха. Слишком много раз его носителей убивали, а его самого лишали силы. Вот он и не верил никому. Но как же это безмерно раздражало!

– Кенрик, ты куда? – донесся сзади звонкий девичий голос.

Он оглянулся и улыбнулся при виде Ларики, единственной из их учебной группы в Антрайне, с кем он подружился. Остальные снобы – а так вышло, что в их группе учились сплошь аристократы, с презрением относились к выскочке-простолюдину, да еще и родом из другой каверны. Юноша никому не навязывался, благо его не травили, а просто игнорировали. Ларика ло’Даланди, хотя тоже аристократка, оказалась приятным исключением, относясь к Кенрику, как к равному. Кто знает, почему, может, потому, что остальные в группе ее не слишком любили, считая недостаточно знатной. Ее отец был всего лишь виконтом, да еще и отнюдь небогатым. Если бы не проявившийся в юности дар визуала, то судьба девушки оказалась бы незавидной. Скорее всего, ее отдали бы в монастырь, так как у ее отца не было приданого для дочери.

– Как обычно, – ответил юноша. – В казармы. У меня сегодня еще тренировка.

– Слушай, а когда ты отдыхаешь? – удивленно приподняла брови Ларика.

– Никогда, – улыбнулся Кенрик. – Точнее, вот сейчас, пока иду, отдыхаю. Потому и иду пешком, а не еду на Черныше, не то бы слишком быстро в казармах оказался, а там сразу в оборот возьмут. С моими наставниками не забалуешь.

– Как можно так жить? – поежилась девушка. – Я бы не смогла.

– Я тоже думал, что не смогу, – вздохнул юноша. – Пришлось привыкать. Когда выбора не остается, деваться некуда. Я скорее из Антрайна уйду, чем из отряда.

– Почему? – удивилась Ларика. – Ведь магия – это все. Это сама жизнь!

– Кому как, – возразил Кенрик. – Мне друзья и отношения с ними куда важнее магии. Ни одна магия не даст тебе настоящих друзей. Да и занят наш отряд очень важным делом. Магия мне в этом только подмога.

– Странный ты… Все маги, кого я знаю, чуть ли не молятся на свою силу, а ты нет.

– Это их личное дело, их выбор и их право. Трое дали нам свободу воли, и каждый отвечает за свой выбор сам.

– Странный ты, – повторила Ларика. – Ну ладно, я не о том хотела спросить. У меня послезавтра вечеринка. Придешь?

– Ну, не знаю, – растерялся Кенрик. Его, кроме сослуживцев из отряда, еще никто на вечеринки не приглашал, тем более девушки. – Если смогу отпроситься у наставника…

– Отпросись, – лукаво улыбнулась она. – Снобов из нашей группы не будет. Хочу тебя познакомить с парой интересных ребят. Если хочешь, приходи с девушкой.

– Она не согласится, – понурился юноша. – Кто я, и кто она…

– А кто она? – загорелись любопытством глаза Ларики.

– Е… – Только в этот момент Кенрик понял, что чуть не проговорился, уж кому-кому, а его соученице не стоило знать, что он знаком с ее высочеством Телией. – Извини, не могу сказать. Она очень знатная, и не мне с ней… э-э-э…

– Так приходи сам, буду рада тебя видеть, – ничуть не огорчилась девушка. – Ты прав. С высокой знатью лучше не водиться, они нас и за людей не считают.

Кенрик хотел было возразить, что Телия совсем не такая, но все же предпочел промолчать. Не хватало только дать начало еще одному слуху о принцессе, которая и так была при дворе белой вороной, ничуть не интересуясь светской жизнью. Он попрощался с Ларикой, и каждый отправился по своим делам.

Казармы встретили юношу непривычной суетой. Невидимки носились вокруг с упряжью, оружием и вещевыми мешками, явно собираясь в поход. Интересно куда? Ведь никаких предпосылок для этого не было, стаи диких зорхайнов давно уже не терроризировали королевство. При помощи Высших их переловили и рассадили по вольерам. А что еще могло случиться? Опять бунт?

– А, вот где ты! – хлопнул его по плечу незаметно подошедший Марк, после экспедиции в Средоточие получивший лейтенанта. – Галопом собираться! В ночь выступаем.

– Выступаем? – растерянно переспросил Кенрик. – А как же моя учеба в Антрайне?

– Не боись! – хохотнул одноглазый. – Капитан об этом уже подумал и приказал отправить в секретариат Антрайна письмо по твоему поводу. А тебе пора побывать в настоящем деле. Боец ты уже неплохой, но по-настоящему еще не убивал.

Настроение юноши стремительно скатилось к нулю, он вообще не хотел никого убивать, но понимал, что этого не избежать, раз уж он служит в элитном боевом отряде.

– А что случилось-то? – с трудом выдавил Кенрик. – Куда мы выступаем?

