bannerbannerbanner
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
3 из 4

Глава шестая

Холодный криолит в моем кинжале сверкнул в лунном свете. До рассвета еще было далеко. Браун стоял спиной ко мне, его спрингклинги висели по бокам на поясе его брони. Он казался расслабленным и будто не замечал моего приближения со спины. Но я уж хорошо успела выучить его повадки – подкрасться незамеченной мне не удалось.

Но я все равно чувствовала уверенность в своих силах. Я быстро преодолела расстояние, разделявшее нас, и нанесла режущий удар своим прозрачным оружием. Точнее попыталась нанести.

Браун быстро развернулся ко мне, и я даже не успела заметить, когда он успел оголить свой спрингклинг. Его кинжал отразил мой удар – с легкостью, впрочем, как и всегда. Второе оружие он доставать не стал, жалея меня с моим одним спрингклингом. Я скривилась от досады.

Усмешка заиграла на его лице, и он резко атаковал. Его движения были уверенными и точными. Но и я сдаваться так легко не собиралась – я умело уклонялась от его нападений и отвечала ударами своего клинка.

Наша битва продолжалась минут десять, но никто из нас не собирался уставать. Глаза Брауна были полны решимости, а я старалась сохранить свою настойчивость.

Наконец, внезапный маневр мужчины позволил ему одержать верх. Он резко ударил меня, и я рухнула на лед, мой спрингклинг отлетел в сторону. Браун направил свой раскрытый клинок прямо к моему горлу.

Тревожный свет жемчужной луны отбрасывал тени на нас. Бой был закончен – победа была за Баруном. Он стоял с высокомерием и триумфом, в то время как я, подобно поверженному зверю, лежала под его ногами.

– Ты надеялась на другой исход? – спросил Браун с насмешкой и протянул мне раскрытую ладонь. Но я быстро вскочила на ноги без его помощи, стараясь на него не смотреть.

– Твоя броня добавляет тебе маневренности, это нечестно, – буркнула я.

– Ты же знаешь, что не в этом дело, – хмыкнул Браун. Я знала, но признавать его правоту не собиралась.

Тренировочная площадка только начала наполняться ледоступами. Мы с Брауном явились на тренировку самыми первыми.

– Так ты скажешь мне, как тебе удалось спасти Наину? – спросила я у мужчины.

Он развернулся ко мне и произнес:

– Уговор был какой? Победи меня в схватке, и я расскажу. Ты разве одержала надо мной вверх?

Я сжала зубы от недовольства. Браун явился с Наиной и своим зверем только через сутки. Я уже думала, что увижу его одного. Какого же было мое удивление при виде маленькой девочки! А уж как была рада ее мать. Девочка отделалась лишь ссадинами, ну и наверняка она успела перепугаться до смерти. И ладно бы это послужило уроком для остальных детей, но я знала – совсем скоро кто-нибудь вновь решится сыграть в игру «Кто дальше».

– Ну все же, что там произошло? – не отставала я от Брауна, который уже убрал свой клинок в ножны, соединенные с его броней из Криолита. – Ну не будь таким! Расскажи хоть в качестве утешительного приза!

– В качестве утешительного приза я могу лишь предложить тебе сходить со мной в таверну и пропустить по бокалу Ледяного пламени, – сказал Браун, и я закатила глаза.

– Нет уж спасибо, обойдусь тогда, – брякнула я и собиралась покинуть площадку для тренировок, но Браун смилостивился надо мной.

– Да нечего особо рассказывать. Я дольше искал ее с Боливаром. Мы отправились между скалами и лавовой рекой, пока не обнаружили ее. Наине повезло, что ее не унесло ближе к лавовой реке, иначе бы она изжарилась в бурлящей воде.

Браун рассказывал об этом, как о чем-то обыденном и простом для него. Но я представляла, насколько там опасно за Переломом. Один неверный шаг и лед уйдет из-под твоих ног и тебя схватит юккон или же ты окажешься в бурлящей воде и изжаришься заживо.

– Вот видишь, не нужно было быть таким зазнайкой, можно сразу было все рассказать, – недовольно произнесла я и собиралась уже отойти от Брауна, но тот остановил меня следующей своей фразой:

– Скади, я слышал, Гифф вчера посещал Сонью?

