Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– Очень хорошее выступление, товарищ Хмуров, особенно про рацпредложения и другой уровень, – Ледин одобрительно улыбнулся, – может, ещё кто хочет, чего сказать о наболевшем?

– Я, пару слов, – грузный мужчина средних лет махнул рукой, – буквально вчера я столкнулся с проблемой. У меня закончилась изолента. Хотел взять новую катушку, но не нашёл. Вопрос: мы что её едим?

– Правильный вопрос, – кивнул головой начальник цеха, – у нас быстро кончаются и другие материальные ценности, необходимые для работы. У нас, товарищи, к сожалению, есть «несуны», у которых дома можно обнаружить залежи той же изоленты, вынесенной с завода разными способами. Этому безобразию надо положить конец. Я лично проконтролирую этот вопрос. Теперь каждый будет мне отчитываться, сколько, куда чего израсходовал.

– Какие есть предложения, товарищи, по повестке собрания как высшего органа нашей организации? – спросил Ледин.

– Прекратить прения, – предложил седой мужчина предпенсионного возраста.

– Все согласны с таким мнением? – спросил секретарь и, увидев кивающие головы коммунистов, взял в руки лист бумаги с рукописным текстом, – в таком случае вашему вниманию предлагается проект решения собрания, который гласит: «Заслушав доклад коммуниста Соболенко, … решили:

– Повысить производительность труда…

– Укрепить трудовую дисциплину…

– Улучшить показатели по рационализаторским предложениям…

– Повысить контроль за расходованием материалов…

– Усилить борьбу с пьянством…

– Одобрить курс партии…

Юрий Борисович поднял глаза на аудиторию, – есть ли замечания по проекту?

Ударов встал с места и произнёс:

– Меня смущает последний пункт решения. Мне кажется, он некорректно звучит. Мы не высший орган партии, чтобы одобрять, в нашем случае уместно будет заявить, что мы активно поддерживаем курс партии.

Коммунисты опять притихли, после чего Ледин улыбнулся, покачал головой и сказал:

– Хочу обратить ваше внимание, товарищи коммунисты, на активную, принципиальную, конструктивную позицию коммуниста Ударова, с которой я во многом соглашусь, и шестой пункт изложим в его редакции. Кто за изменённый проект решения прошу голосовать.

Шесть человек подняли руки. На этом собрание коммунистов электроцеха закончилось. Перед тем как разойтись, каждый из присутствующих пожал руку Ударову и с улыбкой похлопал того по плечу.

Возвращаясь домой на трамвае, Юрий Борисович разглядывал молодых пассажиров и думал: а ведь среди них есть такие, как Ударов, и прежде всего на них возлагается надежда в строительстве светлого будущего, но вот вопрос, вытянут ли они страну, которая пока по непонятным причинам скатывается в пропасть нищеты и разрухи? Ведь основная масса общества живёт правильно, по законам, выполняет вроде бы правильные указания партии, но что-то в социалистическом механизме заскрипело, какие-то ролики выходят из строя, а заменить их нечем. Да и идеи в последние годы стали появляться одна мудрее другой. На ровном месте возникла какая-то «перестройка», которая больше похожа на расстройку с губительными лозунгами о свободе и демократии. А чего стоит сухой закон? Его стоимость можно определить появившимися сотнями точек продажи нелегальных спиртных напитков и тысячами смертей от отравления некачественным алкоголем, тем более, если его даже закусить нечем. Стыд и позор… И в такой обстановке партия ещё требует проводить собрания с повесткой дня об укреплении трудовой дисциплины и повышении производительности труда. Да рабочий и так работает добросовестно, и что ему ещё повышать? Повышать должно государство, совершенствуя технику, технологии, внедряя новое оборудование. Настроение у Ледина вновь ухудшилось. Подъезжая к дому, мужчина немного воспрял духом, поскольку подумал о том, что в обществе появились вот такие Ударовы, которые правильно ставят вопросы и, очевидно, уже лучше него разбираются в политической и экономической обстановке в стране. И Виктор ему сегодня очень даже понравился, когда заострил внимание на несоответствии результатов упорного труда и пустых прилавков в магазине. К этому парню надо хорошенько приглядеться.

