Юрий Тарарев
Император галактики


– Упрек справедлив и принимается, – признал Георгий, – но нас оправдывают события, которые обрушились, как лавина. – И ввел в курс дела Серпиния, рассказав о них.

– Алекс с командой вынужден улететь за топливным минералом, возложив на меня обязанности по руководству станцией. – Закончил рассказ Георгий.

– Алекс много для нас сделал вместе с Адамалом, Никой, Деномом и Дэей, если бы не они, мы до сих пор продолжали бы свою бесконечную борьбу за существование, – с чувством ответил Серпиний и продолжил, – теперь приоритеты поменялись, нужны новые цели, ради которых стоило бы бороться и существовать дальше. Я не говорю жить, понимая, что мы не биологические существа, но память о своем биологическом происхождении, и о том, что когда-то мы были живыми, сохранили. В нас осталась память о жизни в биологическом понимании, если бы не это, мы бы погибли.

Георгий слушал Серпиния и думал:

«У меня здесь непонятно что, сначала надо навести порядок на станции, а уж потом браться за Землю и инопланетян. Но нет, такой возможности у меня нет, нужно постоянно держаться на поверхности водоворота событий».

– Да, Серпиний, я тебя понимаю, насколько это возможно биологическому, разумному существу, живущему так мало, но жизнь продолжается, ты сказал о целях! Да, верно, за достойную цель можно бороться, какие мысли у тебя по поводу новой цели?

– Спасибо, Георгий, за понимание, цель – это серьезный вопрос, который определит смысл нашего существования на века, вот поэтому я здесь, миллионы лет мы жили прошлым и борьбой за выживание, многие знания утратили, не знаем, что происходит на поверхности станции, не говоря уже о космосе.

– Серпиний, кратко в курс дела я тебя введу, все необходимые объемы информации тебе передаст Зея, интеллектуальная управляющая система станции. На станции сейчас три расы: андройды – это вы, на поверхности станции исконные Месхийцы, деградировавшие до первобытно-общинного строя, и на Земле люди, потомки Месхийцев. В галактике две дружественные расы – Эдны и Акваны, раса соблюдающая нейтралитет – Критчане и две недружественные расы – Сервилии и Зет. В настоящее время под давлением Алекса подписан галактический мирный договор, который нарушили Сервилии, попытавшись уничтожить станцию «Надежда», но были разгромлены и наказаны. Вот такое невеселое положение, станция выходит на рабочий режим, Месхийцев нужно выводить из первобытного состояния, поднимать технологический и интеллектуальной уровень людей на Земле и вести галактическую политику, плюс ко всему готовить станцию к будущему катаклизму.

– Георгий – вот и цель, ты ее сам только что сформулировал, цель та же – выживание! Масштаб другой!

– Серпиний, где вы будете жить? Там же где и сейчас, на внутренних уровнях станции, или на ее поверхности?

– Георгий, у нас только что отгремели праздники по поводу обретения свободы и избавления от наших врагов, о дальнейшей жизни не задумывались, да и важно ли это?

– Действительно, я спросил для того, чтобы подготовить место жительства. Скажи, пожалуйста, какова численность андройдов сейчас?

– Численность небольшая, всего полторы тысячи, не способных к воспроизводству, а только к копированию себя самих. Проще говоря, в механический носитель переносится модуль сознания и так из века в век, теперь у нас не осталось биологической составляющей, но мы считаем себя Месхийцами.

– Серпиний, я предлагаю тебе войти в управляющий состав команды станции Надежда!

– Георгий, ты меня застал врасплох, я такого предложения не ожидал, думая, что ты к нам еще долго будешь приглядываться, проверять. Конечно, я согласен.

– Серпиний, вы свое право на это доказали жизнью здесь, на станции.

– Спасибо, Георгий, за понимание, мы тебя не подведем. – Георгий вызвал Славена, тот появился через минуту.

– Знакомься, Серпиний, это Славен – Месхиец с поверхности станции, командует десантниками и помогает мне, а это Серпиний тоже Месхиец и житель станции. – Серпиний протянул руку для рукопожатия, огромный Славен осторожно ее пожал, и удивленно вскинул на него глаза, когда почувствовал крепость пожатия Серпиния.

