Кира Стрельникова
Любовница демона


Неожиданно мой нос уловил запах – терпкий, свежий, переплетение хвойных, древесных и морских ноток. Отчего-то снова посетило ощущение, что Руслан не тянет на тридцать с солидным хвостом, несмотря на седину на висках. Правильные, грубоватые черты лица, совсем немного морщинок в углах глаз. Глаза… Чёрные омуты с едва заметным красноватым огоньком, они завораживали, лишали воли, заставляли страх отступать к самой границе сознания. Да, в свои двадцать семь у меня ещё не было мужчины. Не нравился мне кто-то настолько, чтобы перевести отношения из встреч за кофе и походов в кино в какую-то более серьёзную стадию. И вот теперь, похоже, меня банально изнасилуют, без всяких предварительных встреч и ухаживаний… Почему я не боюсь?! Почему… откуда это волнение, эта дрожь в коленках? Сумка выпала из ослабевших рук, я наконец нащупала ручку, подёргала и поняла, что дверь заперта. Как, если Руслан не подходил к ней? Или это сделал Гена?

– Так как нас зовут, м? – низким, рокочущим голосом повторил хозяин дома, и его ладонь упёрлась в дерево рядом с моей головой.

Я невольно отвернула голову, слишком уж близко Руслан наклонился ко мне, и… и почти прижался обнажённым торсом. Сердце гулко билось в груди, мысли перемешались, и ни одной путной не получалось поймать. Страх… Он оставался, но где-то глубоко, и скорее страх неизвестности, а не того, что неизбежно мне предстоит.

– А-а-ар-рина, – запнувшись, ответила я, тело облило жаркой волной – близость непонятного мужчины вызывала странные эмоции и ощущения, пугавшие, пожалуй, больше всего.

Я его совершенно не знаю, мы случайно встретились на перекрёстке, его водитель украл меня посреди улицы, почему я не сопротивляюсь и не пытаюсь оттолкнуть Руслана?!

– Ари-и-и-ина, – с видимым удовольствием протянул он и… его нос провёл вдоль моей шеи, мужчина с шумом втянул воздух. А меня пробрала горячая дрожь от его действий. – Вкус-с-сно пахнешь, Арии-и-иша…

От свистящих ноток в этом низком голосе я беззвучно охнула, руки метнулись к его груди, упёрлись в гладкие мышцы – волос у Руслана было совсем немного. Однако мои ладони для него преградой не явились, он прижался крепче, и мой взгляд метнулся вниз по плечу, ко второй руке – её ладонь тоже упёрлась в дверь рядом с моим лицом. Я заметила татуировку, кристалл, а в нём кинжал. Мелькнула мысль, а что бы это значило, и потонула в вихре взметнувшихся эмоций – губы Руслана коснулись моей шеи. Вот теперь я ахнула в голос, коленки внезапно ослабли, а перед глазами замелькали серебристые звёздочки. Не съехала по двери вниз только потому, что к ней крепко прижимало тело Руслана. Около уха раздался тихий смех.

– Ты же понимаешь, зачем ты здесь, Ариша? – самым натуральным образом мурлыкнул Руслан, а во мне снова проснулся страх.

Я упёрлась сильнее, впрочем, без всякого результата – что в стену, Руслан не сдвинулся ни на миллиметр. И всё так же продолжал водить носом по моей шее, рождая щекотные мурашки до самых пяток.

– П-послушайте… – сиплым голосом проговорила я, наскребая мужество на возражение этому очень, очень сильному мужчине. С которым я наедине. – М-может, всё-таки, п-познакомимся получше?..

Ладонь Руслана оторвалась от двери, легла мне на шею, потом передвинулась на затылок и вдруг резким движением сдёрнула резинку с низкого хвоста, освободив волосы. А потом за эти самые волосы ухватила, слегка оттянув мою голову назад и заставив снова смотреть Руслану в глаза. Чёрные, непроницаемые, как дёготь. В которых рдели угольки…

– Сейчас и познакомимся, – его взгляд остановился на моих губах. – Гораздо лучше, чем ты думаешь, Ариша.

Я не выдержала, зажмурилась, прикусив губу. В носу защекотало, страх опять вышел на первое место.

– Пожалуйста… не надо… – прошептала я, пытаясь сдержать слёзы.

– Страшно? – тихо спросил он, угадав мои чувства, отпустил волосы и провёл пальцами по губам, – правильно, меня бояться нужно.

