Ольга Коротаева
Тайны Магсквера: По волчатам не плачут


Рука, уже протянутая к игольнице, застыла, ведьма сверкнула голубыми глазами:

– Что?

– Ага, ещё до рассвета, – безразличным тоном продолжила я, понимая, что жму на больную мозоль Фёклы, но иного выхода не видела. Нажала на кнопку пульта, буднично уточнила: – Вам корейский канал включить или тайский?

– Джо! – взволнованно вскочила старушка. – Куда ушёл Рома и почему ты его не остановила? – Она вылезла из-за станка и подскочила к окну: – Где Иван? Нужно немедленно пустить по следу магокотов… И Даниилу позвони!

– Чувствуете? – спросила я.

– Что? – раздражённо передёрнула плечами Фёкла. – Джо, не стой столбом! Зови Ивана!

– Это самое, – хмыкнула я. – Беспокойство, страх, отчаяние… Всё то, что целый месяц ощущали молодые родители, у которых украли новорождённого ребёнка. А вам важнее успокоить нервы за вышивкой… Чесслово!

– Трагедии случаются ежеминутно, Джо!

Фёкла наградила меня таким тяжёлым взглядом, что я на миг устыдилась: ведьма постоянно видит такое, от чего у меня бы крыша съехала. Проклятие, чудовищный дар видения чужих несчастий. Подошла и обхватила её маленькие сухие ладошки.

– Но в этот раз вы можете помочь! Я верю в это. А с Ромашкой всё в порядке. К счастью…

Фёкла болезненно скривилась:

– Джо. Целый месяц! Обычно…

– Нет, – жёстко перебила я и сжала челюсти так, что заскрипели зубы. Успокоившись, умоляюще протянула: – Пожалуйста.

– Не говори потом, что я не предупреждала!

Старушка зло вырвала свои руки и подошла к шкафу. Я помогла ведьме причесаться и облачиться в один из сотни практически одинаковых серых шерстяных костюмов, да меховые домашние сапожки. И от видений, и от возраста Фёкле постоянно было холодно.

Спускаясь по лестнице, слышала тихие рыдания, сердце болезненно сжалось, в носу стало мокро. Я выросла в приюте, где каждый день что-либо случалось. Магические дети не особо послушны, да и гнева на судьбу-злодейку в каждом хоть ложкой ешь. Я пыталась защищать слабых, но и сама порой уступала тем, кто сильнее. И каждый такой случай остался рубцом на сердце. До сих пор не могу простить девочку, – ей было лет пять, – которая ночью выбросила из окна младенца потому, что он своим криком мешал спать. Я не помню ни имени, ни лица той девочки, но и сейчас люто её ненавижу.

Фёкла медленно прошаркала по ковру и уселась в любимом кресле. Положила локти на подлокотники и внимательно посмотрела на сжавшихся на диване гостей.

– Приветствую, – величественно проговорила она. – Расскажите, при каких обстоятельствах пропал ваш ребёнок. Постарайтесь не упустить ни единой детали. Даже если она кажется вам несущественной.

– Да, – сурово кивнул мужчина. – Мастер Фёкла, я понимаю, что для следствия важна каждая деталь. И мы помним всё до последней мелочи, не раз рассказывали об этом полицейским…

– Плохо, – поморщилась старушка. – Значит, вы уже заучили некую версию. Вряд ли она отражает действительность, но иной у нас нет.

Многозначительно посмотрела на меня, я послушно открыла блокнот и приготовилась записывать. Супруга Родиона разрешилась от бремени дома, помогали ей лучшие магдоки Магсквера, разумеется. Точнее, самые дорогостоящие… Моё мнение о магдоках сильно ухудшилось после прошлого дела об отрезанных головах. Ох, нельзя отвлекаться! Малышку унесла помощница магдока, омыла девочку, положила на пеленальный столик. Отвернулась на миг, чтобы взять чистое полотенце…

– Пропал из закрытой ванной комнаты, где нет ни единого окна? – уточнила Фёкла.