Я кинула недовольный взгляд на Брауна. Как же быстро в Ледоморе распространяются все новости! Вчера отец действительно отправился к Сонье – нашей знахарке. Я лично его отправила к ней, так как лучше отцу не становилось. Наоборот – мне казалось за эти дни он сильно похудел и стал подрагивать всем своим телом. И его руки в перчатках… от них постоянно исходил такой сильный жар. Я уже всерьез начинала беспокоиться о его здоровье, но при нем старалась не выказывать своих опасений.

– С ним что-то серьезное? – спросил Браун, видя, что я не спешу отвечать ему.

– Просто приболел, ты же знаешь, что это часто у него бывает после добычи подношения для Снежного бога, – сказала я и мой голос прозвучал грубо.

– Но явление Кристальной луны…, – начал мужчина, но я его перебила:

– Знаю, оно совсем скоро! И отец сможет совершить подъем. А вам всем не мешало бы прекратить посылать его ловить рыбу для нашего божества! Так он растратит все свое здоровье!

– Рыбу? Ты реально думаешь, что в обязанности Озаренных входит добыча рыбы? – тихо спросил Браун, чтобы никто его не услышал. Я насторожилась и произнесла заученную фразу:

– Озаренный при каждом явлении Кристальной луны обязан отнести к Цитадели Снежного бога сундук с подношениями. Озаренный перед этим в течение месяца сам его наполняет, собирая разные товары из других краев и отправляясь на реку за рыбой. Никто не должен ему в этом помогать. Разве это не так?

– Скади… – начал Браун, но заметил к нам приближающегося Хаскара и сказал явно не то, что собирался изначально: – Просто подготовься на случай, если отец не сможет совершить подъем. Это будет твой первый раз… просто будь осторожной и соблюдай правила.

Браун отошел от меня и поздоровался с Хаскаром, они начали о чем-то говорить приглушенными голосами.

Я же задумалась. Что имел в виду Браун, говоря про обязанности Озаренного? Если в сундуке не рыба и товары из других краев, то что тогда? Или он не это имел в виду?

Дрожь пробрала все мое тело, но я быстро скинула с себя мерзкое чувство и поспешила домой. В одном Браун был прав – мне стоит подготовиться. На всякий случай.

Я все еще надеялась, что отец сам совершит подъем, но если эта ноша ляжет на мои плечи, то я должна знать, что входит в мои обязанности, хоть я и не выбирала путь Озаренного Снежным богом.


Глава седьмая

Я проснулась рано, за окном рассвет только начинался. Но как тут было спать, когда сегодня ночью должно произойти явление кристальной луны?

Моя комната была маленькой – ничего лишнего. Только кровать, шкаф и небольшой стол. В кровати лежали сменные туники, брюки и мои шипоты. Там же на стене висел мой спрингклинг. Каждое утро у меня начиналось с того, что я бросала на свое оружие трепетный взгляд.

Я поднялась с кровати и неохотно отправилась на кухню. Я уже была готова к тому, что не увижу там своего отца, готовящего для нас двоих завтрак. Вряд ли Сонье удалось излечить хворь отца за столь короткий срок, слишком поздно он обратился к ней за помощью. Гифф был тем еще упрямцем, когда дело касалось его здоровья.

Но я была приятно удивлена, завидев отца, сидящего за нашим кухонным столом. Тарелки с едой перед ним не было, но все же… я посчитала это хорошим знаком.

– Отец, – выдохнула с облегчением я. После чего окинула его внимательным взглядом. Он поднял на меня уставшие глаза, его руки в перчатках лежали на столе перед ним и подрагивали – это не могло укрыться от моего взора.

– Скади, – кивнул он мне и мое сердце ухнуло в пятки. По ему тихому шелесту, который мало напоминал привычный голос отца, я поняла, что будет дальше. Отец же продолжил: – Я ждал тебя.

– Ты… ты не чувствуешь себя лучше? – спросила я, всячески пытаясь оттянуть тот самый разговор. – Что говорит Сонья? Ты выполняешь ее предписания?

– Ну ее… эту знахарку, – отмахнулся Гифф с недовольством в слабом голосе. – Не нужна мне ее помощь. Ее отвары мне не помогут, сами Мыслящие так сказали.

– А что тогда тебе поможет, они не сказали? – спросила я и опустилась на стул напротив отца. Увидев его таким, я неожиданно смирилась с неизбежным. Сейчас на первый план у меня вышла другая проблема – отцу не становилось легче. Черт с ней – с явлением кристальной луны. Я справлюсь. Но после этого проблема со здоровьем моего отца никуда не денется? Как ему помочь?