Вот эта фраза совсем непонятной для меня прозвучала, а от неожиданной ласки страх опять отступил, и вернулось жаркое волнение. Да что со мной происходит?! Почему этот Руслан так странно действует на меня?! А тем временем, я почувствовала, как он начал расстёгивать пальто… Медленно, словно растягивая удовольствие, и нагнетая напряжение ещё больше. Я не выдержала, вцепилась в его широкие запястья слабыми пальцами, снова попробовав возразить:

– Н-нет… – а голос-то осип совсем, и вышел едва слышный шёпот.

И глаза не открывала, почему-то казалось, так будет лучше. И правда, когда не видела Руслана, страх меньше царапал грудь, ведь можно представить… да что угодно можно представить.

– Ш-ш-ш, – хозяин дома легко стряхнул мои непослушные пальцы и добавил. – Я всё равно тебя раздену, Ариш-ш-ша, но ты же не хочешь, чтобы твоя одежда при этом пострадала, правда?

Я замерла, осознавая смысл его слов, чем Руслан и воспользовался – его ладони скользнули на плечи, скинули пальто, и… мои глаза широко, неверяще распахнулись. Потому что руки мужчины пробрались под свитер, под которым у меня только кружевной бюстгальтер, провели по телу, задирая одежду, и я дёрнулась, в безуспешной попытке высвободиться. Руслан тут же прижал к двери сильнее, его чёрные с красноватым отсветом глаза сузились. Черты лица заострились, в них появилось что-то хищное, пугающее ещё больше, чем намерения. Тело облила слабость, мышцы превратились в желе, и я не могла отвести взгляда, чувствуя себя, как кролик перед удавом.

– А вот сопротивляться не на-а-адо, Ариш-ш-ша, – прошипел Руслан, наклонившись совсем низко, и добавил. – Глазки закрой, так проще будет.

Я подавилась вдохом, открыла рот, хватая воздух – чем странный хозяин дома и воспользовался. К моим губам прижались немного шершавые, твёрдые губы, я издала глухой, невнятный возглас, но закрыть рот не успела. Там уже оказался чужой язык, и… и какой-то он не такой был. Я отвлеклась, вдоль спины пробежал сначала холодок, а потом скатились горячие мурашки – поцелуй вышел странный, очень. Приятный… Длинный язык мягко скользил по моему рту, щекоча, поглаживая, дразня, и… О, боже, он… он раздвоенный?! Руслан воспользовался моим замешательством и снова потянул свитер вверх, горячие ладони провели по телу, погладили грудь… Я со всхлипом откинула голову, несильно стукнувшись затылком об дверь, а глаза по-прежнему было страшно открывать. Дыхание стало тяжёлым, в голове билась единственная мысль: кто он такой?

– Руки подними, – скомандовал Руслан тем же хриплым, низким голосом с рокочущими нотками.

Я не знаю, почему подчинилась. Не знаю, почему страх затаился в самой глубине души, а ему на смену пришло что-то другое. Обжигающее, волнующее, тревожащее запретной сладостью. Сердце гулко билось в груди, я облизнула пересохшие губы, и в следующий момент Руслан одним движением снял с меня свитер. Разгорячённой кожи коснулся прохладный воздух, я невольно поёжилась, и тут же ко мне снова прижался хозяин дома. Так странно… ощущать тепло его тела, слышать, как бьётся его сердце, тяжело и неравномерно. Чувствовать этот запах, дерева и моря, чуть-чуть терпкий, притягательный. Запах мужчины, неожиданно всплыла одинокая мысль. Который мне нравился, кружил голову, заставлял забывать о том, что я совсем не знаю этого мужчину, и… и нужна ему всего лишь на одну ночь. Я уплывала в странное оцепенение, позволяя его пальцам скользить по моему телу без всякого стыда, бессильно прислонившись к дереву и то и дело облизывая губы. Меня охватили странные желания, хотелось повторить поцелуй, почувствовать снова его язык внутри, а ещё… бельё вдруг стало тесным, неудобным, и ноющие соски требовали освобождения. Что со мной… не понимаю… ни на одного мужчину я так не реагировала… Не позволяла таких вольностей…

