Кира Стрельникова
Любовница демона


Очередная странная и несвойственная мне мысль, которая оставила в сознании огненный след, и не вызвала неприязни или возмущения. Руслан почти полностью вышел и снова с силой вошёл, словно задавшись целью дойти до ведомых ему одному глубин в моём теле, а я длинно застонала, выгнувшись дугой, уже мало соображая, что делаю и зачем.

– Ещё!.. Сильнее!.. – задыхаясь, проговорила, жаждая раствориться в острых, захватывающих ощущениях, желая как можно полнее чувствовать Руслана внутри.

– Ар-р-рина, нет! – снова рык, и отчего-то в его голосе слышалось отчаяние, и вместе с тем я чувствовала, ему нравится, как я реагировала на его действия. – Нельзя…

– Можно, – прошептала я, сильнее сжимая ноги, не отводя глаз от багровых всполохов в его взгляде. – Руслан…

Сумасшедший, грубый, страстный поцелуй заткнул мне рот, клыки оцарапали губу, и медный привкус крови добавил яркости переживаниям. Мир сошёл с ума, и я вместе с ним, потому что демон перестал сдерживаться, а мне только того и надо было. Крошился стол, трещины шли по лакированной поверхности, а я стонала все громче, срываясь на крик от пронзающего ощущения наполненности, и просила, умоляла хриплым шёпотом: «Еще…». Руслан давно отпустил мои руки, я выгибалась навстречу его движениям, царапала черную кожу, по которой стекали такие же черные капли крови, не сдерживаясь, кусала его плечи, когда Руслан вторгался совсем глубоко и удовольствие становилось невыносимым. Умирала от желания освободить накопившееся напряжение, взорваться наслаждением, требовала еще и еще. Мне казалось, это тёмное волшебство никогда не закончится, что моё хрупкое тело просто не вынесет напора страсти Руслана, несмотря на то, что мне было мало и хотелось большего. А потом рухнул стол. С моих губ сорвался испуганный вскрик, но упасть мне не дали – демон подхватил, я прижалась к нему, обхватив руками и ногами. Его когти нечаянно вспороли кожу на ягодицах, но даже эта боль лишь добавила остроты ощущениям. Очередной мощный рывок, меня буквально насадило на твёрдый ствол, и стремительно взлетая на вершину, я откинулась назад, вцепившись в плечи, зажмурилась, вбирая всю длину. Боль перемешалась с наслаждением, и я закричала, захлёбываясь в волнах эмоций, тело сгорало в огненном вихре, а вместе с ним и моя душа… Кажется, я поняла, что означало выражение «оргазм – маленькая смерть».

– Ариша, – простонал-прошипел демон, – Ари-и-иш-ш-ша…

Он достиг разрядки лишь на несколько секунд позже, выгибаясь и насаживая на себя мое и так прижавшееся к нему тело, и из горла Руслана вырвался низкий, утробный рык, полный ликования. Он почти сразу опустился на ковёр, сжимая моё обессиленное, обмякшее тело в когтистых объятиях, слегка царапая спину. Не отстраняя, не отрывая от себя, лег на спину, уложив меня сверху. Сквозь ресницы я без всякого удивления наблюдала, как черная кожа постепенно светлеет, становится обычной загорелой, и только черные капли нечеловеческой крови напоминали о том, кто такой Руслан на самом деле.

– Ты… странная, – произнес он вполне нормальным голосом, только охрипшим, и у меня мурашки пробежали волной от затылка до самых пяток.

Сил на ответ не осталось, я только коротко кивнула и провалилась в сон, продолжая радостно улыбаться.

Я проснулась ночью, в незнакомой комнате. Было тепло, лежала я на чём-то мягком, укрытая одеялом, мышцы ломило, но приятно, как будто после спортзала. В деликатных местах, правда, немного саднило, но не так, как я предполагала, после такой бурной первой ночи. Со сна соображалось плохо, мысли плавали в голове, как клюква в киселе, и комната тоже слегка плыла перед глазами. Почему проснулась, я не совсем понимала, потому что спать ещё хотелось, да и усталое тело требовало отдыха. Поднялась, после недолгих поисков нашла выключатель. На широкой постели, в которой я, оказывается, спала, в ногах лежал халат – тонкий, шёлковый. Одела его, и тут рядом увидела лист бумаги. Сердце кольнуло от неясного предчувствия, странное мечтательное настроение, в котором я пребывала, стремительно исчезало. Я медленно взяла, развернула и прочитала написанное уверенным почерком: «Арина, прислуга в твоем распоряжении. Врач уже осмотрел – повреждений нет. Позавтракаешь, одежду тебе принесут. Гена отвезет, куда скажешь. Забудь эту ночь. Рассаэрн».

