Николай Александрович Метельский
Без масок

Без масок
Николай Александрович Метельский

Маски #10
Последняя маска снята. Больше незачем скрывать свои силы, власть и богатство, больше не получится изображать невинную овечку. Все видят, на что ты способен, и надеются на твою ошибку. Род Аматэру возродился и желает занять достойное место, вернуть себе утраченное. Но сначала… Сначала мы избавимся от врагов.

Николай Метельский

Без масок

Пролог

Сидя в роскошном кресле в своей спальне, Атарашики отдыхала. Прошло уже более двух часов, как последний гость покинул поместье, и она могла позволить себе расслабиться. Если бы это еще было не поместье в Токусиме, было бы совсем здорово. Все-таки слишком много ударов судьбы она приняла именно здесь, чтобы любить это место. Слишком много. Прикрыв на мгновение глаза, Атарашики постаралась выкинуть из головы воспоминания и насладиться крепким английским чаем, который принесла служанка пару минут назад. К демонам прошлое, надо думать о будущем.

Война с Тоётоми окончена. Ее род вновь доказал, что они сильны и могут выигрывать не только за счет наемников и денег от альянса простолюдинов. Да еще и у каких-то там малайцев. Аматэру победили дома. Клан. За две недели. Добились от Тоётоми полной капитуляции. Хотела бы она сейчас поглумиться над Кентой, но – увы, гордость не позволяет позвонить первой. Ко всему прочему Синдзи наконец показал всем этим чванливым аристократишкам, чего он стоит. Сделано это было руками Тоётоми, выложивших в Сеть записи своих поражений, что помогло финансистам Аматэру заработать на биржах еще немного денег.

Сделав глоток чая, Атарашики расслабленно улыбнулась. Правда, ненадолго. Взгляд упал на зеркало, которое служило ей с самого детства. Именно у него она сидела, когда в комнату ворвалась старшая сестра и заявила, что сваливает отсюда. Плач, истерика, просьбы простить… Да уж, тот вечер был сильным ударом по тогдашней Атарашики. Что ее ждет, она поняла сразу, но все, что ей оставалось – это держать лицо и успокаивать сестру. Которая сама и заварила кашу. А ведь у Атарашики тоже был жених, и она его любила, что в среде аристократов не такое уж частое явление. В итоге Азуна ушла к своему простолюдину сразу после блокировки камонтоку, а Атарашики объявили, что у нее новый жених. Ее собственный брат. К факту инцеста Атарашики относилась… никак. Гены столь древних аристократов, как Аматэру, могли выдержать не одно поколение подобных связей, печалило ее другое – прежний жених уплыл воевать в Индию и, как позже стало известно, там и сгинул. Еще один удар.

Жизнь вообще не особо щадила ее.

Встав из кресла и не забыв захватить кружку с чаем, Атарашики подошла к туалетному столику. Постояла, села на стул. Сделала глоток чая и, поставив кружку на столик, уставилась на свое отражение в зеркале.

– Сдаешь, старушка, – произнесла она тихо.

Старость никого не щадит, даже сильных пользователей бахира. Еще лет десять, край пятнадцать – и все. Но этого ей хватит, чтобы воспитать детей Синдзи, вложить в них принципы Аматэру. Синдзи этим принципам соответствует, тут ей повезло, только вот нет у нее уверенности в том, что мальчишка умеет воспитывать детей. Она успела воспитать многих…

На этой мысли Атарашики прикрыла глаза. Воспитать-то воспитала, но и похоронить успела абсолютно всех. Последним стал Исао. Сидя на этом самом месте, она узнала о его смерти… Боги, за что? Что она сделала не так? Резко открыв глаза, Атарашики поднялась со стула. Как же она не любит этот дом и эту комнату, но гордость не позволяла ей выбрать другое место для спальни, хватит уже того, что она дала слабину, когда переехала в окрестности Токио. Прошлое должно остаться в прошлом, она не имеет права жить им. Даже настоящим жить не имеет права. Только будущее. Только ради него. Она выдержит, вырвет у смерти лишние пару лет, но воспитает внуков. Или правнуков? Тут с какой стороны посмотреть.

Поджав губы, Атарашики пересекла комнату и остановилась у стенного шкафа. Будущее. Увы, но порой прошлое достает тебя и в будущем. Помимо книг в шкафу находилось и несколько фотоальбомов, один из которых Атарашики достала. Открыла, перелистнула несколько страниц. Взгляд остановился на фотокарточке старшей сестры, которая держала за руку маленькую Атарашики. Собственно, и Азуне на фото было не сильно много лет.

– Как же ты так? – прошептала она.

