Сергей Брацио
Протозанщики 2. Марш оловянных


– Не особо, – огрызнулся Руслан.

– Толи еще будет! – «обнадежил» Израдец.

– Зачем явился к нам, начальник Преисподней?

Злорадствовать над сонмом наших бед?

– Начальник Преисподней, у-уу, – смаковал слова Израдец, – Красиво звучит. Иногда и ты дело говоришь.

Дальше разговор не заладился. Демон не успел рассказать о цели прихода, как присутствующие набросились на него с обвинениями и упреками за возврат в Медь палачей. Израдец пытался отнекиваться, переводить разговор в шутку, но собравшимся было не до юмора. Вместе и по-отдельности Андрей и Руслан в голос орали на демона, словно пытаясь устыдить лукавого за предательство, поймать обманщика на вранье или отругать собаку за лай.

– Прикиньте на мгновение, что я тут ни при чем! – сорвался на крик и Израдец.

– Иди ты… в Преисподнюю обратно!

Без лжи твоей и так хватает бед.

– Ладно, ладно! – сдался старик, – Вас не переорать! Слушайте, расскажу вам, что на самом деле происходит. Все свершается помимо моей воли… Все эта ваша треклятая монета виновата.

– Монета? Златник?

Златник – первая золотая монета князя Владимира Крестителя, которую Антипу с Рустамом удалось отыскать в Олове. Символ, талисман, способ связи с «Олимпом» в трудные времена. После прошедшей Войны, протозанщикам удалось отнять ее у Израдца, разорвав существующей союз.

Так до этого момента считали они. Но оказалось, что демон опять перехитрил всех – он похитил Златник, подсунув Андрею подделку, наскоро выкованную его генералами – Харалугами. Да, он прекрасно знал, что в планах протозанщиков лишить его талисмана, и со свойственным ему плутовством, подстраховался. Из-за этого все попытки Истинного связаться с «Олимпом» и не увенчались успехом.

Лукавый хотел сразу же после Войны кинуться в Медь, чтобы насадить своих солдат вместо стражи, но монета советовала подождать… Через Златник Израдец установил устойчивую связь: с ним разговаривали, его слушали, ему подсказывали. Скоро открылся замысел собеседника – на другой стороне аккуратно подвели к мысли, что мироустройство пора менять. Что Война, устроенная протозанщиками, открыла множество изъянов в существующей Системе. Что Медь отслужила свой срок, и ее пора слить с Большим Ничто.

– Проникся я идеей, загорелся. Почему бы не верить «Олимпу»? Всей душой поверил в необходимость…

– Остановись, а то заговоришься!

Увлекся, я смотрю, своим враньем, – с улыбкой перебил Андрей, —

Что ты душой идеей загорелся,

рассказывай чертям в Большом Ничто.

Я сомневаюсь, что они поверят,

но сделают хоть вид, что ты герой.

– Что опять не так?!

– Ну, что за глупость, думать, что нам можно

сказать, что ты «поверил всей душой»?

Скорей узрел корысть свою в процессе.

Вот в это мы поверили б легко.

Так что, давай, построй, лукавый, мысли

и вспомни где и с кем ты говоришь!

Итак, какой чертеж мироустройства,

тебе, предатель, предложил «Олимп»?

Израдец злобно передернулся, горя желанием нахамить Андрею, но демону что-то было нужно от протозанщиков, и он пытался сдерживаться. Идея увеличения владений за счет Меди не могла не понравиться властолюбивому Наместнику Ничто. Уверенный, что говорит с представителем «Олимпа», Израдец безропотно выполнял приказы. Дошло до того, что собеседник уговорил демона переплавить монету в перстень и провести простой обряд, якобы для улучшения связи.

Тут открылась истина: «Олимп», зная, что Златник получен коварством, отказался от опороченного артефакта. Каналом завладел Савриил. Именно он общался с демоном, склоняя к ритуалам, и, как только перстень оказался на руке Израдца, как только обряд был проведен, бывшая монета обернулась золотой перчаткой со множеством крохотных глаз и завладела демоном.

Амулет поглотил большинство сил Израдца и докладывал Савриилу о каждом шаге демона. Израдец перестал быть полновластным хозяином в своем Мире, Харалуги не слушались усеченного дьявола, палачи уходили в Медь без его ведома.

– Оставшиеся крохи сил позволили мне создать защиту, – Израдец показал правую руку, затянутую в бархатную перчатку, – Верхняя – моя! Помогает спастись от постоянной слежки, но не возвращает мне силы. Все, что сейчас могу – перемещаться в Медь и выслушивать ваши нравоучения.

– Да как ты мог не видеть злого плана? – недоумевал Андрей, —

Известно даже глупому юнцу,

что амулеты злые подчиняют,

что власть дают создателям своим.

– Ты мне это рассказываешь?!! – снова перешел на крик демон, – Я в начальных классах амулетов переделал столько, сколько ты звезд ни разу не видел.

– Ясно, – подытожил Руслан, – Попался на свою же удочку.

– Мы часто верим в то, что нам приятно,

в то, что нам близко, что хотим иметь, – задумчиво изрек Андрей,-

И часто зло использует приемы,

играя этой слабостью у нас.

Но ты, коварный, как ты умудрился,

свою ж наживку заглотить легко?

– Поверь, по миллиону раз в день себя об этом спрашиваю, – развел руками Израдец.

Освободиться от амулета, можно избавившись от его хозяина. Справиться сам обессиленный демон не может, поэтому он и просит помощи у протозанщиков, но и его знаний о расположении врага недостаточно. «Обособленное место в Олове». Израдец лишь добавил, что, несмотря на изоляцию, территория имеет принадлежность к сегодняшней России, и эта принадлежность ни историческая, ни моральная, самая что ни на есть официальная.

– Юридически Россия? Значит, идеи ребят о непризнанных республиках не проходят – ни одна из них не принадлежит Федерации. Что же еще обособилось? Эх, как не вовремя! – внезапно поднялся Руслан, – Меня вызывают в Золото. Надеюсь, скоро вернусь.

– Подожди! Потерпи минуту, – быстро заговорил демон, – В Золоте есть подсказка, где искать Савриила – ты должен ее узнать.