Текст книги

Татьяна Алексеевна Форш
Черный котел

Рука полезла в карман за наушниками: ехать еще пять остановок, значит, нужно себя чем-то занять. Но музыку ему так и не пришлось послушать.

Ее он увидел сразу. Вот еще секунду назад на этом месте сидела какая-то толстуха с полосатой авоськой, Артем моргнул и в следующее мгновение поймал себя на том, что смотрит в ярко-голубые глаза прекрасной незнакомки.

Та тоже смотрела прямо на него, но, казалось, даже не видела, погруженная в невеселые мысли. То, что она расстроена, Артем понял по скорбной морщинке, прорезавшей переносицу. А еще губы. Так плотно сжаты, словно незнакомка боялась, что вдруг невольно выскажет вслух что-то очень личное.

Чтобы хоть как-то поднять ей настроение, Артем вдруг улыбнулся и подмигнул. Вот только у девушки его знаки внимания вызвали совсем другую реакцию, чем та, на которую он надеялся. Она вздрогнула, уставилась на него, точно увидела впервые, и тут же потупилась, принимаясь изучать зажатые в руках листы бумаги.

Наверное, напугал девчонку. Еще бы: седой, со шрамом во всю рожу, лыбится и подмигивает! Да он бы и сам вздрогнул, если бы увидел себя со стороны. Все никак не может привыкнуть к своей теперешней внешности. До аварии он был совсем другим.

А девчонка красивая! Яркая и в то же время ненавязчивая красота. Огромные глазищи в обрамлении черных ресниц, прямой, чуть вздернутый носик, красиво очерченные, полные губы. А еще длинная, пшеничного цвета коса, змейкой падающая на высокую грудь. Вот только платье на ней производило какое-то неприятное впечатление. Оно было черное в желтый горох. Траурное платье.

Интересно, она замужем?

Его взгляд переместился на тонкие пальчики. Ни кольца, ни белой полоски на безымянном пальце. Из украшений только плетеный кожаный браслет…

Стоп!

Артем почувствовал привычное волнение, появляющееся всегда, когда он, словно ищейка, брал след. Браслет был очень похож на его собственный, разве что подвеску со звездочкой он никак не мог разглядеть. Интересно, есть там она или ее нет?

Вагон качнулся, останавливаясь, и пассажиры принялись теснить Артема, а когда он снова рискнул взглянуть на заинтересовавшую его девушку, то увидел на ее месте какого-то старичка. Тут на перроне мелькнуло черное в желтый горох платье, и Артем как безумный принялся проталкиваться к выходу, не обращая внимания на возмущенный ропот.

Когда он оказался на платформе, незнакомка уже подходила к эскалатору.

«Ладно… Проследим!» – Артем, ловко огибая пассажиров, прибавил шагу.

* * *

«Как же так получилось? Это, наверное, какая-то ошибка! Наверное, в деканате что-то не поняли или перепутали! А если это действительно правда? Как такое могло произойти?»

Одни и те же мысли, как заезженная пластинка, крутились в голове Инги, и она не замечала ничего вокруг. Да и как думать о чем-то другом, если планы, мечта, да чего там мечта – жизнь рухнула в одночасье. Она даже не сразу поняла, что говорила ей секретарь по телефону, а когда поняла – не поверила, боясь потерять последнюю надежду, еще живущую в сердце.

Нет, она отказывалась верить в то, что проводник – понимаете ли, единственный, кто вызвался довести их крошечную разведывательную экспедицию до горы Ак-Тулунг, – упал с лошади и сломал ногу! Точно специально кто подстроил!

А может, это происки Петровского? Он всегда был вторым и смотрел на Ингу завистливым взглядом. Вот и опять, из двух претендентов на эту экспедицию назначили ее – младшего научного сотрудника Института археологии и этнографии, а не сорокавосьмилетнего доктора наук!

И вот надо же такому было случиться!

«Нет! Мы сами кузнецы своего счастья и будущего! Надо что-то придумать и во что бы то ни стало поехать в экспедицию!»

Дело в том, что, по последним данным, в реке, протекающей рядом с горой Ак-Тулунг, были обнаружены древние монеты, что могло указывать на древнее захоронение, находящееся где-то поблизости».

Если экспедиция найдет могильник – Инга поднимется по карьерной лестнице о-го-го куда! Может, даже защитит докторскую и… переберется в Москву. Там ее ждет бабушка. Уже давно ждет! С тех самых пор, как Инга наперекор семье отказалась от столичного экономического вуза и приехала учиться в снежный Новосибирск на никому не нужного археолога – хотела доказать свою независимость…

Только вот доказывать уже никому ничего не надо. Отец умер от инфаркта, когда она училась на втором курсе, а мама ушла вслед за ним через два года, так и не дождавшись возвращения блудной дочери.

Домой она смогла вернуться только после окончания института. К бабушке. И вернулась, но бабуля на ее приветствие: «Бабушка, я дома!» – лишь покачала головой.

– Дом – это то место, где твоя душа. Я же вижу, что ты не здесь! Отдохни. Успокойся. Прости себя. И поезжай назад. А я буду здесь. Ждать тебя, когда ты надумаешь вернуться.

Инга уехала через неделю. Пустые стены говорили о неисправленных ошибках. О боли, которую она причинила родным. Но она понимала, что родители ее давно простили, а точнее, никогда не держали на нее ни зла, ни обиды. Вот только она сама не могла себя простить. Права бабушка. Нужно успокоиться, и прощение придет само. И тогда она сможет вернуться. А пока ее ждало то будущее, которое она так дерзко выбрала себе сама!

Бабушка только улыбнулась, когда она положила на стол билет.

