Реваз Гурамович Сесикашвили
Энни Грин: Золотое Перо


– Добрый вечер, – сказал Ролан Кейн, перешагнув порог. Он изящно выпрямил усы и повесил зонт на крючок в коридоре. На улице вновь моросил дождь.

– Чай только настоялся, – сообщил гостю Рудольф, приглашая за стол в гостиной.

Мистер Кейн учтиво поздоровался с мистером Колинс, затем воссел на кожаное кресло и только после этого заметил сидящую за соседним пуфиком Энни.

– Мисс Грин! – заголосил наставник. – Как я рад Вас видеть! Все в академии соскучились по Вам! Особенно Ваши одногруппники!

Энни прекрасно знала, что далеко не все. Команда «Золотая Лилия» недолюбливала её, за исключением Захара, который помог ей во время инцидента. А про Елену Станко девушка даже вспоминать не хотела.

– Моя жена каждый день вспоминает то, как блестяще Вы осваиваете спектрадрим! Алистер ждёт Вас, чтобы начать обучение владению мечом!

Дядя Рудольф и мистер Колинс молча пили чай, слушая наставника Кейна. Энни было безумно приятно, что в АИС её правда ждут. А ещё и Алистер наконец-то будет учить её орудовать настоящим мечом.

– Ах да! – внезапно вспомнил Ролан Кейн, засунув руку во внутренний карман пиджака. – Вам пришло письмо, возьмите.

Наставник Кейн передал Энни маленькую вещицу, похожую на флешку. Она вопросительно посмотрела на дядю.

– Это специальное устройство для передачи персональных писем, – пояснил дядюшка. – Только тот, кому он предназначен, может его активировать и получить ментальное сообщение.

– А от кого письмо? – спросила Энни, переместив взгляд на наставника.

– От какого-то Филиппа, – ответил Ролан Кейн.

От услышанного у Энни заблестели её золотые глаза. Что же написал дворецкий замка Роджерса? Девушке было безумно любопытно.

– Так вот, Энни, – говорил Рудольф Грин мягким голосом. – Прошёл уже целый месяц, и ты можешь вернуться в академию и продолжить учебу, если ты, конечно, этого хочешь. Если ты не готова, то все тебя поймут и в этом нет ничего такого.

– Я готова! – уверенно сказала Энни и даже искренне улыбнулась, впервые за долгое время. Рудольф Грин так же улыбнулся, как и наставник Кейн. А мистер Колинс пролил на себя чай. Энни, наконец, поняла, в кого Мэри такая неуклюжая.

– Тогда, с Вашего позволения, завтра я отвезу Энни в академию, – сказал Ролан Кейн, отпив из чашки бергамотовый чай. – Если Вы не против!

– Я не против, – сказала Энни.

– Вот и сообщи брату и подруге эту новость, – сказал Рудольф. Энни поняла, что дядя хочет, чтобы она оставила их одних. Что же они хотят обсудить?

– Хорошо, – сказала Энни и, заранее пожелав всем доброй ночи, шумно поднялась наверх. Но в спальню она не ушла. Девушка осталась стоять у лестницы и попыталась применить ментальное подслушивание, однако ничего не вышло. Тогда она осторожно спустилась на пару ступеней и стала прислушиваться.

– Теперь обсудим главное, – размеренно проговорил Рудольф Грин. – Будет ли для моей племянницы выделено сопровождение?

Мистер Кейн ответил не сразу, он аккуратно отпил из чашки и поставил её на стол. Энни спустилась ещё на ступеньку и навострила ушки.

– Дримбез считает, что Энни Грин в полной безопасности, да и разведчики сообщили, что наёмники расторгли договор с Ившаковым, – сказал Ролан Кейн, голос его звучал серьезно. – Но на всякий случай в академию её сопроводит сам Ричард Шторм, он всё-таки один из лучших ловцов снов в Сомренте.

– Да, – кивнул Рудольф. – Ему я доверяю, но и ты, Ролан, будь настороже.

– Мог бы и не говорить.

– А что насчет этого Ившакова? – вклинился в разговор мистер Колинс. – Его ждёт лабиринт Трага или?..

– Он в больнице, ещё не очнулся, – ответил мистер Кейн. – И лучше бы он не очнулся вовсе, такие как он не заслуживают второго шанса.

А вот Энни, наоборот, хотела, чтобы он очнулся, ведь Алан Ившаков ни в чём не виноват. Его тело похитили её родители, за всё в ответе именно они. Но если бы юноша очнулся, то как доказал бы свою невиновность? Никакие манипуляции не помогут, все думают, что Алан Ившаков – гений по способностям, в том числе и в ментадриме. Не говоря уже о том, что он единственный, кто управлял двумя способностями одновременно. Никто бы не стал его слушать.

– Все дети, впавшие в кому двенадцать лет назад, исчезли из больницы на набережной, – мрачно произнёс Ролан Кейн. – Никто ничего не видел. Алистер очень обеспокоен.

