Реваз Гурамович Сесикашвили
Энни Грин: Золотое Перо

Энни Грин: Золотое Перо
Реваз Гурамович Сесикашвили

Вторая книга о приключениях Энни Грин. Девушка возвращается в академию, чтобы продолжить осваивать способности дримера. Однако неизвестная угроза нависает над компанией друзей. Что такое Золотое Перо и зачем оно врагу? Загадочные сны, враги внутри академии… Сумеет ли Энни во всем разобраться?

Глава 1. СОН ЯКОВА

Недалеко от города Хашвилль рядом друг с другом стояли два дома. В одном из них жил чудаковатый пенсионер – мистер Коробов. Только он каждый день, в любую погоду, носил солнцезащитные очки, а ещё любил каждое утро хозяйничать в своем дворе. Летом старик стриг газон, а зимой убирал снег.

Если он показался немного странным, то что вы скажете о его соседях? Через дорогу от дома мистера Коробова стоял точно такой же домик семьи Грин. Вот они уж точно были странными, ведь каждый член семьи был не просто человеком, а дримером! Яков и Энни – брат и сестра – даже учились в специальной академии, где познавали особую энергию дрим, а их дядя Рудольф работал там преподавателем.

Сейчас же Энни Грин лежала в своей спальне и, создав лучик света, водила им по потолку. Несмотря на то, что снег уже растаял, в комнате было холодно. Из-под пледа высовывалась голова девушки и рука, которой она поддерживала свой лучик.

Прошёл ровно месяц с тех пор, как Энни перестала ходить в академию имени Сноу. Причиной тому послужил инцидент, произошедший в день Первейшего. Чуть позже мисс Карг, дэрентодэр, осмотрела Энни и сделала заключение, что девушке нужен отдых не меньше месяца. Девушка высвободила слишком много дрима, защищая девятерых детей, похищеных наёмниками. Всё телевидение Сомренты гудело о том, что Грины вновь удивляют, а все, кто знал Томаса и Наталью, родителей Энни, сравнивали девушку с ними. Они даже и не догадывались, что именно родители и были теми, кто приказал похищать детей, теми, кто хотел провести древний ритуал, что лишит их разума. Но всё обошлось. Нимфури – один из наёмников – был пойман и отправлен в лечебницу. Говорят, что от него живого места не осталось, явно Хана постаралась. Остальных наёмников не нашли, даже Силвара. А вот меч Некро был доставлен в Дримбез и помещён в самое недоступное место.

Энни часто снились кошмары. В них из разноцветных глаз Алана Ившакова вылезали образы её родителей. Они гнались за девушкой по подземельям Тэрригниса и кричали ей вслед: «Где бы ты ни спряталась, папа с мамой найдут тебя!»

Из-за этих слов Энни просыпалась посреди ночи и часами плакала в подушку.

Джей и Мэри частенько звонили подруге, рассказывали о новостях академии. Акио и Хана чаще слали сообщения на телефон.

В дверь спальни постучали.

– Энни, милая, к нам приехали гости. Мистер Колинс и его дочь Мэри. Мне сказ…

Дядя Рудольф не успел договорить, как дверь спальни открылась.

– Пусть Мэри поднимется, – попросила Энни тихим голосом.

Рудольф с грустью смотрел на покрасневшие глаза племянницы. Меньше всего на свете ему хотелось, чтобы Энни плакала.

– Хорошо, – сказал дядя Рудольф и удалился.

Энни слышала, как Мэри торопливо бежала по ступеням и, споткнувшись, чуть не упала.

– Входи, – прозвучал голос Грин из спальни. Колинс даже постучать не успела.

– П-привет, – сказала Мэри и вошла в комнату, закрыв за собой дверь. – Ну как ты?

Энни пристально смотрела на свою подругу, ей нестерпимо хотелось рассказать всю правду об инциденте двенадцатилетней давности. Разве Мэри не заслужила узнать правду? Правду о том, кто виновен в гибели её матери.

– Я хочу кое-что тебе рассказать, – начала Энни, но её прервал стук в дверь.

– Я вхожу! – непривычно бодрым голосом заявил Яков Грин и открыл дверь спальни. – Так, дамы! Мистер Колинс привёз из Леопаса свежее мясо! А дядя Рудольф обещал его приготовить, так что скоро ужин!

