Алексей Юрьевич Пехов
Ветер полыни

– Не смотри вниз, – посоветовал тот.

– Легко сказать, лопни твоя жаба, – простонал Лук. – Меня сейчас стошнит.

– Не думаю, что Ходящая обрадуется такому проявлению чувств, – пробормотал Гис и встряхнул стражника. – Возьми себя в руки!

Тот открыл один глаз, затем другой:

– Лопни твоя жаба! Я с детства боюсь высоты.

– Эй! Ты же столько лет провел на стенах Врат Шести Башен! – удивился следопыт.

– Сравнил! Там, дай Мелот, чтобы сорок ярдов было, и камень под ногами. А здесь – за несколько сотен. Вон, люди внизу меньше муравьев. И сплошное стекло. Того и гляди, рухнем.

– То, что создал Скульптор, не так-то просто разрушить, – улыбнулся заклинатель. – Тебе совершенно нечего опасаться. Этот пол выдержит даже удар снаряда, выпущенного из катапульты.

Лук вяло кивнул и только теперь заметил, что в дальнем углу комнаты, на сдисских подушках оранжевого цвета, поджав под себя ноги, сидит пожилая женщина. Перед ней, прямо в воздухе, висит толстая книга. Ходящая была погружена в чтение и не обратила на вошедших никакого внимания. Лишь после того как к ней подошел Огонек, она оторвалась от страниц и подняла глаза на приглашенных. Радушно улыбнулась, оперлась на руку Григо, с трудом встала на ноги и подошла к гостям.

– Магистр Гис, я рада видеть вас в добром здравии.

– Позвольте мне сказать то же самое, Ирла, – поклонился заклинатель. – Вот люди, о которых я вам рассказывал.

– Здравствуйте. Спасибо, что нашли время ответить на мое приглашение. Беседа не займет много времени.

– Мы готовы быть здесь, сколько потребуется, госпожа, – благоговейно промямлил Лук.

Га-нор имел на этот счет свое мнение, но счел за лучшее промолчать.

– О, не стоит идти на такие жертвы ради старухи, – отмахнулась Ирла. – Кто из вас двоих видел Проклятую?

– Я, – тут же отметился Лук.

– Замечательно. Как я уже говорила, это ненадолго. Проходите, присаживайтесь.

– Ну? – спросил Га-нор у друга, как только они покинули стеклянную комнату. – Теперь ты счастлив?

Лук, крепко сжимающий в кулаке подарок Ходящей – тяжелое золотое кольцо с шестью мелкими изумрудами по ободу, – кивнул и расплылся в улыбке. Он выполнил последнюю волю умирающей на Вратах волшебницы и поведал ее сестрам о Кори. Те, вопреки всем его опасениям, не только внимательно выслушали историю и поверили в нее, но еще и отблагодарили. Колечко стоит уйму денег, однако Лук не продаст его и за все сорены Альсгары. Слишком многое пришлось пережить по дороге, чтобы расстаться с памятным даром.

– Куда мы теперь, Гис?

– Сначала ко мне, а там уж решайте сами. Ирла обещала, что поговорит с Матерью, так что, вполне возможно, с вами еще раз захотят побеседовать. На вашем месте я бы не спешил покидать город.

– Ты не на моем месте, Алый. – Га-нор поморщился, словно от зубной боли. – Не вижу причин торчать в Альсгаре. Я для Башни бесполезен. На севере и востоке идет война. Вот-вот и сюда докатится. Недостойно воина клана Ирбиса избегать сражения. Завтра, крайний срок – послезавтра, я уйду из города. Хватит бегать от боя.

– Твое право. Мешать не буду. А ты, Лук?

– Я? – Пухлый стражник на уну задумался. – Я свое дело сделал, Гис. То, что меня просили, – выполнил. Рассказывать каждый раз одно и то же, точно заморская птица, не хочу. Так что, пожалуй, прогуляюсь с рыжим. Хотя воевать я не люблю, но вдруг удастся перебраться через Катугские горы? Никогда не был на севе… Лопни твоя жаба! Вы только посмотрите на это!!!

В зал вошли гвардейцы, за которыми следовали две женщины в платьях Ходящих и трое тех, кого ни Лук, ни Гис, ни Га-нор совсем не ожидали увидеть.

