Александр Валентинович Рудазов
Самое лучшее оружие

Самое лучшее оружие
Александр Валентинович Рудазов

Архимаг #3
Нет покоя великому архимагу! Да и зачем бы он ему вдруг понадобился?

Один полк в армии Креола Урского уже есть, но разве же этого достаточно? Курам на смех! И тут – неожиданный сюрприз: богиня Инанна милостиво преподносит информацию о местонахождении мегаоружия, способного умертвить даже неуничтожимого С’ньяка. Жаль, конечно, что штуковина одноразовая, но для начала сойдет. Только вот в Лэнге о ней тоже знают и тоже тянут загребущие щупальца, которыми, само собой, не картошку чистить собираются. Значит, работаем на опережение!

Итак, собираем боевую команду и отправляемся в новый мир, в новую экспедицию. А заодно спасем несколько государств от глобальных бедствий – мимоходом, чтобы кровь не застаивалась. И да будет вечно славен Мардук!

Александр Рудазов

Самое лучшее оружие

…его главные внутренности – львы, его малые внутренности – собаки, его спинной хребет – кедр, его пальцы – тростник, его череп – серебро, излияние его семени – золото.

    Божественная Анатомия

Существуют четыре основные стихии – Огонь, Воздух, Вода и Земля. Но кроме этого существуют еще и две первостихии – Свет и Тьма. Из сочетания этих последних состоит человеческая душа.

    Магическая книга Креола

Глава 1

Стояло начало апреля. Очень теплого, даже жаркого апреля. Как, впрочем, и почти всегда в прекрасном городе Майами. В смысле солнца и купания Флорида с легкостью обставляет даже Калифорнию. Да и вообще в этом отношении с ней мало кто может конкурировать.

В курортной зоне, всего в тысяче футов от одного из лучших пляжей штата, стояло великолепное бунгало. Да что там бунгало – целая вилла! В этом доме уже почти полвека жил некто Джозеф Теодор Риппл. Или просто дедушка Джо – ибо всего через две недели ему исполнялось девяносто лет, а число его внуков не так давно перевалило за два десятка.

Этот старикан – настоящий патриарх целого клана Рипплов… впрочем, большинство его внуков носят другие фамилии, ибо из девяти его детей лишь трое родились мальчиками. Один из них принял католицизм, стал священником и остался бездетным, а второй скончался в двадцать лет, также не успев оставить потомство. Однако престарелого отца семейства это мало огорчало – он вообще не умел грустить.

Может, потому и прожил так долго.

На юбилей почтенного предка клан собирался в почти полном составе. Родичи слетались со всех концов Америки, а кое-кто должен был прибыть и из-за рубежа.

Хотя пока что прибыла лишь самая младшая дочь – Агнесс Риппл, вышедшая замуж за китайского эмигранта и взявшая фамилию Ли. Разумеется, вместе с ней прилетели Мао, зять дедушки Джо, и двое внуков – Дэвид и Эдит Ли. Вторая – с мужем и сыном. Дэвид Ли пока что оставался холостяком.

А вот третья внучка очень огорчила дедушку – даже не прислала открытку с поздравлением.

Впрочем, от нее уже четыре месяца не было ни слуху, ни духу. Агнесс понятия не имела, где ее дочь, а Мао, похоже, знал, но отмалчивался.

– Чаво-чаво?! – проорал дедушка Джо, прижимая к уху слуховой аппарат.

– Я говорю – сегодня понедельник!!! – чуть не охрип от собственного крика пожилой китаец, в этот самый рожок кричащий. – Успокойтесь, дедушка, вам вредно волноваться!

– Напиваться?! – возмутился старик. – Кто напивается, юноша?! Я трезв, как стеклышко!

– Вол-но-вать-ся!!! – еще больше усилил крик Мао.

– Как не стыдно?! – чуть не соскочил со своей коляски патриарх. – Как не стыдно так выражаться? Такой приятный юноша, и так ругается! Вот когда я был молод…

– Ф-фу… – утер пот его зять. Мао Ли отнюдь не был юношей – ему недавно исполнилось пятьдесят шесть, но рядом с тестем он казался просто мальчишкой. – Никогда ей этого не прощу – оставить меня приглядывать за этим ископаемым…

Сейчас во всем огромном доме остались только они двое – Агнесс с сыном, дочерью, зятем и внуком отправились в поход по магазинам. Надо было торопиться – через несколько дней дом будет кишмя кишеть родственниками. Следует заранее запастись провизией, спальниками (в доме семь гостевых комнат, но требуется втрое больше), посудой и прочая, прочая, прочая…

На хозяина надежды мало – дедушка Джо передвигается в инвалидной коляске, похожей на гроб на колесиках, слышит только самые громкие звуки (и то если источник непосредственно возле уха), а его маразм крепчает с каждым годом. Он уже лет двадцать, как овдовел, давно забыл даже имя своей покойной жены, и порядок в доме поддерживает приходящая горничная.