Настойчивые пальцы проникли под бюстик, слегка сжали тугие шарики, и я охнула в голос, глаза сами распахнулись. В лицо плеснуло краской, оно вспыхнуло от стыда – я вдруг резко осознала, что… стою, полураздетая, перед незнакомым мужчиной, и он без всякого стеснения и сопротивления с моей стороны прикасается ко мне… Столь смелым образом. А посмотрев на Руслана, пожалела, что поддалась порыву. Чёрные глаза горели красным, словно угольки, из-под верхней губы проступали белоснежные кончики клыков, и… Боже. Язык. Он действительно был плоским и раздвоенным, как у… у змеи. Руслан… или кто он там на самом деле, облизнулся, улыбнулся, и у меня крик застрял в горле. А самое жуткое то, что… при всей своей ненормальности это лицо не потеряло привлекательности, и мой страх от того, что передо мной явно нечеловек, не помешал телу… откликаться на настойчивые поглаживания груди. Его пальцы уже, оказывается, стянули кружево, высвободив полушария, и игрались с сосками, лаская круговыми движениями, перекатывая между подушечками, вызывая болезненно-приятные, острые вспышки удовольствия.

– В-вы-ы-ы… – вырвалось у меня сипло, я не могла оторвать взгляда от красных огоньков в угольно-чёрной тьме его глаз.

– Ариш-ш-ша, – оборвал Руслан предупреждающе, его руки метнулись вниз, и…

Я услышала треск ткани – кажется, расстегнуть замочек на юбке у него не хватило терпения, а у меня очередной ком подкатил к горлу, смесь ужаса и непонятного волнения окатила волной колких мурашек до самых пяток.

– Я с-с-сказал, глаза закрой! – отрывисто скомандовал Руслан, и я послушно снова зажмурилась, стараясь не думать, не думать, кто он такой.

И почему так странно реагирую, почему, вместо того, чтобы заледенеть от страха, забиться в истерике, сопротивляться, стою и… Ко рту снова прижались его губы, настойчивые, властные, жадные. Краем сознания отметила, что юбку с меня попросту сдёрнули, попутно слегка оцарапав живот – чем, я предпочитала не задумываться. Ведь если есть раздвоенный язык, сейчас со знанием дела ласкавший мой рот, клыки, то… Чёрт. Возможно, вместо ногтей…

И снова меня отвлекли горячие прикосновения ладоней и пальцев, уверенные, такие же настойчивые, как губы. Снова тихий треск, и лямки на бюстике приказали долго жить, эта деталь нижнего белья присоединилась к юбке, пальто и свитеру. Контраст прохладного воздуха и ненормально горячего Руслана рождал странные ощущения, меня охватила мелкая дрожь. Голова стала вдруг лёгкой-лёгкой, и все пугающие непонятности этого вечера, хозяина дома, стремительно соблазняющего меня, стали казаться незначительными и не стоящими внимания. Я прислонилась затылком к двери, часто дыша – Руслан отстранился, оставив в покое мои горящие губы, которые покалывали сотни иголочек. Его язык провёл вдоль моей шеи, пощекотал за ухом, ладони сжали грудь, довольно сильно, и… и я поняла, что меня оцарапало. В кожу ощутимо упёрлись кончики… наверное, когтей. Я тихо всхлипнула, зажмурившись сильнее, перед глазами замелькали золотистые звёздочки. Всё происходило в полной тишине, только слышалось тяжёлое дыхание Руслана да потрескивание огня в камине.

А потом… потом я ощутила, как вокруг ставшего очень чувствительным соска сомкнулись его губы, резко втянули, и острые зубы прикусили. Сильно, на грани боли, но… меня совершенно неожиданно пронзил разряд удовольствия. Тело выгнулось навстречу грубоватой ласке, из горла вырвался тихий возглас, не то удивления, не то наслаждения. Глаза я послушно не открывала, и уплывала на волнах необычных, волнующих ощущений, которые разбудил во мне странный Руслан. И не сказать, что был особо нежным, царапина на животе саднила, и вдоль тела водили отнюдь уже не ногти, я отчётливо это понимала. Острые кончики с силой нажимали, кожа вспыхивала обжигающими дорожками, однако, как таковой боли я не чувствовала. Красные полосы останутся, несомненно, но меня это не волновало уже – Руслан, оставив в покое стреляющий болезненно-приятными вспышками сосок, начал спускаться ниже по животу, оставляя слегка шершавым языком влажную дорожку. Его ладони скользнули по ногам, и я услышала тихий треск – колготки приказали долго жить. Как мои руки оказались на плечах Руслана, не помню, осознала только, что пальцы впились в ненормально горячие, упругие мышцы, и показалось, кожа его стала грубее, что ли. Страх переплёлся с удовольствием от действий… демона?.. В кровь как перца сыпанули, острого, жгучего, огненного. Молнией мелькнуло воспоминание о словах водителя Гены: «Скажи спасибо, что только на раз». А… а переживу ли эту ночь?..

