Ольга Ивановна Коротаева
Литсериал «Тайны Магсквера»: Сезон первый «По волчатам не плачут»

Литсериал «Тайны Магсквера»: Сезон первый «По волчатам не плачут»
Ольга Коротаева

Литературный сериал. Сезон первый "По волчатам не плачут".Словно чья-то невидимая рука встряхнула Магсквер, в магическом городе пропадают младенцы. Метловая гонщица Джо с энтузиазмом берётся за непростое дело. Но поиски преступника затягиваются: то у ведьмы Фёклы финальная серия дорамы, то ангел Андрей таинственно исчезает, то магические кошки под предводительством проказливого сироты объявляют забастовку!Как же справиться с заданием, получить деньги и утешить несчастных родителей, если и в личной жизни сплошные проблемы: каждая решительная точка так и норовит превратиться в многоточие…Приквел к литсериалу – роман "У смерти две руки".

Серия 1

К знаменитой на весь Магсквер ведьме Фёкле обращается молодая пара, чья новорождённая дочь таинственно исчезла. Эксцентричная старушка не выходит из дома, поэтому расследованием занимается её помощница, бывшая метловая гонщица Джо. Активная и настойчивая, она собирает факты, которые старушка, словно пазл, сложит в единую картину страшного преступления.

Глава 1

Дождь застилал глаза, колол щёки, смешивался со слезами. Скутер тарахтел, дорога бросалась под колёса с отчаянием сумасшедшей кошки. Футболка намокла и неприятно хлопала по спине. Надо было остановить его, обнять, высказать то, что на сердце… Жаль, что не сразу поняла, зачем Даниил пришёл в бар. Он же хотел увидеться, а я… Проклятая гордость! Бессильно застонала. Да при чём тут гордость? Никогда не верила, что могу понравиться такому красивому и умному мужчине!

Свет фар, визг тормозов, чёрный влажный асфальт, боль в боку. Ать за ногу! Хорошо, что успела отвернуть, иначе лежала бы не на тротуаре, а под колёсами паркетника. Постанывая, поднялась и тут же попала в мужские объятия. Его лицо, бледное и злое, длинные сосульки мокрых волос. Трость валяется рядом.

– Спятила?! – закричал Даниил. Покачнулся без опоры и рыкнул: – Пьяная за руль… Умереть хочешь?

– Нет! – выдохнула и прижалась к его груди так сильно, как могла, поддерживая мага. – Жить хочу! С тобой. Люблю тебя!

Даниил замолчал, погладил по голове, будто утешая. Но я жаждала совершенно другого. Подняла лицо и, прижавшись к его губам, закрыла глаза. Обхватила шею, впиваясь страстным поцелуем, открываясь этому человеку целиком и полностью, отдаваясь его власти. Отстранилась медленно, улыбнулась. Как же приятно ощущать его плечи, руки… Даже висящая плетью увечная правая вызывала лишь нежность и лёгкую грусть. Как же его судьба перемолола! Но Даниил не сдался, не утонул в депрессии, а продолжал жить и учить магии студентов.

– Восхищаюсь тобой, – прошептала я. Дотронулась до гладковыбритой щеки. – Невероятный, сильный, красивый. Хочу смотреть на тебя, прикасаться, ласкать, любить. Обожаю…

– Нет, – глухо ответил Даниил.

Отстранился, неловко присел на одно колено и потянулся к трости. Я бросилась на помощь, но маг сдавленно зарычал и, схватив палку, с трудом поднялся. Любая снисходительность Даниила раздражала, и я скрипнула зубами, проклиная себя за порыв.

– Джо, – серьёзно проговорил Даниил, и сердце моё облилось кровью от дурного предчувствия. – Я благодарен за твоё желание и готов этой ночью любить тебя. Но не стоило ради утехи подвергать себя опасности. В следующий раз вызови такси, мой адрес знаешь…

Ради утехи? К горлу подкатил ком, на глаза навернулись слёзы. Порадовалась, что под дождём их не видно, попыталась справиться с собой, стать такой же рассудительной, как маг, но лишь махнула рукой и закричала:

– Думаешь, лишь секса хочу? Не слышал, что сказала? Повторить? Я тебя…

– Не любишь, – сухо отрезал Даниил. – И сама это знаешь. Моя магия, Джо, моё проклятие. Ты побежала за мной только потому, что я захотел этого. Желал, чтобы ты, забыв обо всём на свете, бросилась следом. Оставила молодого полицейского в одиночестве и, плюнув на дождь, догнала меня, да поцеловала. Это так романтично. Не находишь?

