Николай Александрович Метельский
Без масок

– День добрый, – поздоровался я, заходя в гостиную.

– Здравствуй, Синдзи, – откликнулся Рафу.

Сидящая рядом с ним на диване Этсу просто кивнула.

– С чем пожаловали? – спросил я, усаживаясь в кресло.

Этсу на это хотела что-то сказать, но сдержалась и отвернулась.

– Думаю, ты и сам знаешь ответ на свой вопрос, – ответил Рафу.

– В целом это так, – произнес я, положив ногу на ногу. – А вот частности мне неизвестны. Вряд ли вы сейчас скажете, что сдаетесь и на все согласны.

– И это так, – кивнул Рафу. – Твои условия слишком жесткие. Ладно маска, которую ты, кстати, обещал вернуть, но – отдавать родную дочь? – покачал он головой.

– Вот я и хочу узнать, с чем вы ко мне пожаловали, – улыбнулся я.

– В прошлый раз, – сказал Рафу, покосившись на Этсу, – мы были не готовы обсуждать тему раздела трофеев и гарантий сторон, потому повели себя несколько некорректно. Предлагаю начать все сначала. С чистого листа.

– С чистого не получится, – покачал я головой. – В прошлый раз вы меня, можно сказать, куда подальше послали, а теперь хотите, чтобы я отказался от своих требований? Так не пойдет.

– Насчет посыла ты преувеличиваешь, – произнес он осторожно. – Но твою мысль я понял. Тогда давай продолжим с того, на чем остановились.

Быстро он переобулся.

– Внимательно слушаю, – кивнул я ему.

– Насколько я помню, ты требовал пятьдесят процентов найденного, само Хранилище, маску и нашу дочь. Все верно?

– Да, – ответил я коротко.

– Что ж, – взял он небольшую паузу. – Наше предложение такое: ты забираешь шестьдесят процентов найденного, Хранилище, маску и подавитель, который мы готовы предоставить тебе уже сегодня. Полноценный подавитель, а не одноразовый.

Можно было бы посмеяться и указать на то, что они собственную дочь приравняли к подавителю, но… Лишние десять процентов того, что может находиться в Хранилище, это, как я подозреваю, очень много ценного.

– Шестьдесят пять процентов, все, что вы сказали, и Рейка в качестве гарантии, – выдвинул я свои условия.

Этсу не удержалась. Впрочем, в ее голосе не было агрессии.

– Ты хоть понимаешь, как подозрительно то, что ты хочешь заполучить нашу дочь? – спросила она. – Но ладно, предположим, это просто из-за недоверия к нам, но мы ведь тоже не можем тебе доверять. Что ты предложишь в ответ?

Логично. Докопаться до ее слов можно, но это будет просто болтология, по факту ее опасения вполне логичны.

– Ваши предложения? – спросил я.

– Твой воспитанник, – заметила Этсу, пожав плечами.

– Казуки? – взлетели мои брови.

– Это единственное, что у тебя есть ценного, – пожала она плечами. – Я имею в виду – у тебя как человека. И то под вопросом. Не уверена, что ты вообще хоть к кому-нибудь привязан, но парень хотя бы Аматэру. Ты как бы обязан о нем заботиться.

– Наследника рода нельзя сравнивать с Рейкой, – произнес я. – Будь она хоть трижды Повелительницей огня.

– Она наша дочь, – изобразила Этсу усталый вздох. – Для нас именно Рейка несравнима с каким-то там мальчишкой. Будь он хоть трижды наследником Аматэру. Ты хочешь отобрать у родителей ребенка… Пусть даже сделать ее заложницей. Ну так встань на наше место, ты ведь не собираешься нас обманывать, а значит, и с парнем ничего не случится.

Мм… Даже не знаю, что на это ответить. Так-то она права…

– Это если переходить на личности, – проговорил я. – Для нас с вами подобное сравнение и правда некорректно, но если смотреть со стороны и непредвзято, то наследник Аматэру более важен, чем Повелитель стихий. Особенно, если Повелитель – девочка.

– Только вот некому тут смотреть непредвзято, – ответила она, поймав мой взгляд.

И вновь она права… Так, стоп. Вот ведь засранцы, почти заболтали.

– Подискутировали и ладно, – посмотрел я на Рафу. – Давай вернемся к нашим делам.

– А чем мы, по-твоему, сейчас занимаемся? – усмехнулась Этсу.

– Софистикой, – перевел я на нее взгляд.

– Нет здесь никакой софистики, – хмыкнула Этсу. – Все честно, мы тебе – дочь, ты нам – наследника. Жизнь за жизнь.

Я уж хотел разнести ее в пух и прах, пройдясь по ее умственным способностям, но справедливости ради решил уточнить данный момент у Рафу.

– Ты тоже так думаешь? – посмотрел я на него.

– Чувствую подвох в твоих словах, но да, я с ней согласен, – произнес Рафу осторожно. – Вроде все логично.

Эх… Двоих опускать не с руки. Да и ладно, мы тут переговоры ведем, а не свое чувство важности тешим.

– Вот скажи мне, – начал я, поменяв позу, – что вы будете делать с Казуки? Предположим, я вас обманул, дальше что?

– Э-э… подожди, – поднял Рафу руку. Видимо, с ходу осознал, к чему я веду. Да и Этсу нахмурилась. – Я понял, что ты…

– Просто ответь, – перебил я его. – Что вы с ним делать будете? В семью возьмете? Отшлепаете и отпустите? Что?

– Синдзи, – вздохнул Рафу.

– Вы его только убить можете, – не стал я его слушать. – В то время как я в любом случае Рейку не трону, а если вы меня надурите, всего лишь возьму ее в род. Что в нашем случае, скорее, как награда звучит. Тут и речи не идет о «жизни за жизнь», даже близко. Так что давайте не будем заниматься подменой понятий и болтологией, а вернемся к нашим делам.

Ответили они не сразу, взяв небольшую паузу.

– Вообще-то предполагалось, что мы… – начала Этсу. – Хотя да, тут ты прав – немного некорректно.

– Согласен, – произнес Рафу. – Тем не менее сама идея верная. Не только тебе нужна уверенность в будущем. И либо мы отказываемся от заложников, либо придется искать компромисс.

– В отличие от вас я не могу себе позволить обманывать, – заметил я. – Слишком многое на кону.

– Вот именно, – пожала плечами Этсу. – Слишком много. Достаточно много, чтобы попробовать под шумок убрать нас.