– Помощница магдока клянётся, что так и было, – глухо ответил безутешный отец. – Мол, потянулась за полотенцем, а в следующее мгновение ребёнка уже не было. Женщину сразу арестовали, она плакала, умоляла поверить. Её продержали в следственном отделе три дня, но показания не изменились.

Вспомнив жуткий диван и грязную комнатку с железной решёткой, я невольно посочувствовала несчастной. Провести там целых три дня не шутки. Но что ещё ждать от Клима?

– Других подозреваемых не было? – спокойно спросила Фёкла. – Кто ещё находился в доме в момент происшествия?

– Магдок Вар, – загибала дрожащие пальчики жена Родиона. – Магдок Мила. Наша прислуга…

– Много прислуги? – не удержалась я, чем заслужила фирменно-возмущённый взгляд Фёклы. Приподняла брови: – Надо составить список!

– В доме находилась кухарка и две служанки, – тихо ответил Родион. – Это всё.

– А садовника у вас разве нет? – не унималась я.

– Джо, – укоризненно покачала головой Фёкла.

– А что? – взвилась я. – Чаще всего подозрение падает на садовника. Особенно если его наняли недавно…

– Старший следователь тоже так сказал, – подала голос жена Родиона. – Мы действительно за пару дней до похищения наняли нового садовника…

– Вот! – довольно подпрыгнула я.

– Но он ещё не вышел на работу, когда это случилось, – мрачно добавил Родион. – Его не было ни в доме, ни в саду. И Клим его тоже проверил… на всякий случай. Это совсем молодой парень, и в тот день, как и каждую неделю, он до ночи бесплатно работал в саду престарелого дома.

Ноги что-то коснулось, я неосознанно почесала голень и продолжила записывать, как женщина вдруг воскликнула:

– Ах! – К ней на колени прыгнул серый котёнок и поднырнул под руку. – Это же магокот…

– Настоящий, – добавил её муж. Родион почти улыбнулся и обнял жену за плечи. – Ты ему понравилась.

– Это Роман, – нежно проговорила Фёкла. – Не магокот, оборотень. Мальчишка совсем. Я его опекун.

Рука застыла на шёрстке котёнка, в воцарившейся тишине явственно послышались мурчащие звуки. Жена Родиона часто-часто заморгала и, подняв котёнка, посадила его на диван.

– Простите – сдавленно прошептала она. – Я на минутку.

Стук каблучков, хлопок двери, Родион вздохнул:

– Так каждый раз, когда видит ребёнка. Неважно, годовалый ли это мальчик или десятилетняя девочка. Жена так страдает!

Зарылся лицом в ладонях. У меня сердце сжалось при взгляде на его опущенные плечи. Такой большой, сильный, могущественный, – один из самых богатых людей Магсквера! – но так же один из самых несчастных. Ни деньги, ни власть не помогут вернуть то дорогое, что бесследно исчезло. Будущее…

Фёкла с трудом поднялась и спокойно проговорила:

– Оставьте контакты Джо, мастер Родион. Как только у нас появятся новости, мы с вами свяжемся. Ещё прошу предоставить моей помощнице всё, что она попросит, – это в ваших же интересах…

– Всё что угодно, – порывисто воскликнул Родион, – вплоть до моей жизни!

– Это лишнее, – сухо отрезала ведьма и пошаркала к лестнице.

Родион посмотрел на меня, и я поразилась тому, насколько красными были его глаза. Женщины могут плакать, а мужчины не позволяют себе проявлять эмоций, но слёзы не спрячешь. У этого сильного и могущественного мужчины они были кровавыми. Я с трудом улыбнулась (по себе знаю, как убивает жалость, лучше общаться отстранённо вежливо) и приготовилась записывать:

– Диктуйте.

Глава 4