– Славен, представишь Серпиния десантникам и покажешь мир на поверхности станции.

– Слушаюсь! – наклонил тот голову, потом повернулся к Серпинию, вызвал голографический образ Зеи и попросил ее передать необходимые объемы информации.

Серпиний с благодарностью на него посмотрел и сказал:

– Георгий, о моем назначении и твоем предложении я попрошу тебя лично сообщить на общем собрании жителей нашего города?!

– Хорошо, Серпиний, откладывать не будем, завтра после неофициальной встречи с Эднами и Акванами я тебя официально представлю, а сейчас вникай, завтра на встрече ты тоже будешь присутствовать вместе со мной. – Попрощался и вышел, сославшись на дела, оставив Серпинию модуль связи.

Если бы у Серпиния был коллоидный мозг, он бы закипел от перегрева.

«Невероятно, – думал он, – о таком взлете я даже и мечтать не мог». Связался со своим правительством, сообщил, что все в порядке, распорядился о подготовке торжественной встречи в честь приезда Георгия, исполняющего обязанности президента на станции Надежда, и объявлении завтра национального праздника.

– А сегодня я останусь здесь, необходимо поработать, завтра наш народ ждет приятный сюрприз.

– Георгий, опасный подъем давления лавы в северной части Атлантического океана на Земле. – Сообщала Зея.

– И что в этом случае нужно делать?

– Перераспределить внутренние потоки лавы, пробив новые русла для ее циркуляции и стабилизации давления на кору планеты!

– Зея, ну так и перераспределяй, что для этого нужно мое согласие? Миллионы лет все делалось автоматически, а что теперь?

– Георгий, проблема не в твоем согласии, а в недостаточной мощности гравитационного генератора станции, стабилизирующего внутренние процессы на планете Земля. Мощность упала из-за отказа преобразователя основного контура генератора.

– Направь ремонтных роботов!

– Направляла, они не могут исправить контур, нужен универсальный разумный механизм, способный пройти по коммуникационным тоннелям, и понять, в чем проблема, мои датчики выдают информацию, что все исправно.

«Что делать? – думал Георгий, – вот тебе и автоматизация на уровне совершенства». А Зея продолжала.

– Давление растет, через два часа достигнет критической точки, в результате прорыва лавы возникнет землетрясение, вулкан в двести километров и образуется цунами около ста метров высоты

– Направь зонды стабилизации на планету, чтобы они хотя бы смягчили последствия этого бедствия.

– Я направлю роботов, но это не решение проблемы. – Георгий лихорадочно думал и, наконец, его осенило.

– Разумные механизмы? А андройды подойдут?

– Это решение!

– Вполне! Свяжи меня с Серпинием.

– На связи, Георгий. – Откликнулся тот.

Георгий изложил ему возникшую проблему и ее возможные последствия для планеты Земля.

– Да, Георгий, конечно, можем, в древности это была наша основная специализация, держать в рабочем состоянии механизмы станции. Нужна особая конструкция для прохода по коммуникациям гравитационного генератора.

– Серпиний, я тебя попрошу, согласуй с Зеей детали и займись этой проблемой.

– Не волнуйся, Георгий, мы так долго сидели без настоящего дела, что это для нас в удовольствие. – И отключился.

«Как я вовремя его пригласил!» Похвалил сам себя Георгий.

«Серпиний оказался в нужном месте в нужное время, это потомки инженеров – вот им работа, не дипломатия, а техническое содержание станции». Очень довольный собой он пошел в лифт, чтобы подняться на поверхность станции, там к обеду его уже ждала вся семья.

Серпиний находился на седьмом небе.

«Пригодились наши инженерные навыки, сохраняемые как зеница ока, миллионы лет». Радостно думал он. Они с Зеей быстро нашли общий язык, общаясь, как миллионы лет назад, Зея даже испытала нечто похожее на ностальгию, выработав тактику и стратегию в выполнении задачи, Зея связала Серпиния с городом.

– Начинаем работать по техническому обслуживанию станции, – без предисловий начал он давать задание техническому отделу города, – время на подготовку подходящего рабочего тела тридцать минут, в тело поместить модуль с сознанием Техрома.