– Ну они уже не дети, прошло столько лет, – говорил Рудольф Грин. – А то, что Алистер обеспокоен, неудивительно. Он заботился о них. Больница ежегодно получала немало средств от него…

Дальше разговор зашёл об учебном процессе, и Энни решила, что ничего важного больше не услышит.

– Ура, ты возвращаешься! – обрадовалась Мэри, обнимая подругу. – Я-я попрошу отца остаться у вас на ночь, и можно будет завтра вместе поехать в академию!

– Завтра начнутся бессмысленные уроки танцев, – Яков сделал недовольное лицо.

Позже Яков ушёл к себе. Энни же расстелила для Мэри спальник. Мистер Колинс несколько раз извинился за пролитый чай на кресло и уехал. В доме погасли огни. Воцарилась тишина.

Перед сном Энни активировала ментальную «флешку» от дворецкого Филиппа:

«Энни Грин, здравствуй! Пишу Вам из замка господина Питера Роджерса. Я слышал, что у Вас были некоторые сложности, но Вы справились. Очень рад, что с Вами всё хорошо. Хотел сказать, я уладил вопрос с танцами, уроки начнутся раньше, чем планировалось. Надеюсь, что Вы легко выучите бальный танец и всё пройдёт отлично! Уверен, с Вашими друзьями также всё хорошо. Буду очень рад, если как-нибудь заглянете к нам в замок, обещаю заварить Вам самый вкусный чай во всей Сомренте! С уважением, Филипп».

Энни улыбнулась. Ей было очень приятно получить письмо из Тэрригниса. Девушка перебирала в руке медальон и думала о том, что надо будет навестить Филиппа вместе с остальными. А ещё Грин не терпелось встретиться со своими друзьями, ведь, кроме Мэри, она никого из них не видела целый месяц. Как далеко они продвинулись в техниках? Кто теперь ведёт у их подгруппы уроки ментадрима? Всё это Энни Грин намеревалась узнать завтра, а сейчас она погрузилась в свои сновидения.

Глава 2. МЕЧ И ТАНЦЫ

Рано утром к дому семьи Грин подъехал серый минивэн, за рулем которого сидел Ролан Кейн. Он молча наблюдал за тем, как через дорогу мистер Коробов возился в своем дворе. Пенсионер поправил солнцезащитные очки, заметив, что на него смотрят, и продолжил орудовать лопатой. Старик не очень любил незнакомых людей, это было понятно по выражению лица. Оно исказилось так, словно у него заболел живот. «Какой чудный старик», – подумал наставник Кейн, отстегнув ремень безопасности. Дример посмотрел на часы – ребята немного опаздывали.

Через пару минут из дома семьи Грин вышли Энни, Мэри и Яков в сопровождении Рудольфа. За спиной Якова висел большой черный рюкзак, а Мэри несла сумку. На плече же Энни висел небольшой ранец, на котором был закреплен кинжал, подаренный загадочной женщиной по имени Мента. Его никто, кроме нее, не видел благодаря мощному барьеру ментадрима.

Судя по лицам ребят, они не выспались, особенно вяло выглядел Яков. Его волосы торчали во все стороны, он немного оброс. Энни и Мэри постоянно зевали. А вот самым бодрым шел дядя Руд, видимо, он только что выпил кофе.

– Я думал, он приедет с тобой, – сказал Рудольф Грин в открытое окно с водительской стороны. Ребята же в это время лезли в минивэн.

– Ричард Шторм попросил высадить его за полкилометра отсюда, – говорил мистер Кейн, пристегиваясь. – Он решил проверить территорию, ты же знаешь этих ловцов снов.

– И это мне говорит сам ветеран, – улыбнулся Рудольф.

– В мое время команды никогда не разделялись, все всегда ходили вместе и на задания, и на балы, – ностальгически говорил наставник Кейн.

– Да, были времена! – поддержал коллегу Рудольф Грин. Затем он пожелал ребятам удачи, пожал мистеру Кейну руку и вернулся в дом.

– Ну что, поехали?

Энни показалось, что в этот раз они ехали дольше, возможно, из-за того, что в прошлый раз она уснула. Именно тогда ей приснился первый в жизни сон-воспоминание: родители, маленький Яков и те самые загадочные сферы. Но сейчас вспоминать это девушке не хотелось.

– Как думаете, можно ли отказаться от танцев? Я не хочу на этот бал… – хмурился Яков. Девушки ничего не ответили.

– Все команды, со всех курсов, обязаны присутствовать на мероприятии, – осведомил наставник Кейн, а затем добавил. – Мистер Грин, Вы же не хотите, чтобы Ваша дама сердца танцевала с другим кавалером?

Яков от неожиданности выпучил глаза. Даже преподаватели знают, что Елена Станко встречается с ним. Мэри покраснела, а Энни же нахмурилась. «Лучше бы она от него вообще отвалила», – думала девушка.