Ее глупая старшая сестра… Она всегда была себе на уме. А еще гордой. Слишком гордой даже для Аматэру. Но – убежать из рода к простолюдину? Такого никто не мог предположить. Атарашики позже спрашивала отца, и тот прямо и без двусмысленностей рассказал ей, что Азуна даже не пыталась привести своего мужчину в род. Не факт, что его бы приняли, – у тех, кто высоко сидит, тоже полно ограничений, – но хотя бы попытаться она могла. Но нет. Азуна просто сбежала из рода. Ее поступок поднял настоящую бурю в роду и небольшой шторм в стране, тем не менее оставлять на произвол судьбы родную кровь они не стали, по возможности обеспечив девушке незаметную помощь и опеку. Азуна знала об этом и не была против – все-таки она привыкла к определенному уровню комфорта, которого ее муж обеспечить не мог. Умная, хоть и глупая сестра. И ведь все налаживалось. С Атарашики она и не прекращала общение, а уже через год после ухода Азуна перестала рычать, когда при ней заходила речь об отце. Еще немного, еще хотя бы пара лет, и ее можно было бы вернуть в род… Но случилась та авария. В те времена вообще автомобилей мало было, а уж аварий с участием автомобиля и трамвая… С одной-единственной жертвой, которой стал ее муж… Азуна была взбешена. Она не сомневалась, что аварию подстроили Аматэру. Просто чтобы поторопить ее с возвращением, заодно устраняя фактор, который сдерживал ее от подобного шага. Досталось тогда всем, всем, до кого она смогла добраться. На отца она вообще напала, используя бахир. На Атарашики просто накричала, обвиняя во всех смертных грехах. После чего уехала из страны. Оборвала все связи. Вот так просто, глупо и банально она окончательно потеряла сестру.

Слишком гордая, слишком глупая…

Позже, когда у нее появился доступ ко всем секретам рода, Атарашики потратила много времени, чтобы найти все, что было в архиве на данную тему. Хоть одно упоминание о причастности ее рода к автокатастрофе. А нашла лишь данные о расследовании инцидента. Аматэру тоже хотели узнать, причастен ли кто-то к смерти мужа Азуны. Но так ничего и не выяснили. Выходило так, что это был обычный несчастный случай. Тот самый, от которого не застрахован никто. А ведь фанатичная уверенность Азуны в своей правоте почти убедила Атарашики, что Аматэру действительно причастны к случившемуся.

А потом были десятилетия, наполненные рутиной, редкими счастливыми моментами и большим количеством бед. На ее глазах род умирал. Количество Аматэру уже очень давно не было большим, особенно последние лет двести. То призыв Мэйдзи, то две японо-индийские войны, то Вторая мировая… Жизнь вообще штука опасная, но для аристократов, что бы там ни думали простолюдины, она опасна вдвойне. Так что членов рода давно уже было не слишком много, но стать свидетелем того, как умирают и те, кто есть… Муж, дети, внуки, остальная родня… Дошло до того, что она решила найти свою блудную сестру, у которой наверняка должны быть дети, и если они от простолюдина, то она была готова принять их, вернуть в род. Но нет, все, что она нашла, это свидетельство о смерти сестры. Сильное истощение, смерть от голода… Посторонний наверняка бы заподозрил неладное, но Атарашики знала – Азуна слишком гордая, и как раз с ней такое могло произойти.

Атарашики вздохнула. Закрыв фотоальбом и положив его на подоконник, к которому подошла, пока предавалась воспоминаниям, отправилась переодеваться и готовиться ко сну.

Прошлое надо оставить в прошлом. Да, это были сложные времена, но сейчас все изменилось. Род вновь поднимает голову, и она должна всеми силами способствовать этому. Прикрыть тыл Синдзи, который уничтожит Хейгов, убивших Азуну. Использовавших самым непристойным образом и убивших. Такому нет прощения. За такое полагается лишь одно…

Глава 1

«Решайте сами, миф это или реальность». Именно так заканчивалась огромная статья в американской газете. И вроде не обвинили во лжи, но вся статья была пронизана именно этой идеей. Впрочем, подкопаться не получится – автор данного опуса весьма грамотно обходит острые моменты. Как, собственно, и все остальные, кто освещает данную тему. Разве что японские СМИ трубят о том, насколько круты Аматэру, но их понять можно, они буквально в шаговой доступности от нас. Здесь и сейчас нам и правда хватит одного звонка, чтобы создать огромные проблемы кому угодно из их братии. Раньше это была фигура речи, и телодвижений пришлось бы делать гораздо больше, но сейчас…

А вот в Интернете, в отличие от официальных СМИ, творился настоящий хаос. И если в той же Японии все было вполне однозначно и в нашу пользу, то вот мир в целом свою позицию еще не сформировал. Там было все, от преклонения до ненависти. Особенно индусы старались нас очернить. Но там все понятно – у Японии с этой страной уже давно отношения хреновые, причем индийские простолюдины японцев ненавидят как бы не больше, чем их аристократы. А тут нате вам – Патриарх, равный по силе Мастеру, то есть лет через сорок можно ждать очередное большое вторжение, только уже с кучей Виртуозов на стороне Японии. Прямо сейчас в сети идут баталии между индийцами и японцами, и все стремительно скатывается в религиозные войны. Одни говорят, что Вишну говно, другие, что Аматэрасу молодая шлюха.

