Алексей Юрьевич Пехов
Ветер полыни

Заклинатель толкнул высокие створки. Те бесшумно отворились, и Лук, посмотрев вверх, изумленно охнул. Потолок в зале был прозрачным, а наверху раскинулось черное небо с рассыпанными, словно просо для кур, мириадами звезд. Стражник помнил, что всего лишь десять минок назад за окнами властвовал день. Га-нор удивления не выказал и хмуро проворчал что-то про магию.

– Это Ночной зал, созданный Скульптором, друзья. – Гис даже не думал задирать голову, чтобы посмотреть на чудо из чудес. – Здесь живет бесконечная ночь, звезды…

– И комета.

Действительно, затмевая яркостью даже луну, по небу, распушив багровый огненный хвост, беззвучно неслась красавица комета.

– Да. Предвестник несчастья. Она появилась здесь за день до падения Врат Шести Башен. Но, к сожалению, никто не придал этому значения. Слишком давно не было ничего подобного. В последний раз комета появлялась в Войну Некромантов. Пять веков – слишком долгий срок, чтобы кто-нибудь вспомнил об этом и заподозрил неладное. А жаль. Возможно, если бы Ходящие поняли, что она означает, мы бы не оказались в таком бедственном положении, как сейчас.

– Ходящие так редко смотрят наверх, или просто слепы, точно плотоядные ледяные черви? – недоверчиво произнес Га-нор. – В моем клане каждый ребенок знает – когда появляется хвостатая вестница[1 - Хвостатая вестница – название кометы у северян.], жди беды.

– На настоящем небе кометы нет. Она только в этом зале. Многих подобное обстоятельство, как я слышал, смутило. Но давай поговорим о поступках магов после того, как уйдем отсюда, – мягко произнес Гис. – Сейчас не время заниматься подобными беседами.

Следопыт согласно хмыкнул. Заклинатель говорил разумные вещи, не ровен нар – не слишком уважительные речи услышат и, не церемонясь, выставят нахалов за дверь. Лук этого точно не переживет. Будет ныть с утра до вечера и своими жалобами сведет с ума. Уж лучше немного помолчать, благо это не трудно.

Спутники шли под безразлично подмигивающими с высоты небосвода звездами, и звуки их шагов, точно испуганные летучие мыши, взлетали к потолку. Было видно, что заклинатель спешит, но не позволяет себе сорваться на бег. Несущийся по Башне демонолог – не самая хорошая репутация для того, кого и так здесь не слишком-то ценят.

Северянин заставил Лука отвлечься от созерцания потолка, дернув за рукав.

– Чего? – не слишком довольно обернулся тот, бросив последний взгляд на поразившую его комету.

– Надеюсь, у тебя хватит ума не говорить им про Лаэн? – наклонившись к уху стражника, прошептал Га-нор.

– Ну, ты еще меня поучи, что говорить, а что нет, лопни твоя жаба! – обиделся Лук. – Понимаю. Не тупой.

– Про Лаэн уже знают. – У Гиса оказался отменный слух.

– Ты о чем? – скорчил невинную рожу солдат.

– О том же, что и вы. В ней есть «искра».

– Правда?

– У тебя не слишком хорошо получается корчить из себя дурака, – добродушно усмехнулся в усы заклинатель.

– Это ты им рассказал? – Синие глаза следопыта нехорошо прищурились.

– Не говори ерунды, сын Ирбиса. – Гис шел вперед размеренным шагом. – Я не имею дурной привычки лезть в чужие дела. В особенности в те, которые касаются Дара. Башня знала о женщине Нэсса еще до того, как я оказался в Альсгаре. Так что не стоит тебе смотреть на меня волком.

– У заклинателей что? Глаза на затылке? – удивился Лук.

– А вот нас и встречают, – вместо ответа процедил магистр. По его лицу было видно, что он не слишком рад.

У дверей застыли четверо гвардейцев в парадных серо-красных мундирах, а чуть поодаль, нетерпеливо покачиваясь на носках, стоял мужчина, облаченный в черное. От взгляда Га-нора не укрылось, что на груди у незнакомца серебряными нитями вышита искра с восьмью лучами. Следопыт знал, что если красный круг или пламя указывают на принадлежность к Ходящим, то серебро нашивки говорит о том, что перед ними один из Огоньков.

– Ирла ждет, магистр, – сказал маг.

Заклинатель холодно кивнул в ответ. Он явно не слишком жаловал этого человека. Все так же молча Гис снял с пояса жезл. Протянул «черному». Тот с ироничным поклоном принял его:

– Эти люди знают правила? Они должны оставить оружие гвардейцам.

– Спасибо, что напомнил, Григо. Без твоей заботы мы бы пропали. – Алый не пытался скрыть яд в голосе.

– Всегда к твоим услугам.

Лук не стал тащить топор в Башню, оставив его под кроватью в доме Гиса, и вручил гвардейцу лишь широкий кинжал. Следопыт, в отличие от товарища, с видимой неохотой расстегнул ремень, удерживающий ножны за спиной, и с недовольным видом передал охране меч. Гвардеец, принявший оружие, вытянув его на полпальца, уважительно крякнул. И было от чего: некоторые оружейники Льдистых земель ничем не уступали морасским мастерам. Шкуру орхака сталь, подобная этой, разрубала, словно льняную рубашку.

– Мальчик, ты останься здесь, – велел Ашану «черный».