Яков голосил позитивно, явно пытаясь этим поддержать сестру. Знал ли он, что натворили родители? Улыбался ли он сейчас, зная всю правду?

– Я не хочу, – коротко сказала Энни и перевела взгляд с брата на Мэри.

– Я-я не ем мясо, – поспешно сообщила Мэри, поправив очки.

Яков с недовольством посмотрел на девушек и без лишних слов вышел из комнаты.

– Что ты хотела мне сказать? – спросила Мэри, внимательно вглядываясь в подругу своими тёмными глазами.

– Я хотела… – расплывчато проговорила Энни, сев на кровать. – Хотела сказать, что рада тебя видеть! И узнать, куда ты убежала, когда Захар тебя вылечил.

Секунду-другую Мэри молча смотрела на подругу. Поняла ли она, что Энни совсем не то хотела сказать? Затем Колинс в деталях описала свой удачный побег из лап наёмников.

– Я-я не была уверена, что барьеры на четвёртом уровне отключились, но всё же решила проверить. Лифт работал, они его не выключили, и я пошла к Ур и Плу. Я подумала, что они могут связаться с Алистером, и оказалась права! У них есть необычное устройство, работающее на специальных волнах, с помощью него можно отправить ментальное сообщение даже через глушилки.

– А почему же Алистера так долго не было?

– Я-я долго не могла зажечь факел, чтобы пробраться к Ур и Плу, – виновато призналась Мэри. – Да и устройству понадобилось некоторое время для отправки сообщения. А Ур и Плу, узнав, что ты в беде, сразу же побежали на подмогу.

– Они разрушили каменную арку, а дальше я ничего не помню.

Чуть позже начался ужин. Жареное мясо из Леопаса на вид выглядело очень вкусным. Настолько вкусным, что Энни чуть не передумала. Но всё-таки она решила поддержать подругу и остановилась на салате. А Рудольф Грин и мистер Колинс пили чай.

– Может, что покрепче чая?

– Нет-нет, Рудольф! Я за рулём!

– Но Вы можете остаться!

– Я завтра везу Мэри в академию, у них начинаются уроки танцев для выпускного курса…

– Так рано?

– Да, в АИС решили, что две недели слишком мало для обучения.

Энни и Мэри также переговаривались, а вот Яков единственный, кто с удовольствием поглощал вкуснейшее мясо из самого Леопаса – инсениума Леонарда Винтера. Каждый кусочек таял во рту, такой вкусной еды юноша никогда не ел. Кусочек за кусочком, и вот тарелка пуста. Яков сладко зевнул, и веки начали потихоньку закрываться. После такого ужина юноше захотелось спать и он уснул прямо за столом.

***

Яков видел сон.

В большой светлой комнате практически во всю стену висела картина. На ней был изображен левидример с двумя парами золотых крыльев. Вот что было удивительно: картина была незаконченной. Но если присмотреться, на незакрашенных участках холста очень-очень медленно появлялись мазки красок. Будто невидимый художник невидимой кисточкой дорисовывал картину. Рядом же стояла девушка в необычной одежде серого цвета. Яков не мог увидеть её лица, ведь она смотрела на картину. Самое примечательное, в незнакомке была ментальная татуировка, она сияла зелёным оттенком на её руке. Яков не сразу понял, что на ней изображено, но, приглядевшись, заметил рыбий скелет, заключенный в треугольник. Сон казался необычайно реальным.

– Не делай этого! – послышался крик Энни. Она забежала в эту самую комнату, сжав руку в кулачок, будто схватила что-то невидимое. Но незнакомка в сером не слышала её или не хотела слышать, она приблизила руку к картине, и на этом сон закончился.

***

– Яков, Яков, проснись! – говорил Рудольф Грин. Судя по голосу, дядюшка был взволнован. – С тобой всё в порядке?

Яков поднял голову, над ним столпились люди. Все выглядели беспокойными, а Энни побледнела сильнее обычного.

– Извините, я заснул, – сказал Яков, приподнявшись, и глубоко вздохнул.

– Я так и думал, – сказал мистер Колинс, повернувшись к остальным. В руках он держал кастрюлю с оставшимся мясом, которое теперь окрасилось в зелёный цвет.