Точнее, четыре приходящие горничные – одна не справляется. Благо мистер Риппл когда-то был одним из самых дорогих адвокатов штата, и скопил вполне достаточно на обеспеченную старость.

Мао вздохнул, с легким раздражением глядя на веселого старичка, с большим удовольствием выдувающим мыльные пузыри через соломинку. Его тесть уже несколько лет довольно слабо понимал, что вообще вокруг него происходит. К примеру, он считал, что на дворе все еще стоят восьмидесятые – более поздние эпохи уже не сумели оставить в его голове заметного следа.

– Чаво ты сказал?! – неожиданно завопил виновник надвигающегося торжества, хватая ртом один из пузырей. – Сегодня пятница или суббота?!

– Понедельник!!! – чуть не лопнул от крика Мао. Разговаривая с дедушкой Джо, любой человек очень скоро начинал кричать во всю мощь легких, причем без особой надежды, что тот хоть что-нибудь услышит.

Впрочем, это не имело значения – даже когда мистер Риппл слышал, то все равно не понимал смысла сказанного.

– Что ж ты орешь-то так?! – неожиданно хорошо все услышал дедушка. – Так и оглохнуть недолго! Эх, молодежь, молодежь…

В дверь позвонили. Хозяин дома, разумеется, ничего не услышал, продолжая выдувать мыльные пузыри. Мао пошел открывать сам, внутренне гадая, кто бы это мог быть. Агнесс и дети должны вернуться только через пару-тройку часов, а других гостей сегодня не ждали.

Вот завтра прибудут Шолдеры, а послезавтра – Кримсоны. Роберт Шолдер женат на Марджери – четвертой дочери дедушки Джо, а Лайон Кримсон – на Джоанне, седьмой дочери.

До двери Мао так и не дошел – та распахнулась сама. Хотя была надежно заперта изнутри.

– Я сколько раз просила тебя так не делать? – задала риторический вопрос миловидная девушка, появившаяся на пороге, а в следующую секунду кинулась Мао на шею: – Папочка!..

– А… О… Доча?! – расширились глаза полузадушенного китайца. – Вы… вы…

– Мама здесь? – повертела головой Ванесса. – Привет, дедушка!

– Чаво?! – заорал старик.

– Вон, противная девчонка, ты где пропадала столько времени?! – все еще недоверчиво осмотрел ее отец. – Доброе утро, Лоренс, – кивнул он человеку, вошедшему следом.

– Папа, ну хватит уже его так называть! – наконец-то отпустила отца девушка. – Ты же все давно знаешь! Так мама здесь?

– Будет через пару часов… – Мао наконец-то смог выкроить минутку, чтобы осмотреть нежданных гостей как следует.

Его младшая дочь не подавала о себе вестей почти четыре месяца. После того, как она последний раз позвонила из Канады, ее сотовый замолчал. Наглухо замолчал – как будто улетел на другую планету.

Или в другую Вселенную…

Но сейчас она стояла перед ним, живая и невредимая. Порядком загорела, стала иначе двигаться и выглядела до жути довольной жизнью.

А еще она была очень необычно одета – по какой-то средневековой моде. На ногах сапоги с ботфортами, на голове шляпа с пером, к поясу пристегнута новенькая шпага, на груди тонкий изящный кулон, похожий на рубиновую каплю.

И еще кобура с пистолетом, тщательно спрятанная от посторонних глаз.

Ее спутник, воскресший шумерский архимаг Креол, выглядел примерно так же. С тех пор, как Мао видел его последний раз, он явно еще немного помолодел – тридцать лет, никак не больше. Если учесть, сколько ему на самом деле… Одет по той же моде, что и Ванесса, на голове такая же шляпа, но к поясу пристегнут длинный нож с золотой рукоятью и золотой же жезл, похожий на королевский скипетр. На боку висит прямоугольная сумка.