– Нет! – зажмурилась я. – Ты убил всю романтику. И меня убиваешь. Медленно, страшно, словно раздираешь моё сердце. Зачем так? Знаю, что нравлюсь тебе, иначе ты не помог бы в деле об отрезанных головах, не вёл бы меня намёками к разгадке… И не пришёл бы сегодня в «Магокота».

– Ты права, – холодно согласился Даниил. – Но я зря пришёл. Скажи ты всё, что сейчас выпалила, в баре за столиком, – поверил бы. Но чем дольше я рядом, тем сильнее отравляющее действие моей магии. Эта любовь ненастоящая. – Он горько усмехнулся: – Уж поверь. Я много раз принимал женские чувства. А потом получал удар в спину. Ромашка…

Он резко замолчал. Я заметила, как влажно заблестели его глаза, и виноват в этом вовсе не дождь. Даниил прекрасно скрывал свои чувства, но при воспоминании о сыне, от которого ему пришлось отказаться, защита рухнула. Стало горько, а вот при мне достаточно владеет собой. Значит, я ошиблась. То, что маг испытывает ко мне, не больше чем симпатия. Болезненно скривилась, значит, предложив только свою постель, он был искренен. А я вообразила, что способна вызвать в мужчине нечто большее, чем желание физической близости. Даниил ищет искреннюю любовь, но сам неспособен её дать… Во всяком случае женщине.

– Не переживай о сыне, – глухо проговорила я. Вытерла влагу с лица, тряхнула короткими волосами и добавила: – Фёкла добилась опеки над Ромашкой, – старушка обожает детей и магокотов. А тут два в одном! Иван разработал план, чтобы убедить мальчика чаще выбирать человеческую ипостась. Ты можешь видеться с Ромкой, когда пожелаешь. И мы будем отпускать мальчика к тебе, как только попросится.

Говорила деловым тоном, осознанно копировала манеру речи Даниила. Разбитое сердце ныло, но я лишь сжимала пальцы в кулаки. Больше не скажу того, за что придётся краснеть. Даниил кивнул и манерно ответил:

– Передай мастеру Фёкле мою искреннюю благодарность. Но не думаю, что найду время посетить её. Надеюсь, Роман будет изредка навещать меня. Рад мальчику в… любой ипостаси.

– Договорились, – сухо кивнула я и, не удержавшись, горько добавила: – И мне будет легче… не видеть тебя.

Отвернулась и пошла к лежащему скутеру. Надеюсь, верный конь не пострадал и заведётся. Каждая лишняя минута рядом с Даниилом прожигала насквозь, терзала, раздирала сердце. Хотелось запереться в комнате и рыдать всю ночь. Рывком поставила скутер, тряхнула волосами, уселась. В грудь упёрлась чёрная трость.

– Нет, Джо, – сурово проговорил Даниил. – Ты никуда не поедешь. – Опустил палку и, опершись на неё бедром, вытащил из кармана сотовый: – Иван? Забери Джо…

– Зоомаг уже не таксует, – раздражённо буркнула я. – Да и некогда ему, Ваня о магокотах Фёклы должен заботиться…

– Ничего, – убирая телефон, усмехнулся Даниил. – Заодно позаботится ещё об одной упрямой рыжей кошке. – Улыбка сползла с его губ, маг тихо добавил: – Так смотришь… Ненавидишь?

– Да! – выдохнула я и с надеждой уточнила: – Это ведь доказывает, что я искренна, а не под воздействием магнетической силы?

Даниил сжал губы до тонкой полоски, удручающе покачал головой и проговорил:

– Так всегда случается. Любовь-ненависть. Две стороны одной медали. И я каждый раз обязательно получаю и ненависть, если беру любовь. Это закон, Джо. Поэтому и говорю, что проклят даром, которому другие отчаянно завидуют.

