Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– А я вот сейчас возьму и обижусь на тебя, – девушка стукнула кулачком в грудь парня, – и ты больше меня никогда не увидишь.

– Не получится, – Виктор дружелюбно улыбнулся, – от судьбы никуда не уйдёшь. Об этом говорят и наши линии на руках. Хотя я придерживаюсь другого мнения. Человек сам творец своей судьбы, а поэтому я сделаю всё от меня зависящее, чтобы мы оказались на одном жизненном пути.

– Мне, наверное, сегодня пора в свою детскую кроватку поразмыслить о недетских разговорах, иначе я задохнусь от новых, неизведанных мне ощущений.

– Действительно, старт нашего общения получился стремительным, но насыщенным необыкновенными эмоциями. Я думаю, что мы уже не сможем обойтись друг без друга, поэтому предлагаю завтра встретиться на этом же месте и в это же время. И это будет нашим первым настоящим свиданием. На нём мы расскажем друг другу, какие мысли и ощущения возникли в наших телах после сегодняшней встречи, – Виктор взял девушку за руку и усмехнулся, – извини, но я тебя должен сдать твоим замечательным родителям в целости и сохранности как ещё не совсем дотянувшую до совершеннолетия.

– И под расписку, – Света хихикнула, – мои восемнадцать лет не за горами. Но я себя считаю уже самостоятельным субъектом взрослых взаимоотношений и почти не завишу от родителей.

– Я рад этому, а поэтому хочу услышать от тебя ответ на моё предложение.

– На свидание к такому умному, красивому и одновременно скромному и шустрому парню я с большой долей вероятности приду.

– Оригинальный ответ, – парень посильнее сжал ладонь девушки, – я буду ждать тебя весь вечер и всю ночь, и даже немножко утра.

– Ты мне не оставляешь выбора. Жди, и я приду при любых обстоятельствах, – девушка взяла парня под руку, – теперь можешь сдать меня родителям.

4

В эти апрельские дни другой человек, недосягаемый для Светы и Виктора даже в мыслях, Михаил Сергеевич Горбачёв – Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Верховного Совета СССР, – продолжал расширять и углублять процесс «перестройки». Этот человек, рождённый 2 марта 1931 года в селе Привольное Ставропольского края в крестьянской семье, достоин уважения за первые двадцать лет своей жизни, когда с тринадцати лет совмещал учёбу в школе с периодической работой в колхозе и в МТС, а чуть позже работал помощником комбайнера. За ударный труд на уборке зерновых школьник Горбачёв в 1949 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Уже в десятом классе его приняли кандидатом в члены КПСС, а после окончания школы с серебряной медалью он становится студентом юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, который заканчивает с отличием и распределяется в краевую прокуратуру города Ставрополя, где проработает всего десять дней. А дальше коммунист Горбачёв, обладающий гипнотическим влиянием на окружающих людей, начнёт быстрое восхождение сначала по комсомольской лестнице, а потом и по партийной. Необыкновенное явление в лице молодого, энергичного, с природной отметиной на голове, человека замечают в Москве. Казалось бы, сами Небеса посылают стране и народу лидера, способного вывести государство на первые позиции в мире. Народ и партия поверили в силу и гениальные способности этого человека и пошли вперёд под его лозунгами «перестройки».

В апреле 1989 года Горбачёв, готовясь к пленуму ЦК КПСС, очевидно, подводил итоги первых этапов своей деятельности и не был в восторге от её последствий. Правда, и страна от прежних руководителей ему досталась не подарок, а погружённая в экономический и социальный кризис, с производительностью труда на две трети ниже американской, с убыточным сельским хозяйством, с высокой детской смертностью, с низким объёмом потребления на душу населения товаров и услуг. Но за четыре года правления Горбачёва эти показатели ещё ухудшились. Стремительно росло число нищих, и в 1989 году количество людей с доходом ниже прожиточного минимума в семьдесят восемь рублей достигло сорока одного миллиона. Бурю возмущения у народа вызвало Постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма», принятое в 1985 году, итогом которого стало ограничение времени по продаже спиртных напитков и резкое повышение цен на них. Люди, стоя в огромных очередях за спиртным, стали терять человеческий облик. На помощь жаждущим, да и просто нормальным членам социалистического общества, пришли самогонщики. Очевидно, не утешали руководителя страны и итоги провозглашённой политики гласности, при которой снижались, снимались запреты на обсуждение в СМИ ранее запрещённых тем, например, сталинских репрессий, сексе, проституции. Принятые законы о частной предпринимательской деятельности принесли больше вреда, чем пользы. «Новое мышление», которое предполагало в международной политике отказ от классового в дипломатии и улучшение отношений с западными странами за счёт существенных уступок, вело к распаду социалистического лагеря.

Возможно, в то время, когда Виктор и Света расставались после первого совместного наслаждения закатом, жена Горбачёва Раиса Максимовна как раз подсела к погружённому в мысли мужу и спросила:

– Думаешь о предстоящем пленуме?

– Да, хотя мы с тобой и обсудили все его нюансы и провели перед этим огромную работу, но на душе у меня тревожно. Складывается такое ощущение, что под ногами почва заходила ходуном.

– После пленума это ощущение пройдёт. Мы, действительно, сильно подготовились для рассмотрения на нём организационного вопроса. Из состава Политбюро ещё раньше мы вывели твоих противников – Романова, Тхонова, Гришина, Долгих, Кунаева, Алиева, Демичева, Соломенцова, а на смену им поставили твоих друзей – Яковлева, Медведева, Лукьянова.

