Андрей Олегович Белянин
Джек Сумасшедший король

– Что? – поразился Джек. – Но ведь за обед платят одну!

– А вы заплатите двадцать, – ласково пропел трактирщик. – Вы ведь как человек благородный не станете торговаться. Да и быть вышвырнутым из трактира – такой позор для вашей милости.

– Негодяй! – побледнел Джек.

– Давай, давай, давай! – Один из слуг выразительно похлопал ладонью по ножу, который висел у него на поясе.

– И собаку свою припадочную забери! – хохотнул другой, выливая Сэму на морду остатки пива из кружки.

Красный туман заволок сознание Джека. Плохо понимая, что делает, Джек поднял кувшин с пивом и расколотил его о голову ближайшего слуги. Второй схватился было за нож, но Сумасшедший король врезал ему кулаком в грудь и дважды приложил красной физиономией к столу.

– Вор! Убийца! Караул! – завопил трактирщик.

На его вопли вбежали еще трое слуг, вооруженных дубинами, и те завсегдатаи трактира, кто не мыслит выпивки без драки. Сэм пришел в себя и тут же забился для безопасности под стол.

Джек в бою напоминал ураган. Он стремился добраться до трактирщика, но тот успешно ускользал. Драка принимала критический оборот. Неожиданно входную дверь потряс тяжелый удар. Все, обернувшись, на секунду замерли. От второго удара дверь слетела с петель и накрыла визжавшего трактирщика. В разгромленный трактир гордо вошел огромный черный конь и, обратившись к присутствующим, безапелляционно заявил:

– А ну, прекратить драку! Нашли место, остолопы!

Ошарашенные крестьяне испуганно сели, многие крестились, иные торопливо читали молитвы. Между тем конь деловито обратился к Джеку:

– Провизию взял?

– Да. Вот, в сумке. – Сумасшедший король показал припасы хозяина.

– А где Сэм?

– Тут я, – выполз из-под стола лохматый пес.

Крестьяне побледнели еще сильнее.

– Ладно, пошли. Путь не близкий. – Конь притопнул ногой. – Что за народ?! Ни на минуту оставить нельзя. Все бы вам склоки да драки. Когда за ум возьметесь, а?

Джек с Сэмом тихонько выскользнули из трактира. Черный конь вышел следом и, обернувшись, напомнил перепуганной аудитории:

– Вы нас не видели, мы – вас! Все ясно? Марш по домам и чтоб как мышки у меня!

Трактир опустел в мгновение ока. Причем, убегая, все прошлись по упавшей двери, но лежавший под ней хозяин от страха не посмел даже пискнуть. Говорят, с тех пор он в корне изменил свое отношение к приезжим.

Первую заброшенную деревню миновали без приключений. Во второй пришлось заночевать. Друзья устроились в каком-то старом доме. Сэм честно приволок несколько веток потолще, но в конце концов Сумасшедшему королю все-таки пришлось принести остатки забора, чтобы огня хватило на всю ночь. Ужин прошел в напряженном молчании. Лагун-Сумасброд всю дорогу готовил гневную проповедь Сэму и наконец решил, что время пришло. Боже, какую странную компанию составляли конь, собака и человек, беседующие ночью при свете трещавших поленьев!..

– Сэм!

– Хр-р-р…

– Сэм, я к тебе обращаюсь! Поверни голову и изволь слушать стоя! Я знаю, что ты не спишь.

– Ну?

– Не зли меня, негодный мальчишка, ибо я страшен в гневе!

– Угу…

– Не «угу», а «слушаю, господин учитель».

– Ну?

– Сэм!

– А что я, собственно, сделал? Чуть что – сразу Сэм, Сэм… Лежу, никого не трогаю, ничего не ломаю. Нигде нет покоя бедному псу!

– Молчи, изменник! Почему ты не заступился за Джека в трактире?

– Да он просто не успел, – вступился за Вилкинса король. – А потом пошла такая драка, что ему было лучше не путаться под ногами.

– Не выгораживай его, Джек! – строго возразил колдун. – Этот пес мог загрызть минимум троих! Да этого и не требовалось. Достаточно было рыкнуть погромче, показать клыки, ну и тяпнуть кого-нибудь для острастки.

– Тяпнуть?! – взвился пристыженный Вилкинс. – Тебе легко говорить! Посмотрел бы ты на их потные руки, дурно пахнущие ноги, грязную, засаленную одежду… Господи! И это надо брать в рот?! Меня наизнанку выворачивает, как вспомню!

– А давай ты просто будешь лаять и рычать, – предложил Джек.

– Ну уж нет! – уперся колдун. – Мы для чего его взяли, – как декоративную собачку, что ли? Пудель с бабочкой! Ты же обещал защищать и охранять будущего короля?!

– А кто его от этих черных защищал? Скажешь, не я?

– А кто его в трактире бросил? Скажешь, не ты?

– Ну, все, все… Дело прошлое, – утихомирил разгоряченного коня Джек.

Сэм обиженно забился в угол и демонстративно замолчал.

– Нет и нет, Джек! Ты не прав! – горячился колдун. – Дружба дружбой, но он тебя предал! Испугался и бросился под стол спасать свою шкуру!

Сэм слушал и понимал, что его учитель говорит сущую правду, что он действительно сильно испугался, но… Но он никого не предавал! Сэм Вилкинс имел множество недостатков, но он не был трусом. Просто, находясь в чужом теле, он еще не смог перестроить свои привычки, взгляды, психологию. Легко быть храбрым в привычной обстановке и очень не просто, когда ты – это не совсем ты, а в чем-то даже совсем не ты, если это понятно. Стыд и обида раздирали бедного Сэма. Он уже собрался пойти и попросить прощения у Джека, как вдруг… перед его носом появился маленький клочок тумана, потом он вырос в небольшую воронку, потом воронка вытянулась в человеческий рост.

– Привидение! – завопил Сэм.

Лагун-Сумасброд неторопливо повернул горделивую голову. Джек удивленно обернулся. Сэм со всех ног бросился к очагу и занял оборонительную стойку у ног колдуна. Тем временем призрак окончательно сформировался, и перед друзьями предстала ужасающая фигура: белый скелет в обрывках савана, круглая шапочка на голом черепе и пустые глазницы, светящиеся красным огнем.

– Трепещите, несчастные! – взвыл призрак.

Его вопль резал уши, а воздух стал наполняться запахом серы.

– Убери его! – верещал перепуганный Сэм.

– Не могу, – тихо ответил колдун. – Я не в состоянии использовать нужное заклинание. С этими копытами особо не разбежишься.

– Трепещите, несчастные! Я выпью вашу жизнь, высосу ваши силы и смешаю прах ваших костей с бурой пылью вселенной!