– Езжай. Не держу. Да и как удержать ветер в поле? Только одно… – Она поднялась и вышла из комнаты, а когда вернулась, в ее руке Инга увидела простой, сплетенный из мягкой кожи браслетик, на котором качалась серебряная подвеска в виде бегущего волка. – Возьми. Твой отец попросил перед смертью отдать тебе. Это украшение ему подарил твой дед. Вроде как амулет на удачу. Дедушка тоже хранил его до самой смерти. Откуда он появился у него и что за ценность представлял, он мне так и не рассказал. Пусть он принесет тебе удачу!

И Инга вернулась в Сибирь, чтобы стать археологом. Посвятить себя загадкам прошлого. И стала. Ни секунды не сомневаясь, что именно подаренный отцом браслет стал ее талисманом. И вот теперь благодаря ему именно ей доверили эту экспедицию. А значит, все будет хорошо! Все будет правильно!

Погрузившись в свои мысли, она не заметила, что уже довольно долго смотрит на седовласого, но довольно молодого и весьма симпатичного парня, которого не портил даже шрам, рассекший пополам бровь. Он стоял у двери и тоже смотрел на нее в упор. Видимо, решив, что девица пала жертвой его обаяния, он вдруг улыбнулся ей милой улыбкой и вдобавок подмигнул.

Медленно возвращаясь к реальности, Инга удивленно и уже осмысленно уставилась на наглеца и тут же поспешно опустила взгляд. Ну надо же! Он что, правда считает, что такое вульгарное заигрывание поможет в знакомстве с девушками? Какой-то странный… Хорошо, что ей уже пора выходить…

Еще раз бросив взгляд на парня, она даже выдохнула с облегчением, заметив, что тот на нее больше не смотрит. Вот и чудно! Сжав документы на дополнительную материальную дотацию (последнее, что ей нужно было принести в институт до отъезда), она поднялась и направилась к распахнувшейся двери вагона.

На выходе из метро она остановилась, глядя на льющиеся с небес потоки воды. Как назло! Вроде еще лето, а впечатление такое, будто уже осень, и к тому же не первую неделю. Интересно, что за погода сейчас на Алтае? Если такие же ливни, то они могут столкнуться с серьезными трудностями. Хотя…

Инга вздохнула. Рано думать о том, что их ждет там. Тут дай бог, чтобы в принципе туда попасть.

Постепенно рядом с ней стали собираться другие пассажиры, тоже ожидающие окончания ливня. Инга скользнула взглядом по озадаченным, расстроенным, равнодушным лицам. Ведь каждый из них тоже куда-то спешит: на работу, в школу, за ребенком, на встречу с любимыми. А тут такая непредвиденная задержка!

И тут (от неожиданности она задержала дыхание и поежилась от неприятного холодка, скользнувшего по спине) мимо нее прошел тот, седой! Встал у стены, обернулся и поискал глазами. Встретившись с ней взглядом, он вдруг изобразил удивление и виновато развел руками. Мол, извиняй, опять встретились. Не иначе, судьба!

Нет, товарищи! Это уже не смешно! Это уже ни в какие ворота! А вдруг он – маньяк? Извращенец? Даром что внешность открытая, притягивающая. Бабы, наверное, на него как мухи на мед. Даже седина и рассеченная бровь его не портят. Скорее наоборот, придают шарм этакого джентльмена удачи, легенды семи морей!

А ведь действительно необычное лицо: яркие голубые глаза в обрамлении темных, почти черных ресниц, коротко стриженные седые волосы, высокий лоб, прямой, будто точеный нос, высокие скулы… Самый натуральный дамский угодник!

Инга поняла, что снова пялится на него, и, рассердившись на себя, решительно выбежала под дождь.

Идиотка! Если он маньяк, то определенно решил, что она у него на крючке, и теперь не отвяжется! Может, хоть дождь его отпугнет?

Перебежав дорогу, Инга почувствовала, что вымокла до нитки, и решила, что теперь уже поздно спасать шелковое платье, облепившее ее, словно вторая кожа, и черные туфельки на шпильках, в которых теперь булькала и чавкала холодная вода. Поэтому уже не спеша она дошла до остановки. Проводив тоскливым взглядом отъезжающую маршрутку, девушка, едва не стуча зубами, стала вглядываться в серый поток машин, ожидая следующую.

Возможно, она так бы и стояла, не замечая, что дождь почти закончился и кое-где сквозь завесу свинцовых туч стало проглядывать синее небо.

Возможно. Если бы не мягкий, бархатный голос, раздавшийся сзади.

– Вам не холодно?

Инга вздрогнула и, все еще надеясь, что обращаются не к ней, медленно обернулась. Сердце екнуло в груди и, как показалось девушке, остановилось, когда она совсем близко от себя увидела голубые глаза седоволосого незнакомца. Возвышаясь над ней на добрую голову, на этот раз он не улыбался, а вполне серьезно и, как показалось Инге, даже с сочувствием смотрел на нее. А ведь он даже не промок! На темной ветровке всего несколько капель. Конечно! Дождался, когда дождь почти закончится, и решил догнать Ингу-дурочку.

– Что вам от меня надо? – Она вдруг разозлилась. В конце концов, пора заканчивать этот цирк.

– Да особо ничего. Заметил вас в метро, потом вышел, смотрю – снова вы.

– Что значит – снова я? Вы меня преследуете? – Нужно говорить правду в лоб, тогда наверняка смутится. Но парень не смутился. Наоборот, расплылся в очаровательной улыбке и только кивнул.

– Конечно! Как же не преследовать такую очаровательную девушку?

– Что?! – Инга даже забыла подготовленную убийственную фразу и теперь стояла, глупо открывая и закрывая рот.