– Ну, это правильно. Вот только, как бы они не оказались, как Ельцин, которого мы сначала ввели, а потом вывели из Политбюро из-за чрезмерно радикальных взглядов и готовности идти к власти по трупам.

– Не волнуйся, Миша, – Раиса Максимовна обняла мужа, – мы сменили шестьдесят процентов областных секретарей и сорок процентов в ЦК КПСС. Сила на твоей стороне. Меня немного беспокоит вопрос, а не взбунтуются ли на пленуме старички, которых ты уговорил уйти на заслуженный отдых?

– Навряд ли. Ну, ты меня понимаешь. Я тяжело переживаю обнаружившееся «недомогание» партии, которое переходит в неизлечимую болезнь, и вижу, как управленческие и партийные структуры нажимают на тормоза. Перемены ими воспринимаются как угроза отстранения от власти, и они делают всё, чтобы этому помешать. Это их просчёт. Надо было не отсиживаться в кабинетах, а делать дело, идти к людям. В результате партийная масса стала отделяться от партийной бюрократии, которую не поддерживал и народ, – Михаил Сергеевич взял жену за руку, – как ты знаешь, с твоего одобрения я сначала провёл беседу с бывшими членами Политбюро, оставшимися в ЦК, потом встретился со всеми членами ЦК, вышедшими на пенсию. Изложил им ситуацию и деликатно, в форме совета, подвёл к пониманию того, что нужно дать дорогу вновь пришедшим партийным руководителям и активистам. «Старики» встретили это с достоинством, никто не сетовал.

– Этим людям для адаптации к новым условиям надо дать возможность продолжить работу на пользу партии и народа, – Раиса Максимовна заглянула в глаза мужа.

– И это правильно. Мы так и сделаем. Привлечём их к работе в разных комиссиях при ЦК, будем с ними советоваться.

– Сколько человек планируется отправить в отставку?

– Более ста.

– Это очень хорошо. Я думаю, после обновления ЦК перестройка пойдёт более эффективным путём. Пожелаем себе, чтобы 25 апреля, когда состоится Пленум ЦК КПСС, стал для нас судьбоносным и счастливым.

– И это правильно! – Михаил Сергеевич нежно провёл рукой по щеке жены, – у тебя, Рая, усталый вид. Может, не стоит так глубоко вникать в проблемы перестройки. Тебе достаточно быть рядом со мной и затмевать красотой жён моих зарубежных коллег.

– Чтобы полноценно светиться красотой, я должна быть в курсе всех событий. От этого и тебе будет легче.

– Ты права, с тобой я чувствую себя уверенно и горжусь тобой.

– Спасибо, Миша! И это правильно!

5

Утром 23 апреля Михаил Сергеевич проснулся с мыслями о Пленуме, а вот молодой коммунист Ударов после пробуждения в первую очередь подумал о необыкновенной девушке, которая затмила вчерашний фантастический закат. Парень быстро поднялся с кровати, привёл себя в порядок и заскочил на кухню, где родители тихо-мирно заканчивали завтрак. Фёдор Иванович, плотный мужчина среднего роста с правильными чертами лица, посмотрел на сына, усмехнулся и произнёс:

– На твоём лице до сих пор играет красками закат.

Мать парня Людмила Петровна, миловидная женщина с упругими формами, посмотрела на мужа и тоже усмехнулась.

– А я и не догадывалась, что у тебя под толстой милицейской кожей скрываются задатки поэта.

– Ха! А ты забыла, как я тебе на закате уже на первом нашем свидании читал стихи?

– Ошибаешься, даже помню несколько строк из стихотворения: «Режут тени наискосок рыжий берег в наносах ила. Я готов целовать песок, по которому ты ходила», – женщина снова усмехнулась, – но проза жизни оказалась сильнее стихов.

– Ха! Да просто такого песка не подвернулось. А так я по-прежнему готов…

Виктор хмыкнул.

– Эй, родители, главное, не забудьте меня покормить, как творение вашего заката, а потом вспоминайте свой песок хоть до посинения. Мне надо срочно по делам в город.

– Что на это скажет начальник уголовного розыска майор милиции Ударов? – Людмила Петровна забрала у мужа пустую тарелку.

– Надо сыну дать двойную порцию завтрака, поскольку он, очевидно, вернётся домой после заката, который, очевидно, снова будет встречать с прекрасным созданием природы, – мужчина развёл руки в сторону, – а по такому случаю придётся ему выделить дополнительные финансы к его заначке.

Парень снова хмыкнул.

– Да не зря ты, папа, служишь сыщиком. От тебя ничего не ускользнёт. Но не будем загадывать наперёд. Может, принцесса не выйдет из замка на мой зов.

– А ты позвони сначала, – Людмила Петровна поставила на стол перед сыном тарелку с жареной картошкой и стакан с молоком.

– Я собирался так и сделать.

– Ладно, не будем тебе мешать, – мужчина поднялся из-за стола, – приятного аппетита и удачи!

После завтрака Виктор побрился в ванной комнате, вышел в коридор, закрыл дверь в зал, где находились родители, и позвонил Лединым. На другом конце провода трубку поднял Юрий Борисович. Парень поздоровался и попросил позвать к телефону Свету, если та не спит.

– Привет-привет! Не спит, не спит и чего-то ждёт, – в голосе мужчины прозвучали иронические нотки, – сейчас позову.

Девушка отозвалась почти сразу же.

– Привет!

– Привет! Как дела?