Кир Лирик
Пешки богов-2. Наследница. Дар вампира


– На сегодня закончим! Макеты мечей сложите в коробку. Следующее занятие послезавтра в это же время, – заметив Аригата с сумкой на плече в дверях зала, распорядился вампир в адрес трёх своих учеников, которые были младше Вари года на три.

– Ёж, а я не знал, что ты, кроме Вари, ещё подростков тренируешь, – удивился Аригат и подколол: – Готовишь себе в помощники пару убийц? – и проведя по нему взглядом сверху вниз, усмехнулся про себя: короткостриженый вампир в тёмном спортивном костюме был похож на отмороженного бандоса, хотя, возможно, такое впечатление складывалось потому, что Бессмертный знал, что у того руки по локоть в крови невинных.

– Да какой там… – отмахнулся вампир, – Это так… лишний заработок. Обучаю пацанов за себя постоять, а то сейчас не поймёшь – мужики стали, как бабы, почти целое поколение молодёжи профукали.

– Постоять за себя с мечами в руках?! – теперь наигранно удивился бог, – Знаю я – какой у тебя левый заработок, и как ты иногда заказы на убийство берёшь.

Высший вампир стушевался, ведь перед ним был один из богов. Хоть они и сдружились, но мало ли, что в голову взбредёт высшей сущности, и пробубнил под нос: – Художника обидеть каждый может.

– Ага, тебя обидишь! Да ладно, не мнись, как школьница перед оргией, я же тебе не мамка, чтобы нотации читать, – хлопнув вампира по плечу, Аригат сгладил напряжённый момент шуткой, но тут же добавил: – Смотри, а то местные менты тебя рано или поздно вычислят!

– Не напугать им Ежа голой жопой! – отшутился он. – Кстати, твоя племянница – дьявол в ангельском обличии, – сменил тему Ёж, – На последней тренировке она меня уделала на клинках, я еле сдержался, чтобы не перейти в ускорение и не задать ей трёпку. Сейчас без ускорения я бы не рискнул выйти с ней один на один в бою на смерть.

Аригат не стал комментировать, прошёл через зал в неприметную дверь, за которой было три комнаты – это была импровизированная квартира вампира, и начал на стол из сумки выкладывать пачки денег.

Ёж почесал затылок и поинтересовался: – Это что?

– Здесь, примерно, тысяч семьсот долларов, но деньги в разной валюте, помню твою нелюбовь к банковским картам, чтобы не оставлять следов, поэтому принёс нал. Это твои премиальные! Валким, мы сегодня с Варей уходим в другой мир, – ошеломил вампира бог, – Там этими бумажками можно подтереться.

– Что-то случилось? – озадаченно спросил вампир.

– Ничего особенного, не считая пары жмуриков у меня дома, и то, что Жиза грохнула своего парня, – с сарказмом ответил бог. – Но это не главная причина! Всё равно меньше, чем через год мы бы покинули этот мир.

– Удивлён, что Варя раньше никого за грань не отправила. Я чувствую в ней силу, но она как будто спит, видимо, инстинкты начали брать своё, – поделился наблюдениями Ёж.

– Я хочу забрать оружие и снаряжение Вари. Кстати, мы отправляемся в мир, похожий на твой, не хочешь с нами? – предложил Аригат.

– Не, не, не, – выставив ладони вперёд, категорично продемонстрировал, что он не согласен, – Я ни за что не променяю удобный унитаз с тёплым полом на дырку с мухами в сарае. Хватит с меня этого дикого средневековья, ты вон глянь какую вещь я купил.

Бог посмотрел себе за спину, куда ткнул пальцем вампир, и хмыкнул. На стене весел здоровенный телевизор по бокам с высокими колонками, по сути, это был мини-кинотеатр.

– Тем более, я уверен, что ты со своей племяшкой обязательно найдёте приключения на свои задницы, а мне ещё пожить хочется, – привёл ещё один аргумент Валким, потом открыл ключом металлический ящик высотой с человеческий рост и достал два клинка, один который был намного короче, потом перевязь под них, следом вытащил чёрный лук, сделанный на заказ из специального пластика, ну, и пару десятков обычных стрел.

