Текст книги

Владимир Викторович Кунин
Технарь

Я решил пока понаблюдать за вторым заключённым, так сказать, за собратом по несчастью. Инициативу с общением проявлять пока не буду. Проявлю свою любимую полную адекватность: тот молчит, и я в ответ промолчу, как говорится, кто кого перемолчит, мне упорства не занимать. Кстати, мне чудится в нём опасность, причём для меня, любимого, хотя интуиция у меня всегда проявлялась только в направлении к технике. Возможно, это одна из «плюшек» от моих предполагаемых работодателей, буду иметь в виду и почаще прислушиваться к ощущениям и чувствам.

Некоторое время спустя часть стены отодвинулась в сторону и оттуда вышли два человека в необычных костюмах, очень похожих на броню из компьютерных игр (уж слишком они были технологичны, скорее скафандры без шлема, чем одежда). Один повыше, с внушительным лицом, на которое глянешь – и сразу хочется поделиться всем, что есть. Второй, что пониже, имел так называемое испитое лицо или указывающее на сильную порочность. И тут у меня в голове как щёлкнуло: космос – вот обещанный путь к знаниям техники, а плен, или скорее рабство, относится к тому самому «неприятному» сопровождению пути. Значит, будем приспосабливаться, а это я умею, ведь, как говорил знаменитый барон Мюнхгаузен, даже если вас съели, у вас есть как минимум два выхода.

– По какому праву вы меня тут держите?! – возмущённо взвизгнул второй пленник. – Освободите меня немедленно, или у вас будут проблемы с полицией!

Ого, подумал я, а обо мне даже не заикнулся: или эгоист, или, скорее всего, враг, по крайней мере – не друг. Я решил не торопиться и продолжать молчать и апатично тупо глазеть, глядишь, меньше попадёт, сила на их стороне, чего зря нарываться. Да я и не сторонник конфликтов (как бы имя обязывает[5 - Моё имя Владимир означает вовсе не «ВЛАДыка МИРа», как некоторые думают, не замечая букву «и» в середине имени, а «Вносящий ЛАД И МИР» – то есть миротворец.]).

– Почему эти двое не в криокамерах? – спросил высокий (я для себя буду пока именовать его Босс) у низкого (его я буду звать Алкаш).

– Кончились, а на этих двоих сработал твой хитрый сканер, решил захватить, – ответил Алкаш.

– Я требую переводчика и кого-нибудь из посольства России, – продолжал горланить сокамерник, хотя клетки-то у нас разные, значит, пусть будет соотечественник.

– Одобряю. Чё там этот дикий лопочет? – поинтересовался Босс. – Ты им язык ещё не закачивал?

– Да успею ещё, куда торопиться, или ты с ними поболтать хочешь? – решил узнать Алкаш.

Я сначала немного охренел, но потом решил не подавать виду, так как я их понимал, а также понимал, что говорят они не по-русски и вообще не пойми на каком языке. Оп-па, вот и вторая фишка, подумав, решил я: язык ещё не закачивали, а я его уже знаю.

– Заткни этого крикливого, – решил Босс. – Пусть знает, кто здесь хозяин.

– Молчать, раб! – ткнул какой-то металлической палочкой в моего земляка Алкаш.

Тот, вскрикнув, задёргался, упал и затих.

– А почему они в разных клетках? – решил продолжить расспрос Босс.

– Так один другого убивал, когда я их оглушил, вот и решил их разделить.

Всё-таки враг, понял я, это от него шишка, зря я не послушался свою паранойю.

– Правильно сделал, а почему пострадавшего Доку не отдал? – продолжил Босс. – Раб должен иметь товарный вид, не факт, что он на искины и органы пойдёт. Да и параметры замерить не помешает, мой сканер зря подсвечивать цели не будет, знал бы ты, сколько я за него кредитов отвалил и кому! Хотя тебе это знать незачем, целее будешь.

Мне после такого высказывания немного поплохело, не хочу на органы, но решил продолжать тупо пялиться, не показывая виду.