Требовательно протянула руку:

– Дай мобилу. – Набрала последний номер: – Вань, не надо, не приезжай… Да, чесслово. Пока.

Вернула сотовый и, опустив глаза, выдавила:

– Извини, что набросилась на тебя… – Горько усмехнулась: – Как взбесившаяся рыжая кошка по весне. Не беспокойся, я не сяду за руль. Вернусь в «Магокота». Осталось незавершённое дело…

– Джо, – позвал Даниил, но глаз я не подняла. Вздохнул: – Ты промокла, возвращайся домой, а то заболеешь.

– Не говори так, будто тебе есть до меня дело! – яростно выкрикнула я и стушевалась под укоризненным взглядом мага: – Да помню, что злость ожидаема. Обратная сторона твоего чудовищного магнетизма… Всё, ухожу!

Развернулась и побежала. Смысла торопиться не было, Даниил всё равно бы не догнал, да маг и не собирался. Кто я? Одна из бесконечной вереницы женщин, которые падают к ногам обворожительного калеки. Проклятие? Ать за ногу! Знал, что будет такая обратка, но всё равно затащил в постель, а теперь я… пройденный материал. Противно-то как! Растоптал и похромал дальше. Сволочь!

К бару подошла такая злая, что от одного взгляда разбегались отдыхающие студенты. Девушки косились испуганно, парни окидывали презрительными взглядами, но я всё равно бы не повернула обратно. И плевать, что похожа на пугало. Нужно выпить. Много!

– «Оно» заявилось снова! – Визгливый голос карлицы, которая собирала деньги за вход, привёл меня в чувство. – Ох, страшила, как тебе удалось выглядеть ещё ужаснее? К нам, знаешь ли, в бомжеватом прикиде не принято приходить! И даже нежные чувства хозяйки не помогут. Пусть она в тебе души не чает… Не пропущу!

– Ах ты, мелкая, – зло прошипела я, но больше ничего произнести не смогла.

Тело словно окаменело: ни сказать, ни двинуться, ни вздохнуть. Паника накрыла с головой, я испуганно смотрела на ухмыляющуюся Клару.

– Остыла немного? – мерзко хихикнула карлица. – Думала, я тут для украшения сижу? – Поправила огромное перо на голове и кивнула: – Правильно думала! Но я ещё и так могу. Возвращайся, как просохнешь, умоешься и наденешь что-то менее похожее на чёрный мешок! Эх, природа её таким богатством наградила, – карлица выразительно посмотрела на мою грудь, – а она прячет… Вали!

Словно камень свалился… не знаю откуда. Но смогла дышать и двигаться.

– Ну ты и…

– Повторить? – приподняла брови Клара.

Я зло сжала челюсти и развернулась. Кровь бурлила, в груди жгло, ярость требовала выхода: я не могла отступить! Но и пройти не могла. Или могла? Ухмыльнулась и кивнула карлице:

– Я всё равно попаду в бар! Ещё пожалеешь…

И гордо удалилась. Не будь я так раздражена, ни за что бы не пошла к чёрному ходу. Снова. Первое (а я надеялась и последнее) выступление в «Магокоте» до сих пор аукалось. Каждый в академии знал, что я владею запретным заклинанием. Да что там в академии! Судя по словам инспектора, весь Магсквер в курсе. Но после неприятного разговора с Даниилом, я готова была натянуть кошмарное платье (второй раз в жизни!), позволить наложить на лицо тонны косметики и даже развлекать студентов, лишь бы выпить десяток порций рекомендованного официанткой Гулей коктейля «Клейстер для сердечных ран».

Но ни искренняя радость девочек в гримёрке, ни старания у зеркала хозяйки «Магокота» Али, ни дружные аплодисменты после моего фееричного выступления, ни даже десяток коктейлей с жуткими названиями не принесли облегчения. В какой-то момент поняла, что с надрывом рыдаю на груди Дениса. Молодой полицейский похлопывал меня по плечу, шептал что-то утешительное, а я лишь твердила, какой же маг подлый. Кажется, потом целовалась. Или это мне снится? Ах, как целуется Даниил! Он не только красив, но и чертовски хорош в постели. Может, зря отказалась поехать с ним? Может, ещё не поздно? Взять такси и рвануть в студенческий городок. Да и пешком не так далеко…