– Ашан, подожди, пожалуйста. Мы скоро вернемся. – Гис смотрел только на мага, посмевшего отдавать приказы его ученику, и теперь в его голосе прозвучало предупреждение: «Делай свое дело, Григо, и не лезь в чужое».

Огонек на это лишь хмыкнул и, не оглядываясь, пошел вперед.

– А они не любят тебя гораздо сильнее, чем я думал, – сказал Га-нор заклинателю.

– А ты знаешь того, кто любит носящих алые мантии? – Усмешка у магистра вышла не слишком приятной.

– Да, я знаю таких людей, – невозмутимо ответил рыжий. – И удивлен, что ты о них не слышал. Кланы Льдистых земель уважают тех, кто правит демонами.

– Мне известно это. Прости. – Гис на мгновение прикрыл глаза, вернув своему лицу маску безмятежного спокойствия. – Но север и твои родичи слишком далеко от нас. Когда живешь среди всего этого, – он обвел рукой чертоги, по которым они шли, – то забываешь, что где-то тебя могут встречать не как врага, а как друга.

– Тебе следует побывать в наших краях. Вряд ли ты выдержишь зиму, а вот лето может прийтись тебе по вкусу. Конечно, если не боишься комаров.

Гис на это лишь рассмеялся:

– Нет. Я не боюсь комаров. И был в ваших краях. Правда, очень давно. Лет пятнадцать назад. В гостях у клана Снежных Белок. Но нынче не до путешествий. Дел навалилось выше крыши, да и путь на север Империи теперь закрыт, набаторская армия топчется где-то недалеко от Лестницы Висельника.

– Ну и что? Западный перевал через Клык Грома[2 - Клык Грома – одна из десяти южных крепостей, созданных Скульптором. Врата Шести Башен (самая мощная цитадель) охраняли единственный перевал Самшитовых гор. Воронье Гнездо – подступы к Альсгаре с востока. Кабан – находится между восточным краем болот Шетта и Сандоном. Орлиное Гнездо – между Катугскими горами и Слепым кряжем. Клык Грома – недалеко от Устричного моря, на западном перевале Катугских гор. Последняя крепость, самая маленькая, нависает над Лестницей Висельника и носит одинаковое с ней название. Остальные четыре бастиона были уничтожены во времена Войны Некромантов.] будет доступен до середины осени, пока в горах не начнутся снегопады. К тому же Орлиное Гнездо и Окни не взяты, а пока они держатся, к Лестнице набаторцы не пройдут.

– Боюсь, падение Окни – лишь вопрос времени, мой друг, – вздохнул Гис. – Как и Орлиного Гнезда. Если они смогли взять Врата Шести Башен, то и эти крепости не выдержат натиска. Восток, который многие все еще продолжают считать нашим, мы потеряли. От Самшитовых гор и Лесного края до Окни, Гемской дуги и лесов Высокородных земли утрачены. И чтобы их вернуть, придется пролить море крови.

– Мы и так ее пролили, – не согласился Лук, влезая в разговор. – Только без всякого толку. На их стороне некроманты Сдиса и сами Проклятые. Против таких много не навоюешь, лопни твоя жаба. Оставят от тебя мокрое место или, того хуже, – обратят в мертвяка.

– Для того чтобы этого не было, и нужны Ходящие. А они вместо помощи солдатам сидят за надежными стенами и цветочки выращивают. Большая доблесть!

– Прикусил бы ты язык, рыжий, – беззлобно бросил Га-нору прислушивающийся к беседе Григо. – Если бы Башня ничего не делала, темные твари давно бы бегали по пепелищу твоей деревни. Ты не знаешь, на что способны владеющие черным Даром.

– Ты будешь удивлен, Огонек, но я знаю, чего ждать от некромантов. И гораздо лучше, чем ты.

Маг на эти слова лишь выразительно кашлянул, показывая, что не поверил словам Га-нора. Разговор затих, и дальше спутники шли чередой великолепных коридоров, залов и галерей в молчании. Наконец они поднялись по тонкой, тихо звенящей под ногами, серебристой лесенке, и Григо распахнул скрытую в стене невысокую дверь.

В какой-то момент Луку показалось, что он очутился в подвешенной между небесами и землей хрустальной клетке. Вся комната состояла лишь из тонкого каркаса и закрепленных в нем стекол. Каким-то непостижимым образом помещение было вынесено за пределы башни и висело в воздухе на невидимых креплениях.

Вверху плыли облака, внизу блестело озеро, которое с этой высоты в размерах проигрывало даже небольшой луже. Прямо над прозрачным куполом находились ласточкины гнезда, и множество птиц кувыркалось в небе, молниями пролетая мимо мыльного пузыря, куда попали приглашенные Башней гости.

Стеклянный пол выглядел донельзя хрупким. Создавалось впечатление, что в любую уну он пойдет трещинами, точно первый лед, а затем лопнет под ногами, разлетится во все стороны с хрустальным звоном бриллиантовыми брызгами, и придется падать ярдов двести, если не больше.

Луку, как только он поглядел вниз, стало нехорошо. Ничего не скажешь, «приятная» перспектива. Ноги его задрожали, в горле пересохло, на лбу выступила испарина, а голова закружилась. Он зажмурился, но это не спасло, и, чтобы не упасть, солдат, словно утопающий, обеими руками изо всех сил вцепился в Га-нора.