Светлана Аксенова
Гораксена


Теперь ложась спать, она мысленно прощалась с комнатой, так как не знала, где ее застанет завтрашнее утро. Да и застанет ли? А может у нее просто фантазия разыгралась? Мерещится черт знает что, ей богу…

Поморщившись от головной боли, Лика подошла к окну.

– К каждым днем все веселее и веселее, – глядя на пустынные улицы, пробормотала она.

Зимой город всегда вымирал. Но в этом году все было иначе и совсем не окончание сезона сделало город пустым.

Заварив крепкий кофе и закутавшись в махровый халат, Лика вышла на балкон. С девятого этажа город лежал перед ней как на ладони. Бухта, выходящая в открытое море, была спокойна.

Странная зима…

Несносный норд-ост будто забыл о существовании приморского городка; уже четвертый месяц от него ни слуху, ни духу.

– Плюс десять, – машинально взглянув на термометр, отметила Лика.

Что еще не так было с этой зимой? Да все не так! Ее подруга вдруг пропала и перестала выходить на связь. Потом директор фирмы, где работала Лика. Следом соседи. Один за другим, потихоньку, все куда-то девались.

Ну ладно, подруга Лариса всегда была ветреной и безответственной особой, так что Лика и не особо-то волновалась. Появится! Наверняка очередная безумная любовь. А шеф? Как можно исчезнуть, никого не предупредив? Так может у Лариски с шефом безумная любовь случилась? Допустим… Но не на два же месяца?

Отпив кофе, Лика машинально потянулась за сигаретами, но вспомнив, что уже неделю как бросила курить, тоскливо вздохнула.

– На чем я там остановилась? – произнесла она вслух. – Ах да, на Лариске с шефом. Фиговая версия, трещит по всем швам. Что еще необычного произошло?

Да все необычно. По всем каналам телевизора транслировалось выступление симфонического оркестра, невольно заставляя вспомнить восьмидесятые годы, когда правительственная верхушка принялась усиленно редеть. Мобильная связь глючила, интернет тоже. Лика уже месяц не могла дозвониться до родителей, живущих в другом городе, и не знала, эта чума посетила только их городок, или всю страну, планету, галактику?

Почувствовав, что замерзла, девушка вернулась в комнату.

Что-то еще было такое, о чем она забыла. Что? Животные… Точно! Еще осенью Лика заметила, что птицы в один момент растворились в небе. Вот просто взлетели и исчезли.

И наглые коты, нанюхавшиеся приморского бриза, и считавшие себя хозяевами города, тоже куда-то испарились. А ведь так вальяжно лежали под каждым кустом, не боясь ни собак, ни людей. Бывало пшыкнешь на такого котяру, а тот в ответ так глянет, становится стыдно за свое ребячество. Мда-а-а…

Где же теперь эти коты? А собаки? То идешь на работу, каждая шавка облает, делая вид, что защищает родные пенаты, а теперь тишина.

Лика не особо пылала любовью к животным. Вечно им что-то надо! То корм купить, то задницу помыть, то вычесать, то выгулять. То гавкают, то мяукают. Не-е-е-ет!

А теперь поняла, не хватает ей этих… младших братьев. Или как там их еще называют? Неважно. Теперь прямо до дрожи захотелось, чтобы ее беспроблемный друг кот-обнимашка превратился в настоящего.

И ладно, что его надо купать, чистить уши и нос. Вычесывать, менять лоток и что там еще? Пусть! Но зато он такой настоящий и живой. Встретит с работы, ну побазлает немного, не беда. А потом можно вместе посмотреть какой-нибудь фильмец. Она будет смотреть, а кошак мурлыкать. Все не одна…

Дотянувшись до серванта, Лика достала альбом; доказательство того, что не всегда была одна.

Вот глупая свадьба и дебильная улыбка жениха. Чего улыбался, чему радовался? Встречались ровно год, неужели так и не понял какой у нее характер? Встречались год и прожили год…

Очередная пьянка, для отвода глаз называемая корпоративом, закончилась случайным сексом.

И девица оказалась беременна! Ну как девица… Ловкая такая барышня, лет под тридцать, предпочитающая чтобы ее называли Ирэн. Ирен! Тьфу ты! И чем ей имя Ира не угодило?

– Коза, – усмехнулась Лика, разглядывая фотки. – Как ты лихо обвела вокруг пальца моего вечно улыбающегося дурачка. Знала с кем спать. Инстинкт отцовства у Глеба ого-го! Сейчас таких мужиков днем с огнем не сыщешь. Коза, – еще раз повторила она, вытянувшись на диване.

Развод прошел спокойно. Буря бушевала внутри Лики. А так просто собрала чемоданы и выставила их на лестничную клетку. Да, и замки сменила. На всякий случай.

– Ты бы хоть поистерила, как все нормальные женщины, – недовольно заметил муж, когда они сидели на колченогих скамейках в ЗАГСЕ, ожидая своей очереди.

– Прямо здесь начать? – равнодушно поинтересовалась она.

– Непробиваемая… Как ты детей воспитывать будешь?

– А у меня нет детей, – голос у нее начал дрожать. – Не получились.

– Вот и я про это; какие тебе дети? Вот тебе Господь и не дал их.

– Зато тебе дал, – не выдержав Лика вскочила. – Смотрю, тебе Ирка свое жало одолжило на сегодня? Пойду, покурю.

– Еще и куришь, – крикнул вслед Глеб. – А она не Ирка, а Ирэн, – добавил тише.

– Ирка она! – отозвалась Лика, подходя к стеклянной двери. – Голимая Ирка и есть!

– Ладно, забыли про Глеба, – почувствовав, как нестерпимо захотелось закурить, Лика быстро перелистнула несколько страниц.

Милые сердцу фотки со старшим братом. Лев, Лева, Левка…

Кто бы знал, как она скучает по тем временам, когда брат постоянно был рядом.

Потом женился, потом ни того ни с сего запил, да еще и с женой на пару. Недолго они вместе пили, лет пять может…

Умерла Шурка и оставила братца вдовцом. С тех пор нет, нет, а попивает Левка. Тайком, украдкой и кажется ему, что он такой весь из себя агент ноль-ноль-семь. Что никто не находит пустых спрятанных пузырьков. Что никто не слышит пьяных ноток в голосе и не видит осоловелых глаз.

Захлопнув альбом, Лика швырнула его на пол. Мужа нет, брат пьет…

В одно вполне обычное утро она собрала сумки и рванула в городок, где так любила отдыхать. Устроилась в турфирму, взяла ипотеку, и вот уже год как полноправный гражданин этого города. А этой зимой, похоже, что единственный.

– Может у меня паранойя? С чего я вообще решила, что люди исчезают? – обняв игрушечного кота, Лика задумалась.

Да было с чего.

***

…Где-то месяц назад, разбуженная воем соседки, Лика накинула халат и в панике выбежала в подъезд.

– Что случилось?

Перепуганные соседи отводили глаза и молчали.

– Все разом онемели, что ли? – не выдержав, съязвила она и тут почувствовала, кто-то тихонько потянул ее за пояс халата.

Обернувшись, увидела сухонькую старушку.

– Муж у нее пропал. Легли спать вместе, а проснулась одна, – пояснила та.
this