– Был он у Дока, только там какой-то сбой с регенерационной капсулой произошёл, она стала тратить картриджи, и это из-за какого-то синяка? Шесть штук потратила, пока Док остановил лечение, а шишка осталась. Он сейчас там с технарями пытается понять, что произошло, – отчитался Алкаш. – Кстати, Док интересуется: если на этого раба и дальше будут тратиться картриджи, не дешевле ли его сразу в расход?

– А вынуть картриджи перед запуском регкапсулы не додумались? Мне вас всех учить теперь, что ли, совсем работать разучились?! – возмутился Босс.

– Сейчас всё сделаем, закачаем язык, пропустим через капсулу, подлечим и узнаем параметры.

– Сразу надо было всё сделать. Раз уж им не достались криокамеры, то надо ими заняться. Лететь ещё долго, а тут хоть что-то новенькое. Поболтаем с ними или развлечёмся, там видно будет. Дикие иногда такое выдадут, нигде в гиперсети не найдёшь. И не забудь: высокий интеллект – на искины и органы, средний – нейросеть по способностям и в шахтёры, низкий – рабская нейросеть и на продажу, хотя сканер таких высвечивать не должен. В общем, разберёшься и доложишь, – закончил Босс и пошёл к выходу.

Алкаш отпер мою клетку и знаком показал, что мне надо тоже идти на выход. Я сначала не понял, почему он меня не боится, может, я какой мастер единоборств, или он надеется на свою броню, или здесь крутая система безопасности со скрытыми турелями на каждом шагу? Для проверки решил попробовать отобрать у него палку-шокер, не будут же они меня убивать, ценный товар всё-таки, а к боли я привычный с детства.

Ну что я могу сказать, информацию получил. Корчась на полу, под злобной ухмылкой Алкаша, понял принцип действия ошейника, о котором благополучно забыл. Стоило только подумать о причинении вреда так называемым хозяевам, как сразу получаешь разряд.

– Что, дикий, получил урок? – злорадно ухмыльнулся Алкаш. – Ах да, ты же меня ещё не понимаешь, ну, пойдём к Доку, он научит.

Он поднял меня за шкирку на ноги, и это одной рукой, что сразу подразумевало, что драться с ним, как минимум, бесполезно, повёл по извилистым коридорам к Доку, как я понял, к местному доктору.

Док выглядел нетипично для земных представлений этой профессии, скорее был похож на медбратьев, которые скручивают психов, – очень уж он был внушительный, какой-то шкафоподобный. Кабинет был заставлен необычными ваннами с полукруглыми прозрачными крышками: медицинские капсулы – заговорила моя интуиция. В углу стояло кресло, очень похожее на медицинское, такие я видел у стоматологов. И два пластиковых стула (как в уличных ресторанчиках).

– Опять его привёл, – пробасил Док.

– Короче, закачай язык, подлечи, насколько возможно, и протестируй параметры, – решительно начал Алкаш. Потом ехидно добавил: – Кстати, картриджи вынь из капсулы, а то опять как бы чего не вышло.

– Тебя забыл спросить, чего мне делать и как, – ворчливо ответил Док. – Если такой умный, сам бы с ним и занимался.

– Так кто на что учился, Док.

– Давай его в кресло, закачаем язык, и вон в ту мед-капсулу, она без картриджей, да и старая, даже если взорвётся, то не больно и жалко. – И, глядя на ошарашенное лицо Алкаша, добавил: – Да шучу я, неужели ты подумал, что я позволю у себя в кабинете что-либо взрывать, к тому же это самая надёжная и протестированная техника, хоть и старая.

Меня усадили в кресло, на голову надели колпак с кучей проводов, идущих из-за самого кресла, и стали что-то там настраивать, судя по щелчкам, раздавшимся сзади. В голове загудело, появилась небольшая боль, затем быстро всё прошло.

– Вот и всё, через несколько часов или завтра, в зависимости от интеллекта, он будет знать наш язык, – услышал я голос Дока через некоторое время.

