Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели

Перед очередными воротами померкли все предыдущие. Не дверь – толстенная плита из нержавеющей стали. Ни единой щелочки. Только десять округлых углублений с разными символами, а над ними – ровный столбик непонятных значков.

– Это что, телефонная клавиатура? – поинтересовалась Ванесса.

– Трудно сказать, – уклончиво ответил длик. Он не понял, о чем говорит эта женщина-человек, но ему уже надоело постоянно признаваться в невежестве. – Это цифры Империи Гор. От нуля до девятки.

– Ну я же говорю – как на телефоне, – удовлетворенно кивнула Вон.

Итак, гориане тоже использовали десятеричную систему счисления. Символы, конечно, совсем другие: единица похожа на букву «L», двойка – на отраженную слева направо «F», тройка – на перевернутую вверх ногами «Т»… и только ноль представляет в точности такой же овал! Похоже, здесь математики разных миров шли общим путем – сначала просто пробел между цифрами, потом точка, потом кружочек, и в конце концов привычный всем «0»…

– Я так понимаю, это код?.. – предположила Ванесса. – Нужно ввести нужную комбинацию, чтобы дверь открылась?..

– Наверное, – дернулся всем телом длик.

– Ладно, что нажимать? – нетерпеливо спросил Креол, уже готовясь ткнуть пальцем в первую попавшуюся кнопку.

– Стоять, придурок! – выпалила девушка, хватая его за руку. – Уже забыл, какой у этого покойничка юмор?! Буквально убийственный!

Креол обернулся к саркофагу со Старшим Разумом Торакори. На миг показалось, что скелет весело ухмыляется.

– Ладно, так что нажимать-то? – примиряющим голосом спросил маг.

– Надо подумать… мистер длик, а на стене тут что написано?

– Мне отсюда не видно.

Тихо стоящий рядом Индрак тут же подхватил белошерстного карлика за талию, поднимая его к древней надписи. Длик прищурил огромные глазищи и принялся медленно читать:

Прохожий, к гробу приступая,
Сознай, сколь тщетна жизнь земная.
Ведь я когда-то тоже жил,
Дышал, смеялся и любил,
А вот теперь лежу костьми,
Окончив суетные дни.
Кииг ты, дэв иль человек,
Какой бы ни был нынче век,
На краткий миг остановись,
За дух мой грешный помолись,
А заодно прочти условье
Труда ученого сословья.

Был молод император наш,
Когда явился смерти страж,
Число прожитых в славе лет –
К задаче правильный ответ.
Нет проще этого числа,
Но помяни мои слова –
Коль единицу заберешь,
То вмиг квадрат ты обретешь.
Я подскажу еще чуть-чуть,
Моих ты слов не позабудь –
Квадрат, полученный тобой,
Разделится на три, усвой.
Задача требует терпенья,
Ума большого напряженья,
Но если хочешь ты пройти,
Изволь решение найти!

В сокровищнице воцарилось молчание. Креол выждал несколько секунд, убеждаясь, что надпись закончилась, и нетерпеливо спросил:

– Ну так что мне нажимать?

Глава 31

Ванесса прошлась вокруг каменного саркофага, укоризненно поглядывая на ухмыляющийся скелет. Покойный директор Торакори как будто потешается над ними. Он наверняка здорово веселился, нашпиговывая свой подземный институт всевозможными ловушками.

– Значит, математическая загадка… – задумалась девушка. – Нужная комбинация – возраст последнего императора Гора… Мистер длик, а вы не знаете, сколько этот парень прожил?..

– К сожалению, мне это неизвестно, – сочувственно произнес кииг. – Мой народ знает о древней истории Аррандраха больше всех, но мы не считаем нужным запоминать ни имен, ни прожитых лет…

– А решить эту задачку не сможете? Вы же вроде учитель?..

– Не учитель. Я длик. Я обучаю молодых киигов рисовать Картину Жизни – не считать.

Ванесса бросила взгляд на Индрака – тот лишь виновато пожал плечами. Дэвкаци не очень-то увлекаются головоломками.

Креол некоторое время тупо пялился на столбик непонятных значков, а потом внес предложение:

– Да я сейчас просто разнесу эту дверь к Хубуру!

– Я бы на вашем месте дважды подумал, – подал голос длик. – Во-первых, не уверен, что вам это удастся – гориане умели надежно защищать свои сокровища. А во-вторых, в этом случае те, кто спит за этой дверью, могут проснуться и начать интерпретировать вас как врагов. А вы ведь желаете заполучить их в друзья, не так ли?

– Мне плевать на их дружбу. Мне нужны солдаты.

Однако от необдуманных поступков Креол все же воздержался. Ему неожиданно вспомнились татуировки гренадер Хобокена. Шумерский архимаг понял общий принцип их действия, но не конкретный метод – при всем желании сам он подобную нарисовать не сможет. Несомненно, кииги унаследовали этот секрет от чародеев погибшего Гора.

Кто знает, не вложил ли и покойный Верховный Маг свою силу в аналогичный противомагический чертеж? Раз уж все равно решил принять яд?

И если вложил – то куда именно? Ни одного человека с тех далеких времен не осталось, но кто знает – вдруг такую татуировку можно нанести и на что-нибудь неодушевленное?.. И вдруг она выглядит совсем иначе, чем те, что украшают торсы гренадер Хобокена?.. Никакими чарами такую штуку не обнаружишь – ее носители вообще отсутствуют в магическом зрении.

Вдруг откуда-нибудь вылетит лезвие, точно так же аннулирующее чары?! Оно же прошибет любое защитное поле!

– Это все, конечно, чисто гипотетически… – чуть слышно пробормотал Креол, незаметно для самого себя перемещаясь за спину Индрака.

– А?.. Ты что-то сказал?.. – рассеянно переспросила Ванесса, заканчивая строчить в записной книжке.

Арифметическими способностями она никогда особенно не блистала. Но в головоломках все же кое-что понимала. Папа когда-то очень увлекался хитрыми задачками Ллойда, Дьюдени, Гарднера, Кэрролла, Смаллиана и прочих мастеров математического ребуса. На некоторое время ими заразилась и дочь.

Потом они были заброшены. Маленькая Вон почти одновременно заинтересовалась карате и бальными танцами. Даже всерьез пыталась изобрести технику, совмещающую то и другое. Что-то вроде балетного кемпо – красиво и в то же время убойно.