– Это сейчас не важно, – сказал Гифф, устремив на меня свой льдистый взор. Я поежилась под ним.

– Для меня важно, – рявкнула я и постаралась придать своему голосу более мягкий ноток: – Отец, тебе становится хуже. Прислушайся к Сонье, она способна излечить многие хвори…

– Но не эту, – сказал Гифф и поспешно сменил тему, пока я не успела задуматься о смысле его произнесенных слов. – Явление кристальной луны. Скади, оно сегодня в полночь. Ты же знаешь об этом.

– Знаю, – кивнула я, сжимая кулаки, чтобы унять появившуюся откуда-то мелкую дрожь от этих его слов.

Отец немного помолчал, видимо размышляя, с чего начать. И решил издалека:

– Ты знаешь, что входит в обязанность Озаренного?

Я закатила глаза и чуть было не огрызнулась, но видя его серьезный взгляд, произнесла:

– Озаренный в течение месяца должен собирать подношение для Снежного бога, а когда случится явление кристальной луны, совершить подъем до цитадели вместе с подношением.

– Верно, – кивнул отец. – Подношение уже собрано мной, а вот отнести сундук должна будешь ты. Но ты знаешь лишь условности, при подъеме нужно соблюдать несколько правил.

– Правил? – переспросила я и поддалась вперед. Отец говорил так тихо, что мне приходилось прислушиваться.

Отец кивнул и я в нетерпении поерзала на стуле. Что еще за правила такие и почему я о них первый раз слышу? Хотя чего я удивлялась! Отец мало распространялся о своем предназначение, обычно от моих вопросов с детства отмахивался, говоря, что всему свое время.

Отец же продолжил:

– Первое правило. Отправиться к цитадели ты должна одна. Никто не должен сопровождать тебя даже до завесы. Второе правило: на территории Снежного бога не останавливайся, ничего не рассматривай – как дойдешь до ворот, оставь у них сундук, разворачивайся и уходи. Ну и напоследок – ни при каких условиях нельзя заглядывать в сундук с подношением.

Тут я уже не удержалась и спросила:

– Почему нельзя? Это правило касается и тебя? Но ты же сам собираешь подношение в течение месяца. Что такого, если у ворот ты решишь, например, перепроверить все ли на месте?

С первым правилом все было ясно – подъем являлся обязанностью Озаренного. Второе правило показалось мне странным, но не особо. Подумаешь, нельзя осматривать достопримечательности. Снежный бог ведет затворнический образ жизни, в этом нет ничего удивительного, что нельзя зайти к нему в цитадель. Но сундук… почему в него нельзя заглянуть?

– Не задавай лишний вопросов, – ответил отец, и я не удержалась от следующей реплики:

– Это уже попахивает четвертым правилом, не многовато ли?

– Отнесись к этому серьезно, – вздохнул отец. – Повтори все три правила. Я должен знать, что ты все запомнила. Скади, это слишком важно для всего нашего края.

Я удержалась от колкости и повторила все три правила. Но после этого не удержалась от нового вопроса:

– Эти правила? Откуда они возникли? Снежный бог дал тебе такую установку или это пошло откуда-то еще?

Может сами Озаренные решили загнать себя в эти рамки, боясь Снежного бога? Но ведь его никто никогда не видел! Может в цитадели и вовсе никто не живет! Разве кто-нибудь когда-нибудь проверял?

Отец тяжело поднялся из-за стола. Я тоже быстро вскочила на ноги и протянула к нему руки, видя, насколько он слаб. Но Гифф отказался от моей помощи.

– Я доберусь до комнаты сам, – произнес он. – Мне нужно отдохнуть. Соблюдение правил – обязательно, Скади, все серьезнее, чем ты думаешь. Просто следуй инструкции, а через месяц тебе уже не придется выполнять подъем, я встану на ноги.

Последние его слова прозвучали неубедительно, но я не могла ничего поделать и просто провожала его взглядом. Шаткая походка и дрожь в руках. Бедный отец! Что с ним сделало наше предназначение? А я даже не сомневалась, что виновато в этом оно. Отец работал на износ, собирая подношение для Снежного бога. Может пора было сменить его в этом нелегком деле? Все-таки я была молода и полна сил. Хотя будь моя воля, я бы предпочла стать Оборонителем.

Я отправилась в коридор и встала напротив сундука. Ничего особенного – обычный сундук из серебристого металла Осенрада. Не очень большой. Его наполнить можно было за пару дней, почему же Озаренному требовался месяц для этого?

