Андрей Тихомиров
Тайное становится явным. Размышления прежних лет

Тайное становится явным. Размышления прежних лет
Андрей Тихомиров

В условиях духовного кризиса философия тайного широко насаждается во многих странах. Одна из особенностей современной философии тайного – стремление придать себе наукообразный вид, внушить, что ее вымыслы якобы подтверждаются наукой. Для контроля над массами олигархами насаждаются различные тайные организации, в которые посвящают «избранных».

Тайное становится явным

Размышления прежних лет

Андрей Тихомиров

© Андрей Тихомиров, 2020

ISBN 978-5-4498-4871-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть I

* РОТШИЛЬДЫ (Rothschild) – династия еврейских финансовых магнатов-олигархов, выведшая сионизм из подполья, ведущая начало от банкира Майера Ансельма Ротшильда. (1743—1812 гг.) из Франкфурта-на-Майне, разбогатевшего на меняльных и кредитно-ссудных операциях. В начале 19 в. сыновья Майера Ансельма Ротшильда основали банкирские дома: в Вене – Соломон Ротшильд (1774—1826 гг.), Лондоне – Натан Майер Ротшильд (1777— 1836 гг.) и Париже – Якоб Ротшильд (1792—1868 гг.), которые нажились за счет финансирования правительств европейских стран в период наполеоновских войн и последовавшей затем реакции. Ротшильды на пути к мировому господству начинают финансировать и революции и революционеров, в частности А. Герцена, об этом говорится в «Былое и думах» (1852—1868 гг.). Во 2-й половине 19 в. и в начале 20 в. финансовые дома Ротшильд в Австрии, Англии и Франции, тесно связанные между собой, играли крупнейшую роль в выпуске государственных займов. По масштабу операций и финансовой мощи первое место заняли английские Ротшильды. После победы Октябрьской революции в России, финансировавшейся еврейскими банкирами, между еврейскими «вождями» революции началась борьба за власть. В открытом соперничестве с Лениным у Троцкого было мало шансов на победу, и поэтому Лев Давидович принимает решение «убрать Ленина» давно проверенным и надежным путем. Разумеется, это было сделано очень и очень осторожно, чтобы не повредить репутации будущего лидера государства. Троцкий только дал команду, а исполнители замаскировали покушение на Ленина под политическую акцию эсеров, которые якобы вложили пистолет в руки члена своей организации Фанни Каплан. Покушение удалось только наполовину: Ленин остался жив, но почти выбыл из строя как руководитель всех партийных и государственных дел страны. Троцкий обрел еще большую власть. Еще, будучи эмигрантом во Франции, Лев Давидович сблизился с богачами-сионистами. Энергичный, умный, красноречивый, он очень понравился своими выступлениями в кругу закулисных мировых правителей, они сделали на него ставку. Лидеры сионизма финансировали и революцию 1905 – 1907 гг. и Октябрьскую революцию 1917 г. Это, в частности, банкиры Яков Шифф и братья Варбурги: что означает финансирование революционеров через великое банковское созвездие, через один из пяти банков – членов Федерального Резерва – через банк «Кун, Леб и К°», здесь же принимали участие и другие американские и европейские банкиры, как Гуггенгейм, Хенауэр, Брайтунг, Ашберг, «Ниа-Банкен» – из Стокгольма. Как и почему возвышается неведомый Троцкий? Одним взмахом приобретающий власть более высокую, чем та, которую имели самые старые и влиятельные революционеры? Очень просто, он женится. Вместе с ним прибывает в Россию его жена – Седова, дочь Животовского, объединенного с банкирами Варбургами, компаньонами и родственниками Якова Шиффа, то есть той финансовой группы, которая, финансировала также революцию 1905 года. Здесь причина, почему Троцкий одним махом становится во главе революционного списка. И тут же вы имеете ключ к его настоящей персональности. Финансовые покровители, как только получили информацию о назревшем революционном взрыве в России, запустили туда Троцкого и других «революционеров» и дали команду своей сионистской «пятой колонне» поддержать его и подчиняться ему.

* Американское издание «Celebrity Net Worth» составило историческую версию «золотого списка „Форбс“». В нем фигурируют 25 самых богатых людей планеты за последнее тысячелетие. В пятерку самых-самых вошел «самый богатый святой» – российский самодержец Николай II, по версии американского издания, конвертировавшего размеры древних миллионов по нынешнему курсу, Николай II имел 300 миллиардов долларов личного капитала. После февральской и октябрьской революций 1917 г. капитал, в том числе и царской семьи, «побежал» и «прибежал» в руки еврейских банкиров.

* После Октябрьской революции «большевики» в лице еврейского руководства издали декреты о национализации всего достояния России, а также о конфискации имущества, золота и драгоценностей не только у РПЦ, но и у буржуазии, чиновников, эмигрантов (декрет от 16 апреля 1920 г.). Российские ценности шли за границу целыми пароходами. До сих пор публиковались лишь неполные сведения об этой закулисной стороне ограбления России, но ясно, что в руках сионистов, пришедших к власти, в том числе и благодаря еврейскому финансированию, оказались огромные богатства, накопленные страной. Газета «Нью-Йорк Таймс» сообщала в то время, что только за первые восемь месяцев 1921 г. США вывезли золота на 460 миллионов долларов, из них 102,9 миллиона приходятся на фирму, основанную Шиффом – «Кун, Леб и К°», именно этот сионистский босс финансировал Троцкого, когда тот отправлялся из Америки делать революцию. Теперь Шифф, Варбург и другие деньгодатели получали свои дивиденды. Американские газеты не раз описывали механизм «отмывания» награбленного золота: оно переплавлялось в Скандинавии и ввозилось в США с новыми клеймами. В частности, «директор шведского Монетного двора заявил, что в этом году (то есть с 1.01. по 22.04.1921 г.) они переплавили 70 тонн золота стоимостью около 42 миллионов долларов США, и большая часть этого золота ушла в США. На переплавленное золото ставились клейма шведского Монетного двора. Количество „большевицкого“ золота, находящегося в настоящее время в стокгольмских банках, оценивается в сумму более 120 миллионов долларов США», – сообщил он. Именно в 1921 году «Нью-Йорк Таймс» выносит на первую полосу заголовок «Золотой потоп в Пробирной палате» и сообщает: «В результате непрерывного потока золота со всех краев земли, сейфы правительственной Пробирной палаты оказались до отказа набиты золотом в брусках, полосах и монетах… в результате чего она была вынуждена приостановить прием и спасовать перед тем количеством, которое банкиры собирались вывалить перед ней для переплавки и сертификации». О том, как продавались ценности за границей, видно из записки в Политбюро наркома внешней торговли Л. Б. Красина: «Сейчас это дело стоит ниже всякой критики. Обыкновенно этот товар попадает в руки товарищей из Коминтерна, что абсолютная бессмыслица, так как людям, являющимся в данную страну по большей части нелегально и для работы, с такого рода торговлей ничего общего не имеющей, поручается продажа товара, на котором при современных условиях свободно могут проваливаться даже легальные профессиональные торговцы. В лучшем случае продажа ведется по-дилетантски через случайных знакомых и по ценам значительно ниже тех, которые могли бы быть выручены при более деловой постановке сбыта. Для продажи более крупных партий, подбираемых сейчас Гохраном, эти архаические методы уже совершенно недопустимы и опасны».

В период империализма Ротшильды стали крупнейшими магнатами финансового капитала, играющими важную международную роль. Австрийские Ротшильд контролировали самый крупный банк Австрии