Аригат сложил всё в сумку, вызвал по сотовому такси, и протянув руку для рукопожатия сообщил, что пора прощаться.

Ёж крепко пожал ладонь бога и напутствовал: – Передай Варе, чтобы не забывала прикрывать левый бок, при атаке она очень часто слишком высоко поднимает малый клинок. Да и ты, Аригат, поменьше глупостей делай, а то я тебя знаю: когда переборщишь в вискарём – сам хуже любого подростка.

Бог удачи улыбнулся: – Я не в том возрасте, чтобы неосознанно делать глупости. Я в том возрасте, когда их делают осознанно и с удовольствием. Береги себя, Валким, и не забывай мне молиться. Может ещё свидимся!

На этом они и расстались. Один из сильнейших высших богов надеялся, что уже этой ночью передаст Варгану родителям и на этом его миссия будет завершена, но он ещё не подозревал – насколько глубоко заблуждается. У мироздания на Аригата и на Варгану были свои планы.

Глава 2. Пиратка

ВАРВАРА.

После двух часового допроса меня поместили в изолятор временного содержания. В камере почему-то я была одна, но меня это устраивало, с кем-либо общаться и откровенничать очень не хотелось, зато обстановка располагала посидеть и подумать над произошедшим сегодня, да и, вообще, над всей своей жизни в целом. Выбрав из двухъярусных металлических кроватей правую нижнюю, я раскрутила выданный мне матрас без подушки и постельного белья, которое обещали предоставить завтра, скинула кеды, шнурки от которых изъяли, уселась, скрестив ноги, и начала себя жалеть, вспоминая всю жизнь.

Я никогда не знала своих родителей, вернее, по словам дяди, я лишилась их в пять лет, и он сам взялся за моё воспитание. Андрей никогда не рассказывал, что с ними случилось, и как они погибли, и всегда повторял одну и ту же фразу: их нет в этом мире. В детстве я была очень миленькой девочкой, а моя няня всё время называла меня маленькой принцесской, но однажды у всех что-то щёлкает в голове, и на всё начинаешь смотреть взглядом под другим ракурсом. Вот и у меня так произошло, когда я переступила порог десяти лет. Постепенно я становилась всё более неуправляемой. Хоть и успеваемость у меня была отличная, всё равно к пятнадцати годам я сменила четыре школы, причём две из них были платными, за которые немалые суммы платил Андрей, но за моё поведение даже оттуда меня выперли.

Я постоянно избивала не только одноклассников, но и ребят старше себя, которые решили, что раз я отличаюсь от обычных ровесниц, то, значит, надо мной можно издеваться. А уж драться я умела! Мой тренер – Ёж очень хорошо научил меня ломать людям конечности. И я, действительно, всегда отличалась от своих сверстников. Помимо того, что я была обучена многим боевым дисциплинам, мне всегда легко давалась учёба: любой текст, прочитанный один раз, я могла повторить чуть ли не слово в слово. Так же любой синяк или ссадина на мне заживали за считанные часы. Помимо этого некоторые животные при моём появлении постоянно пытались удрать. Эти и другие странности не могли не заметить одноклассники. К тому же с девочками я никогда не могла найти общего языка, конечно, мальчики мне, как и им, тоже нравились, но эти многочасовые обсуждения парней, шмоток и подобной ерунды я физически не могла выдержать, и дружила всегда с пацанами, с которыми всегда можно было похулиганить. А когда я сильно злилась – вокруг всегда происходило что-то странное: например, гибли рядом растущие цветы, или кто-то, проходя мимо, мог на ровном месте споткнуться и упасть, а пару раз рядом со мной с деревьев даже падали мёртвые птицы. В общем, отклонений от нормы и чудаковатости во мне было с избытком.

