Юрий Тарарев
Император галактики


– Техром молодец, уже возвращается, благодаря ему мы смогли распознать кого-то или нечто, кто очень интересуется нашей станцией. Ноль тридцать три, передай технологию защиты от излучения и его составляющие Зее.

– Выполняю.

– Зея, прими информацию от ноль тридцать третьего, изучи и приступай к созданию установки защиты, подготовь изолированный ангар для возможного источника этого излучения.

– Выполняю.

– Ноль тридцать три определил координаты источника излучения?

– Да, Георгий, определил, передаю координаты. – Перед Георгием и Серпинием загорелась объемная карта солнечной системы, красным рубином у Солнца горела точка нахождения объекта.

– Но это невозможно?! – воскликнул Серпиний.

– Я тоже так раньше думал, но оказалось, что в нашей галактике ничего невозможного нет, а этот случай очевидное тому подтверждение.

– А что это за изумрудные линии, проходящие через объект? – задал Георгий вопрос ноль тридцать третьему.

– Через объект, находящийся у солнца, идет трансляция поля на генератор станции.

– Откуда идет?

– Из глубин космоса, определить координаты источника не удается.

– Подключи дополнительные мощности станции, Зея помоги ноль тридцать третьему.

– Выполняю.

– Ноль тридцать третий, каков размер объекта, можем ли мы захватить его и поместить в поле замкнутого пространства, чтобы источник, посылающий сигнал, не догадался об этом?

– Размер источника пять на два метра, состоит из двух небольших генераторов и ретранслятора, все остальное сложнейшая квинтэссенция силовых полей. Захватить мы его можем, передачу сигнала будет имитировать аппаратура звездолета, а сам аппарат поместим в статическое поле.

– Зея, сколько до предполагаемого катаклизма на Земле?

– Один час.

– Ноль тридцать три, приступай к захвату, не забудь включить на звездолете стабилизирующее гравитационное поле, а то нас размажет на атомы.

– Выполняю. – Кресла превратились в удобные ложементы, Георгий с Серпинием ушли в виртуальное пространство корабля. Это было разумно, теперь не нужно задавать массу вопросов, все видно, как на ладони, вся солнечная система и объект, к которому уже стартовали четыре зонда наведения тонких полей для постановки ловушки, следом стартовал их звездолет.

Каждый раз Георгий восторженно воспринимал такие моменты, когда как бы плыл в космическом пространстве, усыпанном бесчисленными блестками звёзд, туманностей и галактик, чувствуя себя большим и сильным, способным на все. До объекта сто миллионов километров, звездолет задействовал маршевые двигатели и ускорился, от такого ускорения звезды на несколько минут смазались, а когда вернулись в нормальное состояние, звездолет подлетал к объекту, тот дергался, как муха, попавшая в паутину полей, сотканных зондами. Ангар звездолета открылся и четыре зонда с разных сторон пошли на сближение с объектом, зажали и втащили в ангар, где его тут же специальные роботы поместили в статическое поле и закрыли в изолированном отсеке. Трансляция разрушительного поля неизвестной цивилизации теперь шла через звездолет, преобразователь превращал ее в простую энергию.

– Ну и техника! – восхитился Серпиний.

– Да, ты прав, – кивнул Георгий, – нам очень повезло и не только нам, людям на Земле тоже, только они об этом никогда не узнают. Ноль тридцать третий, сможешь моделировать сигнал инициатору о том, что процесс катаклизма на Земле запущен, Луна сошла с орбиты? – искусственный интеллект корабля ответил не сразу.

– Абсолютных гарантий нет, что это будут те сигналы, и что они будут получены неизвестной расой!?

Георгий задумался, Серпиний его не отвлекал, и наконец, спросил:

– Зея, сколько времени осталось до предполагаемой катастрофы?

– Пять минут.

Георгий встал и тяжело прошелся.

«Выхода нет, надо рискнуть, – подумал он, – этим мы выиграем время и сумеем подготовиться к возможным неожиданностям». И дал команду начать трансляцию сигнала через пять минут тридцать секунд.

Глава 2

Шестой месяц Георгий руководил политическими и экономическими процессами в солнечной системе и галактике, за это время на Земле открылись новые учебные заведения, куда отбиралась одаренная молодежь. Начинали работать различные фонды, поощряющие научные исследования, создавались производственные тресты, концерны, холдинги и целые корпорации в различных государствах планеты.