Я растерянно моргнула, снова перечитав записку. Как это, забыть? Как, чёрт возьми, я могу забыть, что занималась любовью с демоном?! И… и он был моим первым мужчиной?! Почему-то из моей глупой головы совсем вылетели слова Гены, что я для его шефа – игрушка на раз, на один вечер, не на ночь даже. С чего я себе что-то там надумала, совершенно непонятно. Потом поняла – сейчас ночь. Не утро. Он еще должен быть здесь! И бросив листок, я побежала к двери, надеясь, что хоть поговорить получится с моим первым мужчиной. Я хотела знать ответы на множество вопросов, теснившихся в голове, я имела право знать!.. Выскочила из спальни, путаясь в длинном халате, подбежала к лестнице, но спуститься не успела – увидела его.

Он стоял у входной двери, вполоборота ко мне, и небрежно натягивал перчатки. В неизменном чёрном пальто, такой же высокий, широкоплечий. Рядом что-то торопливо говорил незнакомый мужчина, а я с удивлением смотрела на того, кому еще днем дала бы под сороковник, а сейчас… Руслан стал тоньше, стройнее и моложе. Исчезла седина, разгладились морщины, от него словно исходили волны энергии. Руслан не видел меня, но неожиданно вздрогнул, глубоко вдохнул и негромко произнес, оборвав собеседника на полуслове:

– Арина, вернись в комнату!

И хотя сказано было негромко, но так властно, как приказ, и благоразумно бы так и сделать. Но моё благоразумие закончилось ещё тогда, когда я решила отдаться демону и получить удовольствие от близости, а не заходиться в истерике от ужаса. Я сошла на несколько ступеней вниз, не в силах оторвать взгляд от него – опасный, притягательный, красивый… Демон. В человеческом облике.

– Ар-р-рина! – рыкнул Руслан, повернув ко мне голову и нахмурившись.

В той самой комнате, где все произошло, что-то громыхнуло. Открылась дверь, и какие-то люди вынесли обломки стола и скрученный в рулон ковёр. Засмотрелась, погрузившись в волнующие и смущающие воспоминания, и пропустила момент, когда Руслан полностью повернулся ко мне, только вздрогнула, вновь встретившись с его черными глазами.

– Арина, – уже не рычал, но от тембра его голоса даже стекла завибрировали, чего уж говорить о моих нервах, – вернись в комнату!

И надо бы испугаться, а я стояла и смотрела на Руслана, не в силах отвести взгляд. Мне ведь было сказано – я игрушка на один раз, так чего стою тут, как дура, и пытаюсь найти то, чего в нём нет и никогда не было?! И почему внутри всё отозвалось так сладко, тягуче, на его раздражённый взгляд?..

– Руслан… – начала говорить и остановилась.

Да что я, в самом деле. Утром проснусь, оденусь и уеду из этого дома и постараюсь забыть всё, как страшный сон. Страшно-страстный, тёмно-волшебный сон. У меня есть моя жизнь, обычная, полная своих маленьких радостей и горестей, у меня в конце концов, мама больная и требует внимания. Вот и займусь. А Руслан… Молча развернулась, начав медленно подниматься обратно, и успела услышать фразу, сказанную ровным, бесстрастным голосом демона:

– Гена, увезёшь её утром, куда скажет. И не вздумай привозить обратно, даже если просить будет.

Я зажмурилась, крепко прикусив губу, слова больно полоснули по сердцу. Дура ты, Аринка, начитавшаяся всяких историй о красивой любви между людьми и нелюдьми. Меньше фэнтези и любовных романов читать надо, и больше на реальную жизнь внимания обращать, глядишь, может и нашла бы хорошего мужчину. А не нарвалась посреди улицы на демона, который удовлетворил с тобой своё мимолётное желание и выкинул тебя из своей жизни, как ненужную вещь.

Остаток ночи я тихо плакала, свернувшись на постели в клубочек, и перебирала воспоминания вечера. Страх так и не вернулся… А просить привезти обратно не буду, не дождётся. У меня тоже есть гордость.