Додумать и испугаться ещё больше не успела: язык Руслана прогулялся по оставленной им же царапине, зализал, и кожу слегка защипало, что тоже добавило волнительных переживаний. Потом… потом я почувствовала, как Руслан – буду называть его так, – прихватил край трусиков зубами и потянул вниз, пока его руки быстро освободили меня от остатков колгот и сапог. А я… я стояла, безвольно опустив руки, кусая губы и с трудом справляясь с неровным дыханием. Веки болели, так крепко я зажмурилась, водоворот эмоций захватил, закружил, лишив способности мыслить и трезво оценивать происходящее. Страх смешался со стыдом и возбуждением, щёки горели лихорадочным румянцем, а между ног стало мокро – тело предало меня, откликнувшись на ласки совсем незнакомого мужчины… «Демона», – вкрадчиво шепнул внутренний голос с каким-то ликованием. Внутри всё отдалось странной дрожью предвкушения, Руслан, стянув трусики до середины бедра, дальше одним движением сорвал их и… Колени сами сдвинулись, не пуская к самому сокровенному, я распахнула глаза, испуганно уставившись на Руслана. Сердце билось в ушах, пульс стучал в висках, меня трясло.

Он поднял голову, но не выпрямился, и я отметила, что кожа действительно стала темнее, цвета мокрого асфальта, разрез глаз слегка удлинился к вискам, и… и они стали совсем красными. Я тихо пискнула, холодная волна окатила разгорячённое тело, и коленки ослабли. Но съехать по двери на пол мне не дали – Руслан, не говоря ни слова, резким движением без труда преодолел моё сопротивление и развёл ноги.

– Н-нет… пож-жалуйста… – захлёбываясь от накативших сумбурных эмоций, попыталась я возразить, как заворожённая, глядя в рубиновую глубину.

Руслан только улыбнулся клыкастой улыбкой и в следующий момент моя нога оказалась у него на плече… Ой, нет, нет, боже, н-не так… Не надо… Когда его раздвоенный язык медленно прошёлся между влажных складок, уделив особое внимание жарко пульсировавшей чувствительной точке, я охнула в голос, чуть не сгорев со стыда и одновременно тело вспыхнуло от жаркого удовольствия. Горячая волна прокатилась от макушки до пяток, вернулась обратно и затаилась внизу живота. А Руслан и не думал прекращать откровенную ласку, и моё смущение потихоньку растворялось в волнении и остром наслаждении, и там же окончательно пропал страх. Всё существо тянулось к этому странному мужчине, и в какой момент я начала подаваться бёдрами навстречу, желая, чтобы его губы приникли ближе, чтобы язык не останавливался, не знаю. А когда я почувствовала внутри его пальцы, с губ сорвался короткий стон, и кровь моментально вспыхнула, превратившись в густой, горячий сироп. Тело изогнулось, пальцы Руслана проникли глубже… и упёрлись в преграду. Я подавилась вздохом, испытав на мгновение лёгкое неудобство, а Руслан вдруг опустил мою ногу, выпрямился, убрал руку, отчего меня посетило разочарование, и я чуть не захныкала самым позорным образом.

– Хорош-ш-шо-о-о… – прошипел он, вновь прижавшись ко мне, его язык скользнул по шее, а зубы прихватили мочку, аккуратно сжав.

И снова – разряд удовольствия, да такой сильный, что я негромко вскрикнула, вцепившись в плечи демона, и выгнулась сильнее. А ногу мою он так и не отпустил, и… ощущение, как по мокрым складочкам скользит что-то твёрдое, большое, горячее, слегка отрезвило, вернуло осознание реальности. Я, обнажённая, прижата к едва знакомому мужчине, который и не человек вовсе, его язык и пальцы побывали в моих самых интимных местах, и… и кажется, он всё-таки будет первым… Снова окатило холодной волной, мои перепуганные глаза встретились с красным взглядом Руслана, а он прижался к моим дрожащим губам, его язык обвил мой, не дав оттолкнуть, провоцируя, лаская, дразня… Горячие ладони подхватили под попку, приподняли, и на мгновение дыхание перехватило от подступившего прямо к горлу тревожно-радостного ожидания. Но Руслан вопреки этому ожиданию крепче прижал к себе и куда-то понёс, не прерывая поцелуя. Мои руки оказались на его плечах, низом я по-прежнему чувствовала возбуждённый член – ничем иным это быть не могло, – и в голове воцарился настоящий сумбур из эмоций, обрывков мыслей и растревоженных пугающе-волнительных, незнакомых ощущений. Я снова уплывала в мир запретного удовольствия…

