Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие

Лифт подъехал, гостеприимно раскрыл двери, и Вон зашла внутрь. Креол тоже… и вылетел, как ошпаренный.

– Я туда не пойду! – дико заорал он. – Ни за что!

– Да это просто лифт… – растерялась Ванесса. Полгода назад она бы не удивилась – в начале их знакомства маг то и дело чудил, не разбираясь в современных реалиях, но теперь-то… – Подъемное устройство… Вот смотри – заходишь, нажимаешь кнопку, и едешь…

– Я знаю, что такое лифт, ученица! – прорычал Креол. – Но он сделан из хладного железа!!! Я туда не пойду!

На них двоих уже начали оглядываться люди. Ну сами представьте – взрослый мужик стоит и орет благим матом, что не хочет в лифт. Вон скрипнула зубами, резко втянула Креола внутрь и нажала на кнопку, пока тот не опомнился.

– Все нормально, все в порядке… – успокаивающе гладила его по руке она. Маг еле заметно дрожал – после того случая в Каабаре он стал панически бояться хладного железа. Он его и раньше боялся, но из-за экзорцистов это превратилось в почти фобию. – Две минуты потерпи, ладно? Сейчас приедем…

– Хватит разговаривать со мной, как с младенцем! – вызверился Креол, мрачно смотря в стенку. – Я еще ни разу не видел в этом новом мире хладного железа, а тут целый лифт… А если застрянем?!

– Не застрянем. Вот, смотри, – Ванесса указала на табличку на стене, – здесь говорится, что по статистике лифт застревает только раз в семь тысяч поездок. Ну как по-твоему…

Лифт вздрогнул и остановился. Судя по указателю – между пятнадцатым и шестнадцатым этажами.

– Я убью того, кто писал эту табличку, – мертвым голосом сообщил Креол.

– Это закон Мерфи… – еле слышно сказала Вон. – Один из семи тысяч – и именно на нас!

Креол начал изо всех сил колотить в двери. Потом развернулся спиной и стал бить ногами. В конце концов его взгляд уцепился за крохотную видеокамеру в углу. Он схватил ее, отломил от держателя и начал с остервенением топтать.

– Ну просто здорово! – возмутилась Ванесса. – Теперь нас никто не увидит – доволен?!

Креол уселся на пол, тоскливо обхватив руками виски.

– Мне это кажется очень подозрительным, – хмуро сообщил он. – Очень. Может, нас заманили в ловушку?

– Уж очень… странная ловушка, – засомневалась Вон. – Конечно, они могут пустить сюда какой-нибудь сонный газ, а потом надеть на тебя наручники из хладного железа…

Маг бессильно заскрипел зубами и начал биться головой о стену.

– Но ведь ты же сам сказал, что этот Конрад не врет! – обвиняюще посмотрела на него девушка. Креол начал биться еще сильнее. – Ну все, все, успокойся уже!

Она уселась рядом и обняла Креола за плечи. Ей очень хотелось надеяться, что это просто несчастный случай, и лифт сейчас поедет как ни в чем не бывало. В конце концов, любые приборы время от времени ломаются – идеал недостижим. Даже магические артефакты Креола иногда дают сбой… хотя намного реже, следует заметить.

Маг тряхнул головой и выпрямился во весь рост. Краткий период слабости прошел, и ему стало стыдно за то, что он поддался панике. Он, архимаг!

Креол вытащил нож и с размаху воткнул его в стену лифта. Лезвие проткнуло ее насквозь.

– Слишком толстые стены – так просто не разрежешь, – наконец сказал он, безуспешно ковыряя двери. – Надо придумать что-то еще…

– Эх, вот бы нам сейчас сюда лода Гвэйдеона… – вздохнула Ванесса. Она посмотрела вверх и увидела вентиляционное отверстие. – Слушай, подними меня туда – я пролезу и позову кого-нибудь! В кино всегда так делают!

Креол подставил руки и посадил ее себе на плечи. Вон безуспешно попыталась открыть решетку.

– Черт, привинчена… Дай-ка ножик!

Она ковырялась с тугими винтами почти полчаса. Все это время Креол стоически держал ее на плечах, скучающе рассматривая надпись, намалеванную кем-то на стене: «Rock-n-Roll forever!».

– Что такое рок-н-ролл? – спросил он.

– Стиль такой… музыкальный… – еле дыша, ответила Ванесса. – Все, последний!

Она попыталась влезть в вентиляционное отверстие. Безрезультатно – туда даже голова пролезала с огромным трудом. Она некоторое время еще пыталась протолкнуть все остальное, а потом сдалась.

– А в кино они всегда по трубам лазают, и хоть бы хны! – громко удивилась девушка. – Брюс Уиллис, вон, вечно ползал где-то, как таракан…

Прошел час. Снаружи все как повымерли – никто не спешил спасать застрявших в лифте. Креол все это время скучным голосом перечислял, что он сделает с теми, кто виноват в том, что он сидит в таком неудобном положении.

Ванесса рассеянно слушала и думала, что такой перечень даже для Гитлера был бы слишком суровым наказанием.

– Уснули они там, что ли! – возмущенно крикнула она наконец. – До чего же скучно… Слушай, а вот ты никогда не мечтал застрять в лифте с красивой девушкой?

Креол странно посмотрел на нее и даже зачем-то проверил зрачки.

– Надо нам отсюда выбираться, – задумчиво сказал он. – И побыстрее. Еще немного – и ты начнешь кусаться.

– Да я серьезно! – обиделась Вон. – Ну смотри, как романтично – застрявший лифт, и в нем двое…

– Я изучил этот новый мир, насколько смог, – известил ее Креол. – Но что такое «романтично», я до сих пор не понимаю. А ты понимаешь?

Ванесса задумалась. Когда-то она уже пыталась объяснить это слово, но у нее ничего не получилось.

Очень уж расплывчатое понятие – черт его знает, что оно означает…

– Хм-м, интересно… – встал во весь рост Креол, глядя на открытую вентиляцию. – А ведь там хладного железа нет…

– Да-а-а?.. – заинтересовалась Вон.

– А что это значит? – спросил сам у себя маг. – А это значит, что если я просуну туда голову, то разворочу здесь все к Хубуру! Железо вплотную к телу не примыкает, значит, можно воспользоваться каверной…

Креол некоторое время задумчиво глядел наверх, потом попытался влезть по гладкой стене. Не получилось. Он перевел взгляд на ученицу…

– На меня не смотри! – испугалась Ванесса. – Я тебя не подниму!

– Да совсем чуть-чуть, – свел пальцы Креол. – Ты хочешь отсюда выбраться или нет?!

– Как будто мы в тюрьме… – недовольно проворчала Вон. – Хотела бы я посмотреть в глаза тем, кто этот лифт проектировал…

Они препирались минут пять, но в конце концов Ванесса все-таки сдалась. После нескольких безуспешных попыток поднять Креола (все-таки в нем было больше двухсот фунтов), она просто встала на четвереньки, с возмущением думая, что еще никогда в жизни ее не использовали в качестве табуретки.

– У… о… и… – безуспешно пытался протолкнуть голову Креол.

– Давай быстрее! – взмолилась Ванесса. – Ты мне сейчас спину сломаешь, гад!

– Сам сломаю, сам и починю… – буркнул маг, оставляя бесплодные попытки. – Чрево Тиамат… У меня голова больше твоей – не пролезает…