Один из троицы – молодой, голубоглазый, с породистым, чуточку нагловатым лицом, – шел впереди. На его черной бархатной куртке красовалось пламя, вышитое серебряными нитями. Двух других – мужчину и женщину – вели под конвоем.

Мужчина был среднего роста, жилистый и гибкий, в потрепанной, испачканной одежде. Правая штанина пропиталась засохшей кровью, но на походке мужчины это обстоятельство никак не отражалось. Светловолосый и сероглазый, в окружении хмурых гвардейцев, он казался ловким и опасным мангустом, каким-то образом затесавшимся в стаю угрюмых сторожевых псов. Те не спускали с него настороженных глаз, похоже, в любой момент ожидая неприятностей. Женщина держалась рядом и была так же светловолоса, как спутник. Короткая мальчишеская стрижка, синие глаза, высокий лоб, тонкие губы, щеки запали, из-за чего высокие скулы казались еще выше. Она была одета в белую рубаху с тонкой красной вышивкой и кожаные охотничьи штаны. За каждым ее движением следили Ходящие.

– Лаэн! Нэсс! Шен! – изумленно вскричал Лук.

Светловолосый едва заметно кивнул, показав, что узнал их. Женщина приветливо улыбнулась, хотя было видно, что улыбка далась ей с трудом. Молодой человек пробормотал под нос ругательство.

– Эй! Куда вы их ведете? Что они сделали?!

Двое гвардейцев преградили солдату дорогу и взялись за мечи:

– В сторону! Не разговаривать с ними!

– Это мои друзья, лопни твоя жаба! В чем они виноваты, Шен?! – не унимался тот.

– Не ввязывайся в дела Башни, Лук, – ответил молодой.

– Как ты можешь?! Мы же вместе были в Плеши! Что с тех пор изменилось?

– Многое, – безрадостно усмехнулся светловолосый мужчина. – Лучше не вмешивайся. Это наши проблемы.

– А вот это мы еще посмотрим, – процедил Га-нор, вставая рядом с Луком. – Клянусь Угом, мы вас не оставим!

– В сторону! Дайте дорогу! – вновь рявкнул один из гвардейцев. – У нас приказ Наместника! В сторону, если не хотите попасть за решетку!

– Пропустите их, друзья, – попросил Гис своих спутников. – Сейчас не время и не место затевать свару. Будет только хуже. И им и нам. Я постараюсь что-нибудь придумать.

Северянин глухо заворчал, разом став похожим на недовольного медведя, но с дороги отошел. Лук, тяжело вздохнув, последовал примеру товарища. Конвой поравнялся с ними, затем прошествовал мимо, но заклинатель и двое приятелей неотрывно смотрели в спины уходящих до тех пор, пока за ними не закрылась дверь.

– Ничего не понимаю! Зачем они понадобились Башне?!

– Нэсс и Лаэн – гийяны, Лук. Неужели ты считаешь, что наемные убийцы невинны, точно овечки? – Глаза у магистра были задумчивы. Казалось, он решает для себя какую-то сложную задачу.

– А мне плевать! – запальчиво возразил Лук, сейчас больше всего похожий на задиристого петуха. – Мы вместе сражались, а это чего-то да стоит! Вот! Шен, выходит, живехонек, а, Гис? Ведь ты нам говорил, что вы с Нэссом его потеряли, когда убегали от мертвяков.

– Говорил. Значит, ему повезло не меньше, чем нам, раз он выбрался из Даббской Плеши. Вы видели на его одежде пламя, или мне почудилось?

– Не слепые, – глухо сказал северянин. – Ходящий.

– Мужчины не могут быть Ходящими, – не согласился Лук. – Такого не бывает.

– Это как сказать. Как сказать… – Гис думал о чем-то своем. – Я, на твоем месте, не всегда доверял бы чужой болтовне.

– А я и не доверяю. Но… может, он просто тряпку с вышивкой у какой-нибудь волшебницы одолжил? – продолжал строить предположения стражник.

– Куртка мужская, – не согласился следопыт. – Ты что-нибудь понимаешь, Алый?

– Нет. Пока – нет.