Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели

– Здесь написано – «Дверь открывается правым рычагом», – прочитал табличку длик.

– Значит, правый… – потянулся Креол.

– Погоди-ка! – одернула его Ванесса. – А откуда мы знаем, что здесь написана правда? Вдруг как раз правый – ловушка?!

Креол пожал плечами и потянулся к левому рычагу.

– Да погоди ты! – топнула Ванесса. – А вдруг это ловушка как раз для тех, кто заподозрит обман?!

– Ученица, так ты все-таки определись, – недовольно проворчал Креол.

Ванесса поскребла лоб. Был бы это человек, а не табличка, ее учитель с легкостью узнал бы, правду тот говорит или лжет. Это все сразу отражается в ауре – только очень искусный обманщик (или сильный маг) способен провести архимага.

Но с надписями так не получается.

– Кстати, а что будет, если дернуть неправильный? – спросила Ванесса у длика. – Ловушка, так ведь?.. А какая?..

– Мне это неизвестно.

В глубокой тишине Креол обдумал все три имеющихся варианта. Дернуть правый рычаг. Дернуть левый рычаг. Разнести дверь колдовством. Так и не придя к разумному решению, он пожал плечами и дернул оба рычага одновременно.

Неизвестно, какой оказался правильным, но дверь под шум шестерней поползла вверх. И в тот же момент выяснилось, что делает неправильный рычаг – под Креолом провалился пол.

– Чре!.. – удивленно вскрикнул маг, падая в яму.

Ванесса тоже вскрикнула, дернулась, но тут же успокоилась, выжидающе глядя на темное отверстие. Разумеется, не прошло и пяти секунд, как над ним показалась голова Креола.

– Шипов на дне не было? – полюбопытствовала Вон.

– Были, – безразлично ответил маг. – Последнюю Личную Защиту истратил.

– Тогда восстанови, мы подождем.

– Некогда. Пошли, по дороге восстановлю.

– А если в следующей комнате тоже окажется какая-нибудь ловушка? Что тогда?

– Тогда я очень разозлюсь и кого-нибудь убью.

Ловушек в следующей комнате не оказалось. Зато оказалось то, от чего у Ванессы вырвался восторженный писк. Глаза мгновенно разгорелись, а пальцы жадно зашевелились, ища какой-нибудь пакет… а лучше грузовик!

Самоцветы и серебро. Несчетное количество драгоценных камней и различных серебряных изделий. Похоже, нечто вроде секретного правительственного фонда.

Слегка удивило полнейшее отсутствие золота. Потом Ванесса вспомнила, что золото на Рари встречается крайне-крайне редко и драгоценным металлом не считается. Собственно, в языках этого мира нет даже такого слова – «золото».

– Я богата!.. – алчно пробормотала девушка, запихивая самоцветы в карманы и за корсаж. – Я богата, как арабский шейх!.. Я себе на это куплю остров где-нибудь на Карибах!..

– Ученица, нам некогда возиться с этим гравием, – брезгливо сказал Креол.

На сокровища погибшей империи маг взирал предельно равнодушно. Что-что, а деньги и драгоценности его никогда не волновали.

– Чего ты на меня так смотришь?! – окрысилась Ванесса, поймав взгляд учителя. – Да, я люблю деньги! Не фанат, но люблю!

– Забирай, сколько сможешь унести, и пошли, – проявил покладистость Креол.

– Мы заберем с собой ВСЁ! – яростно отчеканила Вон. – И не смей со мной спорить!

– Ладно, заберем. Но потащишь ты сама.

– Слушай, а тебе что, деньги не понадобятся, да?! – набросилась на мага ученица, целясь ногтями в горло. – У тебя же уже целая армия! А будет и еще больше! На какие шиши собираешься их кормить, одевать, вооружать?! Все за счет своей богини, да?! Самому-то не стыдно у женщины на шее сидеть?! Не боишься, что она потом на тебя счет повесит?!

Креол наморщил лоб. Об этом аспекте он раньше как-то не задумывался. Конечно, «банковский счет» Инанны весьма и весьма обширен – боги вообще редко нуждаются в такой ерунде, как финансы – но хочется ли ему, великому магу, от кого-то в чем-то зависеть? Как бы и в самом деле не пришлось после завоевания Лэнга расплачиваться с немалыми процентами – кто-кто, а Прекраснейшая своего не упустит…

– Уговорила, – медленно кивнул он. – На коцебу все это поместится?

– Поместится! – ни на миг не задумалась Ванесса. – Если не хватит, я свою комнату отдам!

– А спать где будешь?

– В твоей!

Креол хмыкнул, но возражать почему-то не стал. Вместо этого он окинул взглядом найденные богатства и задумчиво сказал:

– Вопрос в том, как все это перетаскать… У Слуги уже заряд кончается… хотя зачем мне Слуга?.. Шамшуддин управится за десять таких Слуг! Ха, не зря я все-таки его оживлял!

Пока маг с ученицей спорили, Индрак и длик с любопытством бродили по сокровищнице, словно зашли в музей на экскурсию. Дэвкаци нашел красивый серебряный кастет, украшенный сложным узором. Примерил – как будто по его руке делали. Видимо, прежний владелец был недюжинным детиной.

– Великий шаман, можно Индраку это взять? – окликнул он.

– Бери что хочешь, – отмахнулся Креол. Он беседовал через посох с Шамшуддином.

Ванесса восхищенно присела на краешек огромного кресла с балдахином. Деревянные части покрыты серебряной эмалью и усеяны великолепными драгоценными камнями – алмазы, рубины, сапфиры, изумруды, лазуриты, жемчуг. Верхняя часть сделана в виде огромного павлина, повернувшего голову и распустившего хвост – тоже усыпанный сапфирами и лазуритом. На груди – громадный рубин, а вместо глаза переливается бриллиант, не уступающий легендарному «Кохинору».

Похоже, когда-то эта штука служила императорским троном.

– Спорю на сто баксов – на таком стульчике даже английская королева не сидела… – горделиво пробормотала Ванесса, гладя подлокотник.

– Я бы советовал вам обратить внимание еще и вот на это! – подал голос длик, ушедший в противоположный конец залы.

Эта часть помещения оказалась свободной от драгоценностей. Только еще одна огромная дверь и… гроб. Открытый каменный саркофаг, а в нем – пожелтевший от времени скелет, держащий медную шкатулку. На запястьях болтаются тонкие медные наручи.

Остальные детали одежды истекших тысячелетий не пережили.

– Навевает воспоминания… – задумчиво улыбнулась Ванесса. – Почти так же выглядел тот гроб, в котором лежал ты… Рядом с ним мы впервые познакомились… Помнишь?

– Да, и ты в меня выстрелила, – мрачно кивнул Креол. – Помнишь?

– А это случайно не последний император? – мгновенно сменила тему Ванесса.