Георгий решил воздействовать на политику через экономику, создав единую мировую экономическую систему. Постепенно, благодаря экономическим связям и интеграционным процессам, начнут объединяться государства и народы. Георгий понимал, что на это уйдут десятилетия, если не столетия, поэтому всячески стимулировал этот процесс, не доверяя инопланетянам.

Конечно, у каждой расы свои интересы, которые они попытаются провести в жизнь. Необходимо создать дипломатическую службу, здесь на станции, работать в ней должны люди, и он занимался вербовкой выдающихся дипломатов, но пока без особого успеха, мешала инерция мышления людей, которую невозможно быстро перестроить.

Процесс перемен запущен и постепенно набирал обороты, этими вопросами занималась его дочь Наталья и ее муж Борис. Георгий постепенно внедрял в жизнь разработки альтернативных источников энергии, встречая бешеное сопротивление нефтяных корпораций. Главный вопрос, который не давал покоя Георгию, это вопрос стратегических наступательных вооружений на Земле, в результате какой-нибудь случайности могла начаться ядерная война, в которой победителей не будет, а будет только один проигравший – человечество. Затягивать с решением этого вопроса нельзя, но пока решения не было!

Позвонила Наталья.

– Пап, привет. Разговаривала с Юлей, она беременна, на шестом месяце. Надо бы ее забрать с Земли от греха подальше, как бы она чего не натворила, как тогда с Сашей!

– Да, ты права, поговори с ней, пригласи к нам в гости.

– Ладно, не учи. Сама разберусь.

– Если разберешься, то действуй, с мамой посоветуйся, как лучше сделать!

– Хорошо.

Юля, жена сына, после его отъезда забеременела, звонила иногда, спрашивала о Саше, скоро ли он вернется? Что он мог ей ответить? Правду? Через сто земных лет? И этими повергнуть ее в шок! Нет, конечно, не мог! Она, молодая женщина, будет ли ждать сына целую жизнь? Может будет, а может нет, для такого длительного ожидания нужно чувство, очень сильное, такое как любовь!

«Что я об этом думаю, – оборвал себя Георгий, – время покажет, оно очень хороший доктор, но плохой косметолог, кого увидит мой сын через сто лет? Бабушку? А сам будет выглядеть всего на два года старше, теория относительности, в полете сто лет пройдут как два года».

День выдался сложный, простых дней теперь у него не было, постоянно приходилось решать стратегические задачи и принимать тактические решения. Помощников пока было маловато, он действовал осторожно, боясь ошибиться.

Неизвестный объект находился в камере замкнутого силового поля. Пока не понятно, что он из себя представляет. Зея совместно с ИИ Трикского звездолета осторожно с ним разбиралась.

Сигнал от этого объекта смоделированный и усиленный отправлен неизвестной расе, пытавшейся их уничтожить. Если предположить, что все пройдет нормально и сигнал достигнет хозяев, то в ближайшее время, в разрушенной ими части Спиралевидной галактики, они вряд ли появятся.

«А что тогда они сделают? – задавался вопросом Георгий, – а что бы сделало любое разумное существо? Скорее всего, отзовут объект, и забудут о людях. Почему о людях? Почему они вообще решили уничтожить людей, а не другие обитаемые звездные системы Спиралевидной галактики? Ответ крылся в последних событиях, им не нужна сильная раса, которая могла их обнаружить. Они следили за доступной им вселенной посредством своих аппаратов и в случае возникновения угрозы, уничтожали ее источник. Эти теории требовали практического подтверждения, все упиралось в захваченный объект, насколько он разумен, удастся ли найти с ним контакт и добыть нужную информацию. Не смотря на этим трудности самое ценное – время, мы выиграли, нужно теперь с пользой для дела его использовать».

Вышла на контакт Зея и доложила, что на Земле ситуация, спровоцированная неизвестным объектом, стабилизировалась, но были замечены боевые действия на орбите планеты, в атмосфере и на поверхности Земли. А вот это было странно, решиться нарушить мораторий, наложенный Алексом, могли заставить только очень веские основания.

– Кто нарушил мораторий? – спросил Георгий.

– Замечены корабли и истребители Сервилий, напавших на звездолет Зет.

«Опять Сервилии!» С раздражением подумал Георгий, – Вызывай сюда Пчендиса.