Чем старше я становилась, тем развязнее себя вела. Только недавно я поняла, что это был мой протест, адресованный всей вселенной за то, что я осталась без родителей. Дядя всегда ко мне хорошо относился, терпел мои выходки, а вместо наказаний, брал меня за шкирку, сажал в машину и вёз в зал к Ежу, который меня гонял, пока я не падала без сил. А когда в шестнадцать лет я заявила, что хочу жить отдельно, Андрей подарил мне квартиру и сообщил, что теперь я – самостоятельная барышня. Ага, как же, он до сих пор думает, что я не вычислила его топтунов за мной, которые меня оберегали днём и ночью, но я не обращала на них внимания и пыталась жить своей жизнью.

Но сложно жить, когда в голове драконы рядом с бабочками, садизм – с застенчивостью, а разврат – с хорошим воспитанием. Сейчас я поняла, сколько нервов потрепала своему дяде, и была ему очень благодарна за терпение, но родителей он не сможет заменить мне никогда.

Хлюпнув носом, я вспомнила всё, что произошло сегодня, и, наверное, теперь моя жизнь изменится навсегда, по крайней мере, урок я точно усвоила. Последние пол года я встречалась с парнем по имени Влад. Честно говоря, чувств у меня никогда к нему не было, и связалась я с этим подонком скорее от скуки, было просто интересно попробовать пожить вместе с парнем, и почувствовать себя независимой и взрослой. Сначала он был обходительным и внимательным, но как только мы съехались, то его как будто подменили.

Влад нигде не работал и не учился, а от его друзей я узнала, что он подворовывает в супермаркетах, потом начал чуть ли не каждый день пропадать где-то со своими дружками и всегда возвращался пьяным. А недавно заметила, что у меня пропали с карточки деньги, счёт которой два раза в месяц пополнял мой дядя. Это было последней каплей моего терпения, и я в ультимативной форме потребовала, чтобы он убирался на все четыре стороны. Влад ушёл, вернулся через пару часов в невменяемом состоянии и начал меня оскорблять. Пришлось ему хорошенько двинуть в челюсть, и тогда он схватился за кухонный нож и попытался меня ударить. И вот тут сработали рефлексы, которые Ёж вбивал в меня годами. Я ушла в сторону, перехватила руку, резко согнула ему запястье, поймала на лету выпавший нож и воткнула в его горло. Всё произошло машинально и за одну секунду.

Что-то произошло со мной в этот момент, словно из глубины моего сознания вылезла другая я. Она была безжалостна, хладнокровна, цинична и очень опасна. Как будто все пороки, сложности характера и недостойные желания, которые есть в каждом человеке, бросили в один сосуд и хорошенько перемешали. Я стояла и, глядя на хрипящего и умирающего молодого парня, наслаждалась этим зрелищем. Моя тёмная половина испытала восторг от лицезрения наступающей смерти. Да чего уж греха таить, сейчас я могла признаться самой себе, что даже возбудилась в тот момент. И глядя на лужицу крови на кафеле, мне захотелось почувствовать её вкус, нет… не просто попробовать, было нестерпимое желание сделать несколько больших глотков, чтобы утолить жажду. Я почувствовала, как удлинились клыки, потом встала на колени, выдернула нож, и уже хотела припасть губами к дырке в шее Влада, тело которого жизнь ещё не покинула до конца, но вдруг пришло осознание той мерзости, которая сейчас чуть не случилась.

Я отползла спиной к кухонной тумбе и с ужасом смотрела на мёртвое тело. Меня не испугал сам факт убийства собственными руками, сейчас я боялась саму себя, я находилась на грани истерики от осознания того, что являюсь чудовищем, в котором нет ничего человеческого. Ничего не соображая и поддавшись первой мысли, я позвонила в полицию и в скорую, хотя понимала, что врачи тут уже не помогут. И только потом пришла здравая мысль набрать Андрея, кроме него – мне никто не мог помочь. Я знала, что у него есть связи и куча денег, хоть этого он никогда при мне не афишировал, но у меня глаза тоже не на заднице. По телефону дядя пообещал, что к утру меня вытащит, а своего слова он ни разу не нарушил.