– Я справлюсь, – тихо произнесла я, ни к кому конкретно не обращаясь. Я присела рядом с сундуком и провела ладонью по его крышке. Мне показалось или она была слегка теплой?

Как бы мне не было интересно, что там находилось внутри, я поборю свое любопытство. Я не провалю свой первый подъем к цитадели и докажу отцу, что могу ответственно относиться к нашему предназначению. Заодно докажу и всему нашему народу, что могу быть ответственной и серьезной. Может тогда Браун поймет, что в будущем я смогу совмещать свое предназначение с работой Оборонителя.

Всего три правила. Я их запомнила. Повторила у себя в голове десятки раз. Что может пойти не так? Правильно – ничего. Я справлюсь.


Глава восьмая

Я смогла отвлечь себя домашними делами и пара часов прошли незаметно. От уборки меня отвлек настойчивый стук в нашу входную дверь. Я дернулась от резкого звука и в недоумении устремила взгляд в коридор. Кого это к нам принесло? Сейчас все ледоступы готовятся к явлению кристальной луны – все в нетерпении, ведь смотрится это действительно завораживающе! Я бы тоже могла быть среди них, если бы не это благословение Снежного бога, красующееся на моем левом запястье.

Стук повторился буквально через секунду, и я поспешила к двери, понимая, что так незваный гость может разбудить моего отдыхающего отца.

Я уже собиралась высказать все свои недовольства явившемуся, но слова застряли в моем горле при виде двух людей на нашем пороге.

Мыслящие.

Это были Мыслящие! Уму непостижимо! Даже если бы на пороге оказался огромный юккон, это не смогло бы лишить меня дара речи. Но Мыслящие… они предпочитали править нами из тени и редко выбирались к нам из своей Обители, которая располагалась у подножия скалы, гораздо ниже и чуть правее от цитадели Снежного бога.

Мыслящие утверждали, что они избраны самим богом, они обладали уникальными способностями мышления и анализа.

Они были чрезвычайно мудры, их решения всегда точны и взвешенны, а их знания о мире и его обитателях непревзойдённо – это то, что вкладывали в голову каждого ледоступа с самого детства. Мыслящие создали свой клан тысячи лет назад в ответ на возрастающие проблемы и угрозы нашему краю, которые простые ледоступы не могли решить. Клан Мыслящих стал ответственным за решение всех наиболее серьезных проблем и угроз, которые могли подвергнуть в опасность обитателей нашего мира.

И сейчас я видела перед собой Мыслящих. В этом не было никакого сомнения, хоть за всю свою жизнь мне и доводилось видеть их лишь пару раз, когда они являлись на открытие врат древа Сефирот. А делали они это отнюдь не каждый раз.

Это была женщина и мужчина, возраст обоих трудно угадывался. Их кожа была идеальна, а взгляд – слишком мудр для юного возраста. Но больше в глаза бросались их одеяния. На женщине красовалось закрытое платье в пол, сотворенное из материи, которую нам передавала мать Гортензия. Платье переливалось искрами и напоминало темное небо, усеянное миллионами звезд. На мужчине была надета мантия из этой же редкой и ценной материи. Никому из ледоступов не дозволялось носить одежду из звездного покрывала – так прозвали эту ткань солнцелюбы.

Я невольно залюбовалась одеянием Мыслящих. Ткань представляет собой произведение высокого искусства, связанное мастерами-ткачами, поговаривали, что при ее создании не обошлось без магии, но я в это не особо верила. Преобладающий тон в ткани – темно-синий, как ночное небо, покрытое звездами.

Материя словно оживала под действием света, создавая иллюзию того, что мы находимся под открытым небом. На ткани, насыщенной огромным количеством золотых и серебряных нитей, были нарисованы прекрасные констелляции и созвездия. Через несколько минут смотреть на это звездное небо становилось не только приятно, но и умиротворяюще. Я была бы не против обладать даже крошечным лоскутком этой материи, чтобы перед сном рассматривать ее.

– Скади Эвенвуд, – произнесла женщина. Ее голос был подобен лаве – резкий и грубый. Он так не вязался с ее обликом. Но благодаря ему мне удалось справиться с собой и отвести взгляд от одеяния Мыслящей.

– Да, – кивнула я, хоть женщина и не спрашивала – она утверждала и так зная, кто стоит перед ней.