Тихонько хмыкнув своим мыслям, перевернул газетную страницу.

– Синдзи, – окликнула меня Атарашики.

– Мм? – посмотрел я на нее.

– Ты сюда завтракать пришел или газеты читать? – спросила она.

Окинув взглядом столовую, в которой мы все собрались, хмыкнул.

– Пожалуй, завтракать, – произнес я, после чего сложил газету и положил ее на край стола.

– Что там о нас иностранцы пишут? – спросил Казуки.

Спросил явно просто так, без особой заинтересованности, в данный момент тарелка с едой занимала его гораздо больше, чем «Вашингтон пост».

– Что и все остальные, – пожал я плечом, беря в руку палочки для еды. – Всеми силами намекают на то, что я аферист и слабак.

– Иностранцы, – поморщилась Атарашики.

Причем использовала сокращенную форму этого слова – «гайдзин», что является легкой формой оскорбления. Не просто «человек из другой страны», а «человек извне». Из чего именно, догадывайтесь сами.

– Ой, да брось, – усмехнулся я. – Они просто отрабатывают повестку. Все так делают.

После чего закинул в рот кусочек рыбы.

– Ты «Ворлд инсайд» читал? – хмыкнула она. – По-твоему, они тоже повестку отрабатывают?

«Ворлд инсайд» – английская и, пожалуй, самая авторитетная газета в мире, принадлежащая аристократам и для аристократов пишущаяся. Эти – да, за репутацией следят. Если совсем уж не хочется кого-то хвалить, они просто пишут коротенькую статью, в которой просто сообщают о том или ином событии.

– Вот здесь, – указал я на «Вашингтон пост», – нас пытаются с грязью смешать. Насколько это возможно при нашем статусе. А «Ворлд инсайд» пытается анализировать ситуацию в свете известных им фактов. Не их вина, что Патриарх, равный Мастеру, даже звучит как сказка, а достоверной информации, помимо видео в сети, у Бомонов нет.

Бомоны, если что, это имперский род Англии и владельцы «Ворлд инсайд». Забавные, кстати, ребята, будучи государственной аристократией, веками умудряются оставаться нейтралами вообще ко всем, в то время как французские Бомоны – ярые патриоты. И да, бывает и такое – один род, один камонтоку, но живут и подчиняются разным странам. Причем о какой-то вражде между ветвями этого рода я не слышал. Я даже так скажу – именно этим, отсутствием вражды, Бомоны и знамениты. Разные ветви одного рода в мире хоть и редкость, но бывает, однако только Бомоны нормально относятся друг к другу.

– Как скажешь, – произнесла она чуть раздраженно, давая понять, что не согласна с моими выводами.

Казуки в наш разговор не лез, хоть и слушал внимательно, Эрне и Рахе на международную политику было плевать, они о чем-то своем шушукались, а я даже пожимать плечами не стал, предвзятость Атарашики к иностранцам – давно известный факт.

Первую половину дня я сидел в кабинете практически безвылазно, разбираясь с неотложными делами, большая часть которых так или иначе была связана с обнародованием моих сил. Дела мелкие, но важные. Тут и пиар-отдел, и репортерша Комацу Ая, и финансовый отдел, и секретариат, и разведка, и опять секретариат. Аристократы не такие уж и дураки – если я их избегаю, а поговорить хочется, они ищут иные способы со мной встретиться. Не прямо сейчас. Прямо сейчас их службы начинают делать запросы. Например, постройку скольких кораблей может потянуть моя верфь. Или нужны ли той же верфи ресурсы по бросовым ценам. Или какие услуги предоставляет адвокатская контора, которую недавно создала Эрна. И так далее. Заниматься этими запросами лично я, естественно, не буду, но знать, кто, куда и зачем, обязан. Во всяком случае, конкретно сейчас.

В общем, рутины прибавилось. Ненапряжной рутины. В какой-то мере это даже интересно было, но заниматься ею весь день я был не готов. Была нужна пауза, и мне ее предоставили.

– Господин, – поклонился зашедший в кабинет Каджо. – Прибыла чета Сакураев и просит о встрече с вами.

– Хм, – посмотрел я на него. – Проводи их в гостиную. Чай, печенье, все как полагается.

– Слушаюсь, господин, – поклонился он вновь.

Бежать встречать родителей я, естественно, не стал. Не те у нас отношения. Да они и сами бы не поняли такого моего поведения. Так что пусть посидят минут десять. А я как раз дочитаю доклад по делу Симоновой. Не сказать, что Накамура Гай, глава отдела контрразведки, активно занимается данной темой, собственно, я и настоял, чтобы он не выделял на это много ресурсов, но расследование понемногу идет. И пока что Накамура ничего не нашел. Вообще. И, как я подозреваю, не найдет. Для бывших слуг подобная операция слишком сложна. Да и врагов у Симоновых и внутри страны хватает.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск
this