Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– Спасибо за оригинальный комплимент, молодой человек, – девушка вышла в коридор с подносом, уставленным закусками, – по-вашему выходит, что я вышла из школьного возраста и перешла в разряд старушенций. Неужели я так странно выгляжу?

– Извините, Света, – парень снова покраснел и взял из рук девушки поднос, – у меня слово «школьница» почему-то вызвало ассоциацию с ученицей пятого класса. А тут я увидел красивую девушку с умными, восхитительными глазами.

Света улыбнулась и сказала:

– Таким комплиментом я удовлетворена, поэтому вы прощены.

– Может, хватит «выкать», – Ледин забрал поднос из рук Виктора, – культуру общения вы продемонстрировали, пора начинать друг другу «тыкать». Извините за такое слово.

В это время из кухни с кастрюлей в руках вышла Татьяна Витальевна, которая поздоровалась с гостем и произнесла:

– Продолжим разговор за столом.

Виктор засуетился и достал из пакета бутылку водки.

– Не знаю к месту или нет, но на всякий случай прихватил с собой. Вчера отец купил по талону.

– Очень даже к месту, парень, – Юрий Борисович потёр руки, – сегодня у нас получится настоящий праздник, и давайте за столом не будем говорить о работе и политике.

– Согласен, – Виктор улыбнулся, – глядя на этот ваш стол, подумаешь, что мы живём в раю.

– А это уже, товарищ Витя, политика, – Света очаровательно улыбнулась, – потому что ты, восхищаясь нашим столом, намекаешь на бедственное положение людей в стране.

– Так, товарищи, быстро переходим на обсуждение погоды, – Юрий Борисович уселся на диван, – и занимайте места за круглым столом. Молодёжи разрешаю сесть рядышком.

– Кстати, о погоде. Сегодня солнце с необычными облаками, что предполагает красивейший закат, – парень посмотрел на девушку, – предлагаю долго за столом не засиживаться, а прогуляться к реке и полюбоваться красками восхитительного явления.

– Прекрасная идея, – Татьяна Витальевна поставила стопки на стол и села рядом с мужем, – но мы предоставляем такую возможность более молодым, а старшее поколение понаблюдает за западным горизонтом из окна квартиры.

– Полностью поддерживаю жену, – Юрий Борисович взял в руку бутылку с марочным вином, – поэтому не будем терять время, поскольку до заката осталось пару часов, и для начала продегустируем это прекрасное вино, которое мы с женой привезли лет десять назад из Крыма. А выпьем мы за вас, дорогие дети, и за ваше счастливое будущее.

В восемь часов вечера Виктор и Света спустились с крутого берега на бетонную набережную возле моста через реку и посмотрели друг другу в глаза. Парень первым отвёл взгляд в сторону и произнёс:

– Что тебе больше нравится: закат или восход солнца?

Девушка взмахнула рукой по направлению к солнцу, уже прикоснувшемуся к кромке леса на западном горизонте.

– По насыщенности красок, конечно, закат превосходит восход и вызывает разнообразные эмоции. Но эти эмоции имеют оттенки печали. Восход жизнерадостнее и настраивает человека на оптимистичную волну. Признаюсь, я восход солнца вижу редко, поскольку обычно в это время ещё путешествую в своих снах. И трудно сказать, что мне больше нравится из этих волнующих, энергетически мощных явлений Вселенной.

– Тебя заслушаешься, – Виктор улыбнулся, – и сегодняшний восхитительный закат блекнет в ещё более восхитительных твоих словах, которые заставляют задать тебе ещё один вопрос о твоей будущей профессии.

– У женщин выбор в этом направлении небольшой: врач, учитель, юрист, бухгалтер, экономист, журналист, технолог – вот то, что пришло мне на ум, – Света мечтательно посмотрела на багровый закат, – а моя душа зовёт меня куда-то вдаль.

– Тогда тебе один путь в геологи, – усмехнулся парень, – хотя по моим ощущениям тебе бы лучше подошла журналистская деятельность. В ней есть и дали, и общение с людьми, и самовыражение, и определённая независимость.

– А тебе, судя по допросу, которому ты подвергаешь меня уже полчаса, место в милиции в качестве следователя.

– Извини. Но я туда, кстати, и собираюсь. Пойду, как говорят, по стопам родителей. Мама, правда, работает в прокуратуре и осуществляет надзор за милицией, в том числе и за отцом, который служит в уголовном розыске.

– Даже и не знаю, как отнестись к такой информации, – девушка покачала головой, – если и ты собираешься осуществлять за мной надзор, то наши пути в лучшем случае продолжатся параллельно.

– Хороший, серьёзный сигнал для моих действий. Теперь я знаю, в каком направлении мне двигаться, чтобы подружиться с тобой, – Виктор посмотрел на солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом, отчего небо приобрело невообразимые краски, вызывающие чувства печали и тоски по ярким и жизнерадостным явлениям.

– Теперь я вынуждена превратиться в следователя и задать тебе вопрос, – усмешка Светы перешла в улыбку, – и в каком направлении ты намерен двигаться?

– В направлении сближения путей.

– Не юли, иначе можно применить и пытки.

– Твои пытки будут мне только в радость.

Девушка усмехнулась и несколько раз качнула головой.

– Мне кажется, что уклонением от ответов, ты наши пути разводишь в стороны.

– Я в панике, а поэтому беру курс на сближение, – Виктор взял девушку за руку и внимательно посмотрел на её ладонь, – удивительно! Теперь взгляни на мою. Что видишь?

Света нежно провела пальцами по линиям на ладони.

– Я вижу две буквы «Л», стороны которых пересечены.

– А теперь посмотри на свою изящную, волнующую руку.

Девушка ойкнула:

– Удивительно! Наши линии почти одинаково расположены на ладошках.

– О чём это говорит?

– Боюсь озвучить пришедшие на ум мысли, – Света смущённо посмотрела на парня, – а поэтому слушаю твоё объяснение.

– Попробую. Кто-то подсчитал, что на руке имеются около трёхсот линий. И, конечно, у людей не мог ни возникнуть вопрос: почему они существуют и для чего служат? Появились хироманты, которые по линиям и бугоркам на ладонях стали предсказывать будущее, утверждая, что человеческая судьба предопределена. Мы приходим в мир с тремя линиями – жизни, сердца и судьбы. Потом появляются новые. У нас с тобой основные линии почти совпали, что говорит о схожести наших путей и целей в жизни и то, что мы созданы друг для друга. Такие совпадения у людей очень редко случаются.

– Твои слова, хиромантия, восхитительный закат вскружили неопытной девушке голову, – Света закрыла глаза, вытянула руки вперёд и слегка покачнулась.

Виктор придержал десятиклассницу за нежные тонкие пальчики и тихо произнёс:

– И у меня голова закружилась.

– У тебя, возможно, это происходит от выпитого вина, а у меня на трезвую голову, – девушка приоткрыла один глаз.

– Предположение неверное. Голова моя кружится от волнующих волн в душе и от предчувствия чего-то необычного в своей жизни. И это необычное уже началось тем, что наши руки предсказывают нам один путь. И этот закат, почти раскрасивший всё небо, предупреждает нас, чтобы мы не упустили свой шанс.

Света открыла свои большие карие глаза и на выдохе произнесла:

– Я сейчас точно в обморок упаду. Такого волнующего всплеска чувств я никогда ещё не испытывала.

– Извини, – Виктор усмехнулся, – я забыл, что ты малолетка и тебе ещё противопоказано слушать такие признания.