– Можно нам пройти? – спросила женщина и я отступила в сторону, пропуская их обоих в наш скромный дом. В коридоре сразу стало тесно. Взгляд женщины задержался на сундуке, после чего она посмотрела на меня в упор, и я поежилась.

Мужчина держался позади женщины, и я решила, что она из них двоих главная. Хоть мне и не была известна иерархия в их Клане. До ледоступов доходили лишь слухи. Якобы у них там заправляет Первый Мыслящий, а всем остальным присуждаются следующие числа.

– Сегодня явление кристальной луны, – произнесла женщина и я снова кивнула. Да что им надо у нас дома?! И эти ее утверждения! Что мне на них отвечать? Я чувствовала себя такой глупой!

Видимо невысказанный вопрос так и читался на моем лице, и женщина произнесла:

– Меня зовут Мист, я Третья.

Ну вот, слухи оказались правдой. И если Мист являлась Третьей в клане Мыслящих, то несложно было понять, что передо мной стоит кто-то весьма значимый в Ледоморе.

Но все равно это не давало ответа на мучавший меня вопрос.

Мужчина молчал и представляться не стал. Да это было и не важно, Мист удавалось удерживать все мое внимание лишь на ней одной. Видимо такого эффекта она и добивалась.

– Ты, наверное, гадаешь, зачем мы пожаловали к тебе, – утвердительно произнесла Мист и я не стала на это ничего отвечать. Все и так было очевидно. Она достала из складок своего великолепного платья небольшую невзрачную баночку и протянула ее мне: – Передай своему отцу.

Я взяла баночку и в недоумении повертела ее в руках. Подняла взгляд на Мист и та продолжила:

– До нас дошла весть, что наш нынешний Озаренный болен. Эта мазь облегчит его страдания. Мы беспокоимся обо всех ледоступах. И твой отец чрезвычайно важен для нас всех.

– Это все? – нервно спросила я и даже не сразу осознала, что мой вопрос мог прозвучать грубо. Но на лице Мист не дрогнул ни один мускул, казалось, что она вообще не способна была проявлять хоть какие-то эмоции. А точнее – умело их скрывала.

– Нет, – произнесла Третья и приблизилась к сундуку. – Я смотрю, Озаренный успел наполнить сундук до начала своей болезни. Тебе не пришлось ничего делать.

Я удивилась – откуда ей известно, что сундук наполнен полностью? Не видит же она сквозь металл листопадников!

Мист вновь развернулась ко мне и произнесла:

– Очень жаль, что Озаренный не сможет совершить подъем, но нельзя оставлять Снежного бога без подношения. Подъем совершишь ты – единственная наследница Гиффа и Озаренная самим Снежным богом.

Мист задержалась взглядом на моем браслете и продолжила:

– Но перед этим хотелось бы предупредить тебя – существует три правила, которые ни в коем случае нельзя нарушать.

– Я знаю, – кивнула я. – Отец меня уже посвятил.

Но женщина будто не слышала меня и произнесла:

– Ты должна отправиться к Цитадели одна. На территории нашего божества ни на что не отвлекайся и не задерживайся – оставь сундук у ворот и дальше не проходи. И ни при каких условиях не заглядывай в сундук с подношением. Тебе все понятно, Скади Эвенвуд?

– Да, – кивнула я и пока Мист не успела сказать что-нибудь еще, я решилась на дерзость: – Простите меня, но вам не кажется ли, что третье правило лишено всякого смысла? Неужели оно касается и моего отца? Где логика? Озаренный собирает сам подношения для Снежного бога, в течение месяца складывает в сундук самостоятельно, так почему ему запрещается после подъема смотреть на то, что он сам же и собрал?

– Хм, пожалуй, стоит расширить список правил, – сухо произнесла Мист и я поежилась под ее колючим взглядом. – Никаких вопросов. Мы все живы благодаря Снежному богу. Его мощь не позволяет лавовой реке оказаться дальше Переломной черты. Чуть больше уважения, Скади, к происходящему. Это тебя не игры, все слишком серьезно и под вопросом безопасность всего Ледомора. Очень жаль, что твоя мать решила покинуть нас, не успев подарить Гиффу других наследников… поэтому остается лишь надеяться на твое благоразумие и осознание всей ответственности, возложенной на тебя.