Поцелуй прервался, и меня опрокинули на гладкую поверхность стола, прохладную по сравнению с разгорячённой кожей. Вздох застрял в горле, я не отводила взгляда от хищного лица, уже почти не похожего на человеческое… Но по-прежнему притягательное, даже с этой потемневшей кожей, чёрными губами и горевшими красным глазами. И клыками, да… Мой зачарованный взгляд скользнул по мощной шее, бугрившимся на руках мышцам, перевитым венами… Наверное, со мной что-то не то, потому что зрелище не испугало, а закрывать глаза больше не хотелось. Хотелось смотреть, смотреть, прикасаться, чувствовать его пальцы с длинными когтями на своём теле, чувствовать… чувствовать ЕГО внутри, в себе… «Я сошла с ума…» – мелькнула отстранённая мысль. Может, потому что происходящее казалось слишком далёким от реальности, и сознание переключилось на резервный канал, на механизм защиты? Но я прекрасно понимала всё, что со мной происходит, ощущала жар в теле, голодное томление внизу живота, и как сжимаются мышцы в предвкушении! Руслан рывком высоко поднял мои ноги, не сводя пристального взгляда, раздвоенный язык облизал чёрные губы.

– Больно будет, – на удивление внятно произнёс он буднично, и не дав осознать до конца свои слова, сделал резкое движение вперёд.

Между ног вспыхнула боль, я не удержалась и вскрикнула, руки метнулись оттолкнуть – желание приутихло, я боялась пошевелиться, а боль обжигала, разрасталась. Отметила, что по вискам скатились слезинки, Руслан же поймал мои руки и крепко прижал запястья к столу. Сам наклонился низко-низко, обдавая горячим дыханием, раздвоенный язык прошёлся по моим пересохшим губам.

– Тер-р-рпи, – прорычал он и плавно подался вперёд, проникая ещё глубже, усиливая боль.

Я забилась в его руках, слёзы потекли уже ручьём, и происходящее не казалось сказкой… Руслан не обращал никакого внимания на мои жалкие попытки, продолжая размеренно двигаться, и темп постепенно ускорялся, а боль перешла в жжение, и… вернулся жар, вернулось томление, тело податливо изгибалось, желая быть ближе, а ноги бесстыдно обняли Руслана. Мои всхлипы перешли в короткие стоны, внутри медленно нарастало напряжение и непонятный восторг, от которого дышать становилось всё труднее. Хриплое дыхание Руслана раздавалось около самого уха, и я почему-то улыбалась, чувствуя, как тяжело и неровно бьётся его сердце. Движения стали резче, сильнее, и несмотря на остатки неприятных ощущений – всё же, тело не привыкло, – мне нравилось, с каждой секундой всё больше.

– Да… ещё… ещё!.. – сорвался с губ лихорадочный шёпот, я скрестила лодыжки, прижавшись как можно крепче.

Руслан вдруг замер. Я тоже, внезапно испугавшись, что сделала что-то не то. Дрожь накатывала волнами, мне было невыносимо жарко, низ живота стянуло от напряжения, а он молчал и не двигался.

– Не боиш-ш-шься?.. – прошипел демон, и я уловила в его голосе недоверчивые нотки.

Не знаю, откуда во мне взялась смелость ответить именно так, но слова поймать не успела.

– А надо?..

Голос звучал хрипло, и в первый момент я его даже не узнала, казалось, не мой он совсем. В глазах Руслана полыхнуло рубиновое пламя, он навалился сильнее, и я услышала, как заскрежетали когти по дереву, крепче сжимая мои запястья. В ответ раздалось рычание, глухое недовольное, и резкий рывок – я судорожно вздохнула, боль смешалась с удовольствием, но улыбка не сошла с моих губ.

– Надо! – отрывисто произнёс Руслан, его губы впились в мою шею, зубы прикусили нежную кожу, ставя след, как клеймо, что я принадлежу ему.
this