Утром пришла женщина, видимо, из той самой прислуги, принесла моё пальто, оставленное вчера в той комнате, сапоги и новую одежду – свитер, джинсы, бельё, колготки. Сумка лежала на стуле. Размер на удивление подошёл точно, бельё явно дорогое, кружевное, и представив, что его выбирал и покупал лично Руслан, я отчаянно покраснела. Женщина предложила позавтракать, я отказалась – кусок в горло сейчас бы не полез. В голове перемешались остро-сладкие воспоминания безумного секса и холодные слова демона ночью, и настроение не хотело вылезать из-под плинтуса. Я хотела домой, принять ванну, может, выпить бокал вина, расслабиться и успокоиться. Попытаться всё-таки отнестись к произошедшему, как к странному сну. Иначе… Я стиснула зубы и вздёрнула подбородок, отбросив малодушное желание снова пустить слезу. Аринка, тебе не шестнадцать. Было бы, по чему слёзы лить. Никто ничего не обещал, это был просто секс. Фантастический, на грани, странный, и я хочу ещё… Отвлёк деликатный стук в дверь. Я очнулась от тягостных размышлений, встряхнулась и пригласила войти. Это оказался Гена к моему облегчению и чего уж, расстройству. Водитель долго стоял у двери, разглядывая меня с очень странным выражением, и я невольно напряглась – что ещё такое? У меня тоже рога выросли?! Чуть не рассмеялась странной мысли, но удержалась. Не хватало ещё скатиться в истерику перед ним.

– Что? – не удержалась, спросила, нервно поправив волосы – на тумбочке нашлась даже расчёска, уверена, новая, и воронье гнездо на голове удалось распутать.

– Ты… сильно изменилась, – задумчиво изрёк мужчина. – В зеркало смотрела?

Я отрицательно покачала головой – в ванну не заходила, я даже не знаю, где она тут – хотелось скорее домой. А в спальне зеркала не было.

– Зря, – он тихонько хмыкнул, окинул меня ещё одним долгим взглядом. – Ну пошли, что ли. Домой поедешь.

– Хорошо, – ровно ответила я и вышла за ним.

Если думал, начну просить оставить здесь, глубоко ошибся. Я прекрасно слышала, что вчера сказал Руслан, и отлично поняла, видеть меня снова здесь никто не хочет. Назад мы ехали молча. Гена вел машину, глядя на дорогу, я держала сумку и рассеянно смотрела в окно на пробегающие деревья. Погода сегодня радовала солнышком, ещё немного гревшим, вчерашних дождевых серых туч, как не бывало. А настроение совсем не под стать одному из последних погожих осенних деньков. Всё перебирала, перебирала воспоминания, думала, почему же всё так, и почему именно я…

– Ген, кто он? – не выдержала, спросила всё-таки, не очень надеясь на ответ.

Водитель ответил не сразу.

– Шеф – бизнесмен, – наконец кратко обозначил он положение моего первого мужчины.

Буду называть Руслана так, проще будет. И не вспоминать, не вспоминать раздвоенный язык, красные глаза, чёрную кожу…

– Я не об этом, – уточнила настойчиво.

Ехать дальше в тишине стало невыносимо, к горлу подкатывал ком, а плакать не хотелось. Хватит, наплакалась.

– Арина, лучше забудь то, что было, – не ответил Гена на мой вопрос. – Живой осталась, радуйся.

Философ на мою голову. Да радуюсь, вот просто спасу нет, как! Похитили среди улицы, привезли неизвестно, куда, почти изнасиловали, а потом доставили такое удовольствие, какого в жизни я не получала… Ладно. В самом деле, лучше не спрашивать, не вспоминать, и вернуться к прежней жизни, к работе в библиотеке и больной маме. Кстати, надо позвонить ей, она в больнице уже вторую неделю лежит, спросить, что надо из лекарств, может, привезти.

– Адрес говори, – через некоторое время произнёс Гена, когда мы уже подъезжали к городу.

Я назвала, недалеко от метро, и меня привезли прямо к дому. Остановившись, Гена повернулся ко мне и неожиданно попросил:

– Записывай номер.

Удивлённая его заявлением, я послушно полезла в сумку – сердце невольно ёкнуло, радостная улыбка запросилась на лицо: неужели… получил указ оставить хоть какую-то возможность связаться с Русланом?! Рука наткнулась на плотный конверт, которого там точно не было раньше, я помню, но посмотреть решила дома. Достала трубку, вбила задиктованный Геной номер, и только собралась написать имя моего случайного и первого любовника, как водитель добавил:

– Это мой, будут сложности – звони.

Справившись с разочарованием, молча кивнула и бросила телефон в сумку. Только взялась за ручку двери, собираясь попрощаться и выйти, как Гена снова спросил:

– Одна живешь?

Странный вопрос. Сам решил за мной приударить, что ли?! Я покосилась на него через плечо – конечно, привлекательный мужчина, но перед глазами тут же всплыло хищное, грубоватое лицо Руслана, его чёрные глаза, и я с грустью поняла, что теперь во всех мне будет мерещиться он. И всех буду сравнивать с ним… Чёрт. Дура ты, Аринка. Как есть, дура.

– Да, – кратко ответила.

– Родители есть? – продолжил Гена допрос.

– Мама только, – не знаю, почему я отвечала, хотя чужим людям о своей жизни обычно не рассказываю.

– Отдельно живёт?