Я лишь смотрела на Мист во все глаза. Она только что попыталась оскорбить меня или мне показалось? Видите ли у Гиффа нет наследников получше для роли Озаренного! Нет уж, ни на ту напала, дамочка. Вслух я, конечно, лишь сказала:

– Я понимаю в чем заключается мое предназначение. Сегодня, когда четыре луны будут сиять над вулканом, подношение будет доставлено до своего адресата с соблюдением всех ваших правил.

– Очень на это надеюсь, Скади, – произнесла Мист и развернувшись к мужчине, спросила: – Ты закончил?

Мужчина коротко кивнул, и они оба направились к двери. Я же в недоумении последовала за ними, чтобы запереть дверь. Что имела в виду Мист, задав этот вопрос безымянному мужчине? Что он должен был закончить? Он же просто стоял и даже не вмешивался в наш разговор. В какой-то момент я даже успешно забыла о его присутствии в моем доме.

Уже за порогом дома, Мист бросила мне через плечо:

– Надеюсь, ты не подведешь нас. Помни, Скади Эвенвуд, несоблюдение правил чревато для всего Ледомора. На кону стоит слишком многое, не забывай об этом никогда.


Глава девятая

Я покрепче ухватилась за ручку сундука и оторвала его от пола. Удивительно, но сундук вовсе не показался мне тяжелым. Конечно, до цитадели был неблизкий путь – как-никак придется подниматься на самую вершину горы, но все же я не могла не выдохнуть с облегчением, осознав это. Что ж, вот уже солнца стали клониться к закату – все четыре. Пора было выдвигаться в путь, если я хотела успеть доставить подношение для Снежного бога вовремя.

Я кинула взгляд на дверь в комнату отца. Я думала, он выйдет проводить меня, даст какие-нибудь напутствия напоследок, но он не покидал свою комнату весь день. А мне так не терпелось рассказать ему о появлении Мыслящих на нашем пороге!

Баночку с мазью я оставила на кухонном столе. После ухода Мист, я открутила крышку баночки и заглянула внутрь – там действительно была масса – густая, прозрачная и без запаха. Уж не знаю, как какая-то мазь могла помочь отцу от его хвори, но хотелось верить, что Мыслящие знают, что делают. Все-таки почти весь наш жизненный уклад строился на их них правилах. Выше по рангу был лишь Снежный бог и то условно. Он лишь вновь и вновь возводил барьер, отделяющий нас от лавовой реки, только по одному этому можно было судить, что он реально существует.

Наша улица была на удивление пуста. Хотя почему на удивление? Отсюда открывался не самый лучший вид на явление кристальной луны. Ледоступы уже давно покинули свои дома и направились кто куда – наблюдать это явление. И пускай четыре луны пересекались над верхушкой вулкана каждый месяц, раз за разом люди хотели воочию увидеть это притягательное сияние. Если бы не мое предназначение, я сама бы сейчас взобралась на скалу повыше, не доходя до завесы, разместилась там с удобствами и устремила взгляд в темное небо, которое оставалось бы таковым недолго.

Дошла до подножия скалы я без происшествий. Редкие ледоступы встречались мне на пути. В основном они спешили по своим делам, но были и те, кто кидал на меня заинтересованные взгляды. Что ж, народу будет что обсудить после явления кристальной луны. Скади заменила своего отца на посту Озаренного! Завтра все начиная от млада будут обсуждать это. Я же надеялась, что в следующем месяце мне уже не придется относить сундук на вершину скалы. Я еще не была готова заменить отца. Мне не хотелось брать на себя эту ношу, хотелось вместе с Брауном и другими Оборонителями осваивать воинское мастерство и защищать наши земли от нападений юкконов. И может когда-нибудь я тоже обзаведусь вторым спрингклингом и криоливтовой броней. Эх, мечты, мечты.

Я бросила взгляд вправо – там виднелась Обитель – точнее лишь ее часть. Широкие ворота располагались прямо в ледяной скале. Мне ни разу не доводилось там бывать, но отцу приходилось. Только он не рассказывал мне ничего о Мыслящих и как там у них все устроено. Хотя мне было безумно интересно. Видимо это было очередным правилом Мыслящих – не распространяться о том, как они живут отдельно от остальных ледоступов.

Сегодня я обула шипоты, свои белые волосы заплела в косу, чтобы ветер не задувал мне волосы в лицо. В набедренный чехол из грубой кабаньей кожи я вставила свой клинок. Отец вряд ли бы это одобрил, но разве в правилах хоть что-то говорилось об оружии? Со своим спрингклингом мне было гораздо спокойнее совершать подъем.

На страницу:
3 из 4