Текст книги

Татьяна Алексеевна Форш
Черный котел

– Да вы не бойтесь! Я же шучу! – Парень снова стал серьезным. – Просто мне с вами по пути. Вот и все!

– Вы тоже едете в археологический институт? – Она недоверчиво прищурилась.

– Да! Совершенно верно! – Честные, василькового цвета глаза седоволосого легко выдержали ее взгляд.

– Вы не похожи на студента!

– И снова вы правы! Я еду в институт устраиваться на работу. И предупреждая ваш следующий вопрос, не преподавателем. Я – охранник. Или сторож… как получится.

Откуда-то сбоку начал стремительно приближаться рев машины. Взгляд незнакомца скользнул поверх головы девушки. Вдруг он стальными ручищами резко подхватил Ингу под мышки и, прижав к себе, развернулся вместе с ней спиной к проезжей части. В следующий миг их окатила волна холодной воды, а лихач помчался дальше.

Все так быстро произошло, что Инга в растерянности замерла, уткнувшись носом в его ветровку, под которой оказались прямо-таки стальные мышцы. Выходит, незнакомец только что спас ее, закрыв спиной от грязной ледяной волны.

Интересно, а почему он ее все еще обнимает?

Как же рядом с ним тепло… и как же вкусно от него пахнет…

– Артем. – Он наконец-то нехотя отстранился.

– Что? – переспросила Инга. Все перед ее глазами плыло в каком-то тумане.

– Я – Артем! – охотно пояснил парень.

– А… Очень приятно! – Пытаясь скрыть охватившее ее смущение, Инга отводила глаза, но парень настойчиво ловил ее взгляд.

– А как зовут вас?

– Инга, – помолчав, нехотя буркнула она и все-таки посмотрела на него, но тут же снова потупилась.

Господи, да он когда-нибудь перестает улыбаться?

Глава 2

Девчонка оказалась точно не от мира сего. Жутко смущалась, запиналась, и когда Артем, заметив несущуюся по лужам с крейсерской скоростью машину, подхватил ее по мышки и закрыл собой, она побледнела так, что казалось, еще вот-вот – и вовсе потеряет сознание.

Может показаться странным, но в тот момент, когда он ее коснулся, у него мелькнула мысль, что девушка – виновница произошедшей с ним аварии, а секунду спустя он уже считал эту мысль бредовой. Да и на основании чего он так решил? Только потому, что их браслеты похожи? Да мало ли, сколько людей носят подобные? Такие побрякушки, вон, на любом углу продаются!

Словно повинуясь какой-то таинственной силе, Артем взял руку вновь смутившейся девушки и поднес к глазам, разглядывая украшение, паутинкой опутавшее ее тонкое запястье. Красивая вязь! Перевернув руку, он удивленно уставился на серебряную фигурку бегущего волка и не то подумал вслух, не то спросил:

– Волк? Почему волк?

– В смысле? – Инга дернулась, словно он спросил ее о чем-то неприличном, и принялась вырывать руку из его пальцев. – Да и какая вам разница? Хочу и ношу!

– Да нет… я о другом… – Он с сожалением выпустил ее руку, закатал рукав ветровки и показал точно такой же браслет. – У меня, например, звездочка. А вы в каком магазине его покупали?

С девицей отчего-то совсем стало худо. Она уставилась округлившимися глазами на переплетение кожаных полосок, словно увидела призрака, и сама вцепилась в его руку, внимательно разглядывая украшение и висевшую на нем медную звездочку.

– Где вы это взяли? – Она медленно подняла на него взгляд и звонко приказала: – Отвечайте!

Вот значит как? Когда нам надо, можем и коготки показать?

– Подарили!

– Кто?!

Еще бы Артем помнил – кто! А вот где она сама нашла такую же побрякушку – вопрос на миллион! Мож, там же?

– А вы где взяли?

– Мне тоже… подарили… – Вся ее смелость куда-то делась, и Артем с ужасом увидел, как огромные глазищи Инги наполняются слезами. – Извините. Мне пора…

Она развернулась и, не дожидаясь транспорта, направилась по залитому дождевой водой тротуару. Артем несколько мгновений смотрел ей вслед, а потом бросился догонять.

– Инга! Инга! Ну и куда же вы собрались? По лужам! Простудитесь! Я вот что подумал. Если нам по пути, давайте поймаем машину и доедем с комфортом. А потом, если вам неприятно мое общество, я исчезну! Не в моих правилах, знаете ли, заставлять таких красивых девушек плакать!

– Это не из-за вас! – Она поспешно вытерла слезы и, не замедляя шага, бросила на него быстрый взгляд. – Это из-за браслета. Точнее, из-за того, кто мне его оставил. Я, если честно, этого человека даже никогда не видела. Он умер за год до моего рождения. Мой дедушка.

– Дедушка?! – Артем попытался логически соединить факты, которые он знал о двух браслетах, но у него ничего не получилось. Более того, ему все больше начинало казаться, что ни в какую аварию он не попадал, но придумать рациональное объяснение происходящему он не мог!

– Да, а что тебя так удивляет?

Инга вдруг переменилась: вместо смущенной девушки перед ним предстала напористая, хваткая, если дело касается личных интересов, женщина. – Дедушка не мог мне оставить на память браслет?

– Мог, – ответил Артем. – Меня удивляет другое! Наши браслеты похожи один в один, только висюльки разные. Даже если предположить, что лет шестьдесят-семьдесят назад была мода на такие браслеты, как вышло, что два из них не только хорошо сохранились, но и оказались у нас?

– Подумаешь – семьдесят лет! – задорно фыркнула девчонка. – Даже под землей сохраняются изделия из кожи, а уж если его хранили по всем правилам, то и через сто лет он бы оказался в прекрасном состоянии. А тебе его тоже подарил кто-то из родственников?

Артем отрицательно покачал головой.

– У меня его никогда не было до того дня, как я попал в аварию. А когда очнулся в больнице, увидел на руке такой вот «подарок». Вопрос только, от кого…

– Значит, поэтому ты за мной и пошел? – Инга оказалась не только умопомрачительно хорошенькой, но и догадливой. И Артему совсем не понравилось это ее качество.

– Не только. – Врать он умел, но не хотел. Не ей. – Ты очень красивая!

– И к тому же нам по пути? – Она криво улыбнулась. – Или ты даже не планировал идти в институт?

Если честно, он даже не знал, что в той стороне находится какой-то там институт! Но вот признаваться в этом Артем не собирался. Эх… Придется соврать.

– Планировал. Мне срочно нужна работа! А я слышал, что там требуются охранники, сторожа, ну и… всякие помощники. – И попытался сменить тему: – Кстати, а ты чего такая мрачная? В метро мне показалось, что у тебя что-то случилось и ты едва сдерживаешься, чтобы не закричать.

Она удивленно посмотрела на него.

– Вообще-то, я не имею привычки кричать. Я не психопат. Я – научный работник. А научные работники – люди воспитанные, не то что какая-нибудь базарная шантрапа. Криком ничего не докажешь.

– Убедила! – Артем снова улыбнулся. – Так говорить могут только научные работники!

– Как «так»?