Андрей всегда был настоящим мужчиной, если что-то пообещал, даже в шутку, то обязательно это исполнял. Я всегда чувствовала его мощную энергетику лидера, от таких мужиков бабы пищат и ползают у них в ногах. Когда я начинала ему хамить, хватало одного его взгляда, чтобы я заткнулась, почувствовав себя маленьким насекомым. И вот, совершив убийство и сидя в камере, пришло раскаянье за все свои поступки и поведение в целом. И я дала сама себе обещание, что если Андрей меня отсюда вытащит, то больше никогда не буду ему перечить и, вообще, буду стараться стать лучше, чтобы этот монстр, живущий внутри меня, больше никогда не вылез наружу.

Давая это обещание, я ещё не подозревала, что оно ничего не стоит, и уже скоро моя совесть захлебнётся чужой кровью, пролитой по моей вине и моими руками.

Из-под волос я достала небольшую заколку, которую не нашли при обыске, и, покрутив её в руках, снова вернула на место, прикрыв волосами. Эта заколка и странный перстень с гравировкой короны и двух скрещенных мечей – единственное, что, по словам Андрея, оставили мне родители. Перстень лежал дома, и я вспомнила, как в детстве наматывала на палец скотч, чтобы он не спадал с детской руки, а недавно заметила, что когда засыпаю с маминой заколкой, то всегда приходят странные сны, словно я путешествую по другим сказочным мирам.

Другие родители заставляют детей зубрить уроки, а мой дядя всё время подсовывал мне книги с фэнтезийными сюжетами, наверное, поэтому я видела такие странные сновидения.

В раздумьях и в процессе самобичевания меня начало клонить в сон, видимо, сказывался стресс пережитого дня. Я не стала сопротивляться, легла и тут же уснула, и в этот раз приснился очень реалистичный кошмар.

Я вогнала клинок в шею врага и, ударив того в грудь ногой, откинула хрипящее тело назад. Это притормозило следующего нападавшего, его меч по касательной я отвела младшим клинком в сторону, но умер он не от моей руки. Голову моего противника буквально разорвало на две безобразных части сверху прилетевшим огромным топором, и в стороны брызнула кровь и мозги. Это сделало какое-то гориллоподобное существо, трудно было разобрать детали из-за покрывавшей почти всё его тело крови, но рельефные огромные мышцы рук впечатляли. Если такого встретишь в тёмном переулке, то изумления от внезапно появившегося поноса хватит надолго. Следующего нападавшего он убил кромкой обитого металлическим ободом круглого здоровенного щита, который при необходимости можно использовать, как небольшой стол, ударив им снизу вверх под нижнюю челюсть несчастного. Удар был такой силы, что остатки головы запрокинулись тому за спину, обнажая позвоночник в разорванной шее. Вдруг в нашу сторону у меня над головой пролетели огненные шары, сжигая заживо тех, кто шёл за моей спиной.

Я успела осмотреться, и поняла, что нахожусь в гуще сражения, и бьюсь на стороне таких же перекаченных бугаёв, как тот, что одним движением щита оторвал противнику башку. Я даже знала, что название этих человекообразных обезьян – орки. В шуме сражения и криков раненных раздался бой барабанов, ритм которых означал – выстроить линию и теснить противника. Я снова была тем чудовищем, которое сегодня вылезло из потаённых уголков моей души на кухне после убийства Влада. Услышав бараны, та, что сейчас заняла моё тело, оскалилась в предвкушении кровавой резни.

– Защищааать Дракона! – раздался орочий рёв, – Стееена щииитов!

Тут же передо мной выставив круглые щиты сомкнулись ряды здоровенных горил, вытиснув меня назад на вторую линию, и в такт друг другу начали теснить врага и мотонно повторять: – Ургууу… Ургууу… Ургууу…

Чудовище, которое сидело внутри меня, зарычало, ему хотелось быть в первых рядах, чтобы собственноручно резать врагов и видеть все ужасы смерти на поле боя, которые подпитывали его сущность. И тёмная половина меня решила, во что бы то ни стало, вернуться на первую линию, но вдруг слева полыхнуло пламя, обдав мой бок жаром и сжигая заживо двух орков. Их предсмертный рёв боли заглушил все остальные звуки, и я…

– Варя… Варя… Проснись, – сквозь пелену сна услышала я, – Жиза, просыпайся!


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу