Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели

Но месяцы, проведенные за решением головоломок, не забылись окончательно. Ванесса еще раз перечитала текст, переведенный на английский со слов длика, и медленно произнесла:

– Если вдуматься, это не так уж и сложно…

– Правда? – недоверчиво посмотрел на нее Креол. – А я вот ничего не понимаю.

– Еще бы, ты даже в средней школе не учился… Смотри, тут же все написано. «Коль единицу заберешь, то вмиг квадрат ты обретешь». Значит, если вычесть из искомого числа единицу, получим квадрат!

– Квадрат? – машинально нарисовал в пыли означенную фигуру Креол. – А при чем тут квадрат, ученица? Если от числа отнять единицу, получишь такое же число, только немножко поменьше. А квадрат – это не число, а фигура. С четырьмя углами.

– Да не такой квадрат! – уселась рядом с ним Ванесса. – Квадрат – это еще и число! Такое число, которое получается из перемножения другого числа на само себя! Четыре, девять, шестнадцать…

– И почему оно называется квадратом? – хмыкнул Креол. – Почему не кругом или треугольником?

– А вот потому! – ткнула в его рисунок Ванесса. – У квадрата все стороны равны, вот почему! И если помножить длину стороны на саму себя, то получишь как раз площадь этого квадрата! Если у квадрата сторона длиной в три дюйма, то площадь будет девять квадратных дюймов! По-моему, это проще, чем с бревна упасть!

– А-а-а, вот оно что… – задумался Креол, разглядывая чертеж. – Хм, понимаю, понимаю… Да, это звучит логично…

– Конечно, логично. Древние гориане, значит, тоже так рассуждали…

– Ну ладно, допустим, квадрат. А дальше что? Их таких много – квадратов.

– А здесь у нас следующая подсказка, – подняла палец Ванесса. – «Квадрат, полученный тобой, разделится на три, усвой»! То есть квадрат должен быть не просто первый попавшийся, а кратный трем! Девять, тридцать шесть, восемьдесят один… Кстати, мистер длик, а неизвестно хотя бы, к какой расе этот император принадлежал?

– Расе?.. Нет. Неизвестно даже, к какому виду. Он мог быть человеком, дэвом, киигом, броношеном… кем угодно.

– Да я это и имела в виду, – пробормотала Вон.

Она все время забывала, что слово «раса» означает группы особей внутри одного вида. Люди вот делятся на европеоидную, монголоидную, негроидную расы… интересно, как назвать серых? Сероидные, что ли?.. Кажется, богиня Инанна что-то рассказывала на эту тему, но Ванесса уже успела все забыть.

А эйсты, дэвкаци, кентавры – это никакие не расы, а разные биологические виды. Внутри этих видов тоже могут быть свои расы – кентавры, например, делятся на северных и южных. Внешне северяне и южане различаются так же, как эфиоп и эскимос, но скрещиваются совершенно свободно. А это и означает принадлежность к одному биологическому виду.

Как известно, межрасовое скрещивание – явление совершенно естественное и даже способствующее генетическому оздоровлению общества. Ванесса Ли – сама продукт такого скрещивания, европейско-азиатский метис. Прекрасный результат получился.

А вот межвидовое… межвидовое скрещивание еще называют зоофилией. Потомства оно либо не дает вообще, либо дает мулов – стерильных особей, не способных к размножению.

Хотя иногда встречаются и исключения. Например, у серебряного карася самок гораздо больше самцов, и одинокие самки успешно плодятся с помощью самцов других видов – золотых карасей, линей, карпов. Скрестив зубра и бизона, биологи получили новый жизнестойкий вид – зубробизона. Или хоть тех же дэвкаци вспомнить, появившихся благодаря смешиванию генов дэва и человека…

– Значит, неизвестно… – задумалась Вон. – Мистер длик, а какой народ Аррандраха самый долгоживущий?..

– Дэвы, – ни на миг не задумался длик. – Они живут около пятисот лет. Мой народ делит второе место с цвергами – мы и они живем по триста пятьдесят лет. А меньше всех живут стекр-аамы – всего сорок лет.

– Не повезло ребятам… – посочувствовала Ванесса, строча в записной книжечке. – Значит, комбинация может быть и трехзначной… «Был молод император наш»… Значит, до старости не дожил… хотя это может быть поэтической вольностью. Смерть же всегда наступает преждевременно… Ладно, будем считать пятьсот максимальным значением. Какие там у нас есть подходящие квадраты?.. Так, так, так… Девять, тридцать шесть, восемьдесят один… э-э-э… сто сорок четыре… э-э-э… двести двадцать пять… э-э-э… триста двадцать четыре… э-э-э… четыреста сорок один… э-э-э… ну и хватит. Дальше у нас… э-э-э… э-э-э… пятьсот семьдесят шесть, а это уже многовато…

– До такого возраста очень редко доживали даже дэвы, – согласился длик.

– Ну и дальше что? – скептически поинтересовался Креол. – Семь чисел. Все подряд будем пробовать?

– Это недолго, – пророкотал Индрак. – Всего семь. Легко перепробовать.

– Легко-то легко, но что будет, если введешь неправильную комбинацию?.. – задумалась Ванесса. – Вдруг опять что-нибудь такое рухнет?.. Или вообще все взорвется к чертям?..

– Ну и?..

– Тут должна быть еще какая-нибудь подсказка… – еще раз перечитала стихотворение девушка. – Просто обязана… Просто… Стоп. Стоп, стоп, стоп! Просто!..

– Э?.. – наклонился у нее над плечом Креол.

– «Нет проще этого числа» – это просто так написано или…

– Или?..

– Ты знаешь, что такое простое число?

– Которое несложное, – не задумываясь, ответил Креол. – Маленькое. Легко досчитать. Два, например. Или три.

– Э-э-э… ну да, два и три – простые числа… – не могла не согласиться Ванесса. – Но они не поэтому простые. Простое число – это такое, которое не делится ни на какое другое, кроме единицы и самого себя. Вот семь, например, ни на что не делится – оно простое. А шесть – делится на два и три, оно…

– Сложное?..

– Составное. Может, конечно, это просто так написано, для рифмы, но может, это еще одна подсказка… И если подсказка, то тогда мы знаем, что искомая комбинация – простое число! А какие там у нас числа?.. Девять плюс один – десять, тридцать шесть плюс один – тридцать семь… и дальше восемьдесят два, сто сорок пять, двести двадцать шесть, триста двадцать пять, четыреста сорок два… Простые есть?..

– Только одно, – мгновенно ответил Креол. Ломать голову над ребусами он не любил и не желал, но зато умел производить сложные вычисления со скоростью калькулятора – как и положено архимагу. – Тридцать семь. Ни на что не делится.

– Тридцать семь?.. – подняла глаза к потолку Ванесса. – Ну а что, нормально в принципе… Стекр-аамом император вряд ли был, но человеком уже вполне мог… Тридцать семь – это еще вполне себе молодой, особенно для покойника…

– Так что, нажимать? Ученица, ты уверена?..

– Уверена, – твердо кивнула Ванесса.

И на всякий случай закрыла глаза.

Креол надавил клавиши с тройкой и семеркой. Какое-то время ничего не происходило. Потом где-то за стеной послышался ритмичный стук шестерней, и стальная плита медленно поползла вверх.

– О-го-го… – невольно подняла глаза Ванесса.

– Оно, – растянул губы в улыбке Креол. – Оно самое.

Стальные Солдаты. Несомненно, те самые Стальные Солдаты. Громадное помещение, похожее на машинный цех. И сотни неподвижных махин, откованных из великолепной нержавеющей стали.

– Очень хороший металл, – уважительно пророкотал Индрак.

Да уж, эти автоматы явно превосходят тех глиняных кукол, что обратились в черепки несколькими помещениями ранее. Огромного роста – добрых двадцать футов. Если они втроем, включая почти восьмифутового дэвкаци, встанут друг другу на плечи, то будет аккурат вровень.

Ванесса даже мысленно сложила собственный рост, Креола и Индрака (5’8”+6’1”+7’9”=19’8”), наметив позднее достать рулетку и измерить какого-нибудь Стального Солдата. Интересно же – верно ли она угадала?

На людей эти внушающие страх громады похожи весьма отдаленно. Туловище напоминает сплющенную брюкву, голова отсутствует, ног три – толстые, короткие, с широченными ступнями-тарелками. Примерно такие же ножищи у слонов с бегемотами – да и у вымерших чудовищ типа бронтозавров были похожие. Идеальная форма для поддержки крупного веса.

Стальные Солдаты – тяжелые боевые машины. Броня литая и очень толстая, превосходящая даже танковую. Судя по внешнему виду – спокойно выдержит прямое попадание из крупнокалиберного орудия. Похоже, этих громил предназначали для осадных операций – ровнять с землей крепости и города.