Дальше меня заставили раздеться и уложили в указанную капсулу. Я подумал: если здесь будут замерять интеллект, то надо попытаться его как-нибудь уменьшить, как-то не хочется на искин и органы, уж лучше в шахтёры. Не факт, что получится, но попытаться стоит. Для начала применим технику ОВД[6 - ОВД – остановка внутреннего диалога. Термин из книг К. Кастанеды. Является основой любых магических действий в нашем мире. Представляет собой остановку всех мыслительных процессов.], затем введём себя в глубокий транс и будем надеяться потом из него выйти. Можно и ВТО попробовать, но она у меня слабенько выходит, не больше нескольких секунд.

Почувствовав, что меня сильно тянет в сон, быстро применил одну из скоростных техник ВТО Михаила Радуги – его это техника, или он у кого-то её узнал, не важно, главное – работает. Вот и сейчас, мысленно выдернув себя из своего тела, я понял, что стою рядом с капсулой, хотя как вылезал из неё, не помню, значит, получилось, осталось в этом убедиться. Для этого я оборачиваюсь и вижу себя внутри капсулы, что и требовалось доказать. Надеюсь, это состояние продлится дольше нескольких секунд.

Вокруг происходила непонятная суматоха. Прибежали трое субъектов в мятых грязноватых комбинезонах, я так понял – техники. Затем привели и, пропустив через кресло, уложили в соседнюю капсулу моего (теперь я уже знаю) врага, узнать бы, за что он меня хотел убить. Я решил прислушаться и узнать, в чём дело, может, опять какой-то сбой. Ведь сбои в любой технике, пусть даже и в медицинской, – моя стихия, где интуиция – основной инструмент. Заметить меня никто не сможет, тут маг нужен, я ведь присутствую в качестве призрака.

– Почему же тогда на этом показывает нормально?! – указав на капсулу с моим врагом, воскликнул Док.

– А давайте их поменяем местами, – предложил один из техников.

– Ну что ж, как вариант сойдёт, – согласился Док. – Так мы выясним, очередной это сбой капсулы или бракованный раб попался. Я снотворное из организмов выводить не буду, чтоб они не мешали нам, так перетащим, быстрее будет.

И начался процесс перетаскивания наших бессознательных тел. Долгая настройка и перепроверка показаний приборов.

– Так я и знал! – воскликнул победным тоном Док. – Всё-таки это бракованный раб. Ты ничего такого у него в поведении не замечал? – спросил он у Алкаша.

– Так он и не говорил ещё ничего, хотя знаки вроде понимал, и даже шокер хотел отобрать, когда понял, чем он опасен, – вспоминая, пробормотал тот. – Но ведь четыре интеллекта – это ниже чем у животных?

– Да, у животных в районе сорока, – согласился Док. – Даже у рыб не меньше пятнадцати.

– И чего теперь с ним делать? С таким интеллектом на него даже рабская нейросеть не подойдёт, а на органы опасно, если после их использования у тех, кому их поставят, медкапсула будет картриджи уничтожать. Да на нас за такой товар и охоту устроить могут.

– Давай тогда сделаем так: этого обратно в клетку, – указал Док на моего врага, – а бракованный пусть полежит в капсуле до завтра, запущу процесс общей профилактики организма, понаблюдаю, как будет протекать у него этот процесс без картриджей. Хотя можно для пробы поставить один, медкартриджи намного дешевле регенерационных, чтобы узнать, единичный это сбой или организм такой. Завтра попробуем с ним поговорить, надо ведь понять, полный он кретин или, может, какая-нибудь генетическая несовместимость. Да нет, вон в параметрах показано: совместимость с человеком сто процентов.

Когда все разошлись, я сначала хотел погулять по кораблю, но не смог сдвинуться с места. «Или энергия кончилась, или неправильно сработал ВТО, – подумал я, – потом разберусь, а пока – обратно в тело».

* * *

Проснувшись, я почувствовал себя очень здоровым. Открыл глаза и увидел, как меня через прозрачную крышку разглядывают Док, Алкаш и Босс.

– Ты меня понимаешь? – открыв крышку капсулы, спросил Док.