– Островитяне высадились на Хирлайдском полуострове, – помрачнел Марк. – Причем уже давно. И егеря и варлины их высадку прошляпили. Нам надо разведать, что там и как, взять языков, выяснить, чего хотят керионцы, и главное, информировать об этом принца. Он сейчас собирает войска и через полдекады тоже выступит. А мы будем на месте через три дня, если ничего неожиданного не случится.

– Ясно… – вздохнул юноша, поняв, что на вечеринку к Ларике ему попасть не светит, послезавтра он будет уже на корабле, идущем от Дзанга к Кейду, другого варианта быстро добраться от столицы до Хирлайда не было. Если двигаться через Илайский перешеек, то дорога займет как минимум пять, а то и шесть дней. Однако на всякий случай он спросил об этом у наставника.

– Все верно, – усмехнулся тот. – В Дзанге нас ждет бриг. Ладно, не теряй времени, по дороге все расскажу. Постарайся ничего не забыть из снаряжения, припасы, как всегда, у интенданта, лекарства для тебя и для карайна у отрядного лекаря. Все, бегом!

Кенрик, вздыхая про себя, понесся в казарму. Ну вот, только все вошло в колею, только привык к определенному распорядку, как все опять кувырком. Выходы в «поле», как называли невидимки свои вылазки, юноше никогда особо не нравились – слишком любил он комфорт, хотя жить комфортно ему доводилось очень редко. Однако настоящие друзья, появившиеся у него в отряде, стоили того, чтобы отказаться и от комфорта, и от многого другого.

Отрядный интендант, плотного сложения лысый крепыш с вислыми пышными усами, приветствовал Кенрика кивком и без лишних слов выложил на стол два походных мешка с припасами для него и Черныша. Юноша поблагодарил, подхватил мешки, погрузил их в седельные сумки карайна и поспешил к лекарю.

«Что-то припасов многовато, – послышался в его мозгу мысленный голос Черныша. – Надолго уходим?»

«Да Беранис его знает! – пожал плечами Кенрик. – Война с Керионом началась. Нас на разведку отправляют. Сколько мы в хирлайдских лесах просидим – понятия не имею: может, месяц, может, два, может, дольше».

«Хорошо-о-о… – довольно протянул карайн. – Я этот ваш город уже видеть не могу, до смерти надоел».

«Кому хорошо, а кому и не очень», – пробурчал юноша.

«Почему? – искренне удивился Черныш. – В лесу хорошо, мясо свежее бегает. Вкусное-э-э…»

«Тут мы с тобой друг друга не поймем, извини уж, братишка», – отмахнулся Кенрик.

«Какие вы, двуногие, странные», – поделился своим наблюдением карайн.

Пока они говорили, незаметно дошли до лазарета, где Кенрик не слишком любил бывать, приходилось ухаживать за смертельно раненными, принимать их последний вздох. Да и отрядный лекарь не слишком нравился ему из-за откровенного цинизма, к тому же характер имел тяжелый. Очень не хотелось бы, чтобы он оказался в их десятке – жизни не даст своими плоскими шуточками. Казарменного юмора Кенрик не понимал и в ответ на шутки только недоуменно хлопал глазами, за что над ним посмеивались остальные невидимки.

– А, наш книгочей явился, – проворчал лекарь при виде юноши. – Вон там на столе видишь котомки со снадобьями? Бери одну и вали отсюда, мне некогда.

Кенрик был только рад, общаться с этим хамоватым типом он не имел ни малейшего желания. Подхватил одну из котомок и поспешил скрыться, пока лекарь еще чего-то не придумал.

Следующим пунктом в списке было снаряжение. Для начала он взял у шорника два комплекта походной упряжи для Черныша – их требовалось еще подогнать под карайна. Затем отправился в оружейную, откуда вышел нагруженным по самые уши. Теперь предстояло получить боевые комбинезоны, один надеть и укрепить мечи, ножи, сюрикены и прочее оружие на предназначенных для него местах. Это заняло немало времени, так как наставник небрежения не терпел, и если, когда Кенрик подпрыгнет, что-нибудь зазвенит – мало не покажется. Но все же к девяти вечера он сладил дело и отправился на плац, где капитан собирал отряд перед выходом.

– Явился не запылился, – одобрительно проворчал Марк при виде ученика, однако тщательнейшим образом проверил его снаряжение. Придраться оказалось не к чему, что привело одноглазого в хорошее расположение духа.

Ну вот, еще один птенец почти готов вылететь из гнезда. Сколько их уже таких было, сколько погибло. Марк незаметно вздохнул, вспоминая лица учеников, которые уже ушли из этого мира. Нет ли в их смерти его вины? Всему ли смог научить? Трудно сказать, не только от учителя все зависит, от ученика тоже – готов ли он взять то, что ему дают. Кенрик на первый взгляд многому научился, но он по духу не боец, а книгочей. Дерется неплохо, но без огонька, без души. Не станет ли это причиной его гибели? Невидимка опять вздохнул. Что ж, все в руках Троих, а ему остается только надеяться, что ученик сумеет перейти предел и стать мастером. Это зависит только от него самого.