Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

– Да, – коротко ответил я, решив не строить из себя полного дебила, а то ещё выкинут в космос, как ненужный хлам.

В такой ситуации нужно быть как минимум полезным, а желательно необходимым, чтобы даже обидеть никому не пришло в голову.

– Тогда быстро одевайся, – приказал Босс. – Моё имя Гурон. Это – Винк, – показал на Алкаша теперь уже и для меня Гурон.

– Ну а я – Димаркортус, – продолжил знакомство Док. – Хотя можешь звать как и все – Док. Не все могут запомнить или выговорить моё имя.

– Меня зовут Владимир, можно короче – Вова, – решил быть вежливым я.

– Нам не нужно твоё имя, раб, – резко перебил меня Гурон.

– Но ведь нужно же его как-то называть, – возразил Док. – Пусть будет Вова.

– Короче, сейчас ты ответишь на наши вопросы, и мы решим, что с тобой делать, – уже спокойнее продолжил Гурон.

– Расскажи коротко о себе, – после того как я оделся, распорядился Док.

– Человек. Землянин. Техник-электрик. Сорок лет. Знаю компьютеры. Умею программировать, – стал я себя рекламировать. – Вроде всё. Может, вам нужно что-то конкретное? Не знаю, что ещё добавить, чтобы коротко.

– Для начала хватит. И так понятно, что ты не дебил, – отрезал Гурон. – Идиоты программировать не умеют и технарями не работают, пусть даже и на допотопной технике, как у вас.

– Значит, индивидуальная несовместимость с нашей медтехникой, – заключил Док. – Надо будет на станции в более новой и специализированной диагностической капсуле его проверить.

– А сейчас-то что с ним делать? – спросил Винк. – Обратно в клетку забросить или Доку оставить, пусть ещё чего-нибудь протестирует на нём?

– Ну, можешь приводить его с утра каждый день, – решил Док. – Я попробую на нём медкапсулы разных поколений в различных режимах. Киберхирурга я на нём пока испытывать не буду, а то выйдет из строя, а он у нас один, где тогда раненых лечить?

– Давай за мной, – скомандовал мне Винк. – И без фокусов. А то помнишь, что было, когда ты пытался отобрать у меня шокер? Рабский ошейник особо упорных во вредительстве может и убить. Стоит только помыслить о вреде хозяину, как получишь разряд. Всё понял?

– Какой-то он неправильный, – сказал Гурон Доку, когда Винк с рабом ушёл.

– Ты только заметил? – удивился тот.

– Да я не о твоих сбоях в оборудовании. Ты не заметил, что он очень спокоен, не кричит, ничему не удивляется, не боится, ничего не спрашивает о том, где он. У искина больше эмоций, чем у него.

– А ведь и верно, с этой точки зрения он не менее удивителен. Завтра во время тестов я с ним поговорю, может, пойму, в чём дело.

– Меня позовёшь, вместе поговорим. Хоть такое, но развлечение.

Дойдя до клетки, Винк указал на ведро, пластиковую бутылку и тарелку с чем-то серым.

– Туалет, вода и еда. Не тупой, разберёшься, – объяснил он, запер меня и ушёл.

– Чего они хотят от нас? – услышал я от своего врага, когда мы остались одни.

– Вежливые люди сначала представляются, – решил я устыдить его.

– Висюков Геннадий Аполинарьевич, врач-ветеринар, – представился он.

– Вова, электрик, – решил я играть перед ним алкогольное быдло.

– Так чего они хотят-то? – вновь спросил он.

– Как чего, на органы пустят, вон откармливают чем-то хитрым перед забоем, – начал я запугивать Гену, чтобы раскрутить на откровенность, так сказать, перед смертью.

– Шутишь?

– Какие уж тут шутки, тебя, сказали, на органы, а я даже на запчасти не годен, – продолжил гнать я всякие ужасы. – Выкинут, думаю, меня в космос, как надоем.

– Как это – в космос? А мы разве не в иностранной секретной лаборатории? – удивился он.

