Сергей Брацио
Протозанщики 2. Марш оловянных


– Другого не было, – вяло отмахнулся Рустам.

– Ладно. Будем! – Волна последним проглотил подозрительную субстанцию.

Следующие дозы поглощали в молчании. Разливали и заливали. Смирились даже с чудовищным вкусом, и только Рустам не смог привыкнуть – после второй отказался пить. Антип смаковал выпивку мелкими глоточками, а Волна, уперев взгляд в одну точку, проглатывал одну дозу за другой.

Бандит поднялся на ноги и медленно побрел в лес, желая одиночества. Есть, о чем подумать. То, чего хотят приятели из Меди, понятно и недвусмысленно. Для общих целей надо «переправить» Волну. Как просто и безопасно звучит – переправить… В самом же деле, необходимо убить друга! Вот просто взять и пришить Алексея. Ишь, как просто!

Антип не просто возмущен такой просьбой, он оскорблен. Как могла возникнуть мерзкая идея?! Что такого происходило в Меди, чтобы в просвещенных головах мог родиться подобный бред? Рустам, видите ли, не должен пачкать руки – Антип должен. То есть его списали со счетов? Ничто не поможет оказаться в Меди? Светит только Ничто? Отлично! Великолепно! Да, пошли они…

Размышляя и все более злясь, Антип забрел глубоко в лес. Приятелей видно – вон, маячат за дальними деревьями, но голосов уже не слышно.

В наступающих сумерках одна из елей осветилась мягким заревом. Антип пригляделся. Неизвестный свет плавно двигался за елью, разбрасывая вокруг яркие, мерцающие лучи. Он разгорался, разрастался, и из-за дерева, хрустя мерзлыми ветками, появилась стройная фигура – хрупкая девушка, издававшая нежное свечение.

– Девушка! – громко выкрикнул Антип, – У Вас все нормально? Помощь нужна?

– Себе помоги, – улыбаясь, произнесло видение.

– Кася?!! – на шаг отступил Антип.

– Неужели я такая страшная? – не переставала улыбаться гостья, – Да, это я. Но времени у меня совсем чуть-чуть!

– И что… что хочешь? Откуда? Как вообще? Зачем?

– Тихо-тихо, – умиротворяюще проговорила Кася, – Попросили прийти, чтобы сообщить кое-что. У меня дела отлично. Все прекрасно, кроме времени. Слушай.

– Кто прислал?

– Сказать не могу. Это та… кто хочет помочь… Слушай же! Ты должен переправить Волну. Должен! Иначе Меди не выжить. Загадки не разгаданы, и Мир рушится, перерождаясь в Большое Ничто, но вы здесь и Алексей там сможете помочь.

– Почему мы?!! У вас несколько миллионов… миллиардов… до фига людей! Почему я?

– Вы посвященные! Вы – протозанщики! Вы последняя надежда «Олимпа». Ты должен переправить Волну, и как можно быстрее. В противном случае, Медь падет.

– Но почему? Разве у «Олимпа» нет сил? Разве Больничка не часть… Разве Израдец…

– Израдец бессилен! Порабощен монетой. Демон похитил ее в коварных целях, и зло открыло доступ к Златнику Савриилу. Тот обманул лукавого. Заставил произвести ряд ритуалов, и теперь Медь перерождается. Процесс не подконтролен больше Израдцу. Мы… они… в общем, никто не понимает, что происходит с Израдцом, а кто понимает – не говорит.

– Ух ты! И на старуху нашлась… монетка. Но я не могу убить друга! – хрипло выдавил Антип, – Как вы представляете, подхожу и стреляю в Леху? Или душу? Топлю? Абсурд!

– Нет, – резко оборвала Кася, начав таять в воздухе, – Чтобы произошло событие не всегда необходимо действовать. Порой достаточно не мешать. Позволь случиться задуманному!

– О чем ты?

– Пора мне, – произнесла исчезающая девушка, – Помни, не мешать.

Раздался оглушительный крик Алексея! Вопль внезапной, чудовищной боли. Антип не раздумывая бросился к друзьям. Возле поваленного дерева, изгибаясь от боли, катался по земле Волна. Руки сведены на животе. Широко открытые глаза налиты кровью. Лицо искривлено от страданий.

– Коньяк! – кричал Рустам, бесполезно прыгая рядом, – Паленая дрянь! Мы с тобой немного выпили, а он всю бутылку допил. Вызывай скорую! Срочно звони!!!

– Да-да… конечно… – бормотал Антип, доставая сотовый.

«Позволь случиться задуманному…» – громко стучали в голове слова Каси, – «Не мешай…»

– Звони же! Ну! – почти рыдал Рустам.

Затихающее тело Алексея болезненно сокращалось, но крики уже не были слышны.

4

– Ждан, открывай! – Михаил барабанил в дубовую дверь.

Картина для последнего времени привычная: каждый раз, проходя мимо, приятели пытались расшевелить богатыря, но результат выходил один и тот же.

– И что, всегда молчание? Не отвечает? – ехидно спросил Израдец.

– Почему молчание? – нахмурился Михаил, – Сейчас ответит!

Изнутри дома раздался грохот. Огромная кастрюля или таз, а может оба одновременно, врезались в дверь, издавая, ударивший по ушам, звон. Следом полетели железяки поменьше, разбрасывая высокие, мерзкие ноты. На мгновение Ждан затих, но спустя секунду, свою партию завели корыто и другая утварь.

– Ответил? – зашелся смехом демон, – Откуда у него столько железа?

– Обида друга сильно неприятна,

но есть у нас проблемы поважней! – заявил Андрей, —

Ты, злыдень, рассказал о главном,

о том, как ты нас пре?дал и создал,

под руководством друга-Савриила,

начало страшного для всех для нас конца.

Теперь уж не стесняйся, не притворствуй,

поведай дальше, что же делать нам?!

– Чего ты все передергиваешь? – вскипел Израдец, – Сказал же – считал, что разговариваю с «Олимпом»!

Андрей отмахнулся от психующего демона и потребовал рассказать все, что известно о черных талисманах. Открылась интересная вещь: амулеты, изготовленные в одном Мире для использования в другом, оказавшись в Мире хозяина, считают работу выполненной. Полагая, что предназначение исполнено, мрачные талисманы стараются вернуться к владельцу, чтобы поработить новую жертву, продолжить свой гнусный труд.

С одной стороны, стоит Израдцу появиться в Олове и снять перчатку, как амулет укажет, где прячется Савриил. С другой, как только бессильный демон освободит многоглазый амулет, враг увидит его и, в лучшем случае, снова подчинит своей воле. Этому можно было бы сопротивляться, но для перемещения в Олово у Израдца нет ни сил, ни возможностей.

– А если я проход тебе открою?

Как делал ты, прорвав дорогу в Крым?

– Ни в коем случае! – раздался громкий бас материализующегося Руслана, – Проход заработает в обе стороны. Савриил прорвется сюда, и тогда… Лучше не думать, что тогда.