Сергей Брацио
Протозанщики 2. Марш оловянных


Новый жест и четырнадцать советских республик погасли вокруг нынешней Федерации.

– Такие вы сегодня. Если не убрать гниль Савриила, то это еще не конец, – очередной пас, и Россия замелькала разнородными кусками.

– Почему это? – возмущенно вскрикнул Рустам, – Причем тут наша страна?

– Зло на вашей территории, ваша судьба бороться с ним, вам же больше всего и достанется в случае поражения. Я вынужден идти. Попробую появиться через несколько дней, но обещать не могу. Думайте, решайте, – и золотистый пацан исчез в темноте коридора.

3

На Площади тревожная тишь. Люди, обычно толпившиеся возле харчевни, попрятались по домам или ушли с бунтовщиками. Скрипучая дверь не заманивает более посетителей, столики почти пусты. Птицы по-прежнему напевают свои заученные мотивы, но нет слушателей, радующихся тихому многоголосью.

За столом под огромным кленом расположился Андрей, устало опустив лицо на ладони. Длинная мантия цвета начищенной меди дымила манжетами рукавов. Безволосая голова отливала теплой краснотой. Медью сверкали оголенные руки. Новая должность – новая внешность.

Рядом молча стоял Михаил, ожидая распоряжений. Руслан, недавно вернувшийся из Олова, опустив взгляд, рассказывал о встрече с Волной, Антипом и Рустамом, постукивая пальцами по золотой гарде меча.

– Уверен, все задумали мы верно,

но вот что странно, не могу понять:

чем глубже мы ныряем за решеньем,

тем крепче вязнем в омуте проблем! – вздохнул Андрей.

– Судьба в наших руках, – пожал плечами Руслан, снимая со взрослых плеч мешковатую куртку, и солнце заиграло на золоте доспехов, – Ты устал – отдохни. Потом продолжим разговор.

– Вот видишь – я устал – сказал ты верно,

но разве в Меди можно уставать?

Все чаще, дольше, тяжелей нападки

несвойственных и неприятных чувств.

Мы злимся, мы боимся, мы не любим.

И с каждым днем все дольше и сильней!

Мир Меди, будто брошенный «Олимпом»,

перерождается в какой-то дикий Мир…

– Знаешь же, что «Олимп» не делает ничего просто так. Сам же говорил, что испытания ниспосланы, чтобы мы построили Медь своими руками. Чтобы ощущали ценность Мира, а не относились как к подарку. Чтобы ценили…

– Да, говорил, но нынче не уверен.

Смотри вокруг, куда стремится Медь?

Почти что все попрятались по норам,

когда нам помощь каждого нужна.

Заметь, никто трудиться не желает,

а многие открыто восстают,

желая возвращенья Савриила.

И самое плохое из сего,

не чувствую я помощи «Олимпа»,

Содействия, сочувствия, любви!..

– Ты же Наместник! Возьми и спроси!

Сколько раз пытался Андрей выйти на связь с «Олимпом», столько раз получал в ответ молчание. Самого его выше Меди не допускали, а Златник, добытое в Олове средство связи, упорно помалкивал. Руслан пытался выведать что-нибудь в Серебре и Золоте, но никто не мог ответить за «Олимп», а «Олимп» безмолвствовал.

Истинный находил всего два объяснения: либо его наместничество неполноценно, и он лишь исполняет обязанности, либо, видя, что протозанщики не справляются, «Олимп» решил переродить Медь – слить с Оловом.

Каждый вариант требовал своего подхода. В первом случае надо продолжать борьбу и строительство, во втором сдаться, прекратить сопротивление планам «Олимпа», позволить Миру измениться. Что в таком случае будет с людьми, с друзьями, с самим Андреем – не понятно.

– Еще поганец Израдец мешает карты!

Зачем он отпускает палачей?

– Ой, не поминай ты его! – отмахнулся Михаил-Белый.

– Я все-таки склоняюсь ко второму:

нас в Олово желают превратить.

– Наш Шекспир, как обычно, ошибается, – раздался веселый, звонкий голос, – Вы превращаетесь не в Олово, вы становитесь частью Большого Ничто!

Пружиня на длинных ногах, из-за широкого ствола клена, появился главный демон Большого Ничто – Израдец. В привычном образе «молодого старика» – высокого, длинноволосого, полностью седого человека с лицом, лишенным возрастных морщин – он беззвучно явился в Медь, и теперь направлялся к харчевне.

– Говорил же, не поминай… – буркнул Белый, поднимаясь на ноги, – Я, с вашего разрешения, уйду. Не могу с ним общаться – хочется придушить предателя.

– Ага, я тоже рад вас видеть! – продолжил измываться демон, – Что, все хнычете? Все жалеете себя?

– Ко всем моим проблемам и кошмарам,

еще и рожу твою должен видеть я? – без злобы проговорил Андрей, —

И где же нагрешить так умудрился?

За что же столько мук в один момент?

– Нормальная у меня рожа! Не придирайся. Как дела-то ваши, строители нового Мира?