– Какая лаборатория?! Ты что, не видишь уровень технологии? Хотя ты же врач. Но ты только представь: нам закачали знание их языка, а ошейники, что на нас надеты, могут читать наши мысли. Это точно неземная техника.

– Бред. Как ошейники могут читать мысли? – усомнился он в моих словах.

Пришла пора жестоко пошутить. Заодно и проверю, смогу ли я обмануть ошейник. Включаю режим ОВД.

– Если не веришь, попробуй представить, как ты бьёшь морду любому из них или всем сразу. Или вообще мысленно убей их.

«Пять секунд – полёт нормальный», – отключив ОВД, подумал я и посмотрел, как бьётся в припадке Гена.

Шутка удалась, обход контроля ошейника найден. А пока Геннадий в отключке, продегустируем местную еду. Вот это да… Я впервые пробую настолько безвкусную еду, что даже пластилин и то кажется съедобнее и вкуснее. Идеальная еда для тех, кто хочет похудеть. Это ж насколько нужно проголодаться, чтоб захотеть такое есть. Тогда подумаем логически: травить нас им смысла нет, только яды переводить. Отдельно для нас готовить тоже никто не будет (хотя здесь могут и роботы готовить). А на фиг им тогда рабы, если есть роботы?

Рабы, наверное, дешевле и умнее, не верю, что роботы очень умные, быстро считают – да, но не умнее. Примем за данность, что еда одинаковая, просто они себе добавляют всякие приправы и вкусовые добавки, а на нас экономят, захотим есть – и так всё сожрём. Вода была тоже очень безвкусной, наверное, дистиллированная.

– Ну как, теперь дошло? – спросил я у пришибленного осознанием полной… э… ситуации, в которой мы оказались, Гены.

– Но как же так, они ведь цивилизованные люди. В космосе вон летают, зачем так сразу – на органы.

– А ты зачем меня по башке бил, тоже вроде человек? – решил припомнить я ему.

– Ну-у… это я… – стал мямлить он. – В общем, обознался, спутал тебя с одним нехорошим человеком.

– Врать нехорошо. Лучше промолчи. Не наматывай себе грехов, скоро отвечать за них придётся, – укорил я.

Попробовал в очередной раз вызвать Гену на откровенность. Придумывая, чем бы ещё его напугать, чтобы точно раскололся.

– Но у них же высокие технологии, наверное, умеют лечить любые болезни, зачем им наши органы? – решил сменить скользкую тему он. – Цивилизованные же люди.

– А с чего ты взял, что они люди? – продолжил гнать я. – То, что они на нас похожи, не делает их людьми. Если у них в норме рабство, то не факт, что, например, у них не может быть нормой каннибализм. Вот, кстати, эта еда: я не берусь утверждать, что это не переработанные тела людей, – всё нагнетал я. – У них другая цивилизация, другая мораль. Это не земляне. – Глядя на позеленевшее лицо Гены, уставившегося в свою тарелку с едой, я подумал, что перебарщиваю – его ведь сейчас вырвет. Это я отмороженный, меня трудно чем-то смутить. – Покайся лучше самому себе в своих грехах, пока время есть, – решил я закругляться, помариную лучше его ожиданием, – или помолись, если веришь в кого. У меня тоже грехов накопилось, попробую отмолить. – И стал устраиваться на боковую.

Ходить в туалет в ведро, конечно, не очень удобно и приятно, но лучше, чем под себя. Отодвинув ведро в дальний угол своей клетки, чтоб случайно во сне не уронить, улёгся на пол и постарался уснуть.

Проснулся от звука привода открываемой двери. Ясно, это за мной Винк пришёл, отведёт к Доку. Надо вставать.

– Не надо меня на органы, я вам пригожусь, я умею лечить, я много всего могу и научиться могу, – умоляюще запричитал Гена. – Только не убивайте, я всё сделаю.

– Заткнись! – рявкнул Винк. – Не до тебя щас. – И поглядел на меня: – Собрался? Пошли, Док уже заждался тебя. Щас пожрёшь – и на опыты.