Дома Юрия Борисовича приветливо встретили миловидная жена и дочь, которая всех удивляла своей красотой и статной фигурой, вызывая вопрос: и в кого она такая уродилась. Ледины ответ знали. В роду по линии матери девушки имелись настоящие красавицы. Вот гены через поколение и передались Светлане.

Таня, выглянув из маленькой кухни, поволновала чёрные густые волосы покачиванием головы, улыбнулась и произнесла:

– Мы тебя заждались. Ужин уже остыл.

– Извини, забыл предупредить о партийном собрании в конце рабочего дня, – мужчина повёл носом, – картошку жареную можешь слегка подогреть, а рыбу давай холодной.

– Мама, делай всё, как положено. Подогрей и рыбу, – Света улыбнулась отцу, – я люблю блюда в горячем виде.

– Я просто хотел сказать, чтобы мама сильно не заморачивалась на кухне, поскольку работа у неё тоже не подарок.

– Так, товарищи, прекращаем спор, – женщина подняла кверху указательный палец, – мыть руки и за стол.

– Хочу заметить на счёт заморочек, – усмехнулась Света, – картошку чистила и жарила я.

– Мне остаётся сказать, что ты молодец во всех отношениях, – Юрий Борисович развёл руками, – а поэтому уверен, что тебя ждёт прекрасное будущее.

– С таким настоящим что-то оно не просматривается, – Света снова усмехнулась.

– Сегодня я что-то подобное уже слышал от одного очень интересного парня, – Ледин загадочно посмотрел на дочь, – надо будет его пригласить к нам в гости для дискуссии о будущем. Заодно и познакомитесь.

– Ты что, папа, меня замуж собрался отдавать? – девушка покачала красивой головкой.

– Я предлагаю дружбу с хорошим, порядочным парнем. А до замужества тебе ещё далеко. Ты сначала должна определиться с будущей профессией, выучиться на неё, а потом уж и о браке можно будет подумать.

– О принце надо думать уже сейчас, а то останусь в старых девах, – Света сверкнула чёрными большими глазами, – и давайте наконец-то поужинаем.

Таня, слушая разговор двух родных людей, качала головой, а потом поохала и сказала:

– И когда время пролетело? Казалось, до таких разговоров ещё целая вечность. Но оказывается эта вечность – лишь одно мгновение, правда, преподнесшее нам в награду дочь-невесту и сына – настоящего мужчину, – у женщины увлажнились глаза, – ладно, давайте ужинать.

3

Юрий Борисович присматривался-присматривался к Ударову и, наконец, принял решение пригласить парня в гости. Произошло это 22 апреля. Отработав ударно на ленинском коммунистическом субботнике, Ледин хлопнул Виктора по плечу и произнёс:

– Сегодня утром жена пообещала приготовить что-то вкусненькое на ужин. Вот хочу угостить и тебя, чтобы похвастаться кулинарными способностями любимой женщины. И разговор у меня к тебе есть, да и первомайские праздники на носу, которые требуют обсуждения.

Парень с удивлением на лице пожал плечами.

– Неожиданное предложение, Юрий Борисович, которое подано так, что невозможно отказаться. А дамы там будут?

– Без них никак, – усмехнулся мужчина, – старшее поколение представит моя жена Татьяна Витальевна, а младшее – дочь-школьница Света.

– В таком случае мне надо заскочить домой переодеться.

– Тогда не будем терять время.

Виктор прибыл в гости к партийному лидеру местного масштаба через час и застыл в изумлении перед девушкой, которая открыла ему дверь. Парень покраснел, что было его особенностью в пикантных ситуациях, и неуверенно произнёс:

– Ледины здесь проживают? Здравствуйте!

– Здесь, здесь, – раздался из зала голос хозяина квартиры, – Света, уступи дорогу гостю.

Девушка, одетая в лёгкое короткое ситцевое платье, усмехнулась и скрылась на кухне. Ударов удивлённо посмотрел на представшего перед ним Ледина и дипломатично спросил:

– У Светы есть сестра Света?

– У Светы, которая на кухне гремит посудой, – Юрий Борисович усмехнулся, – есть брат Коля, а сестры, увы, нет.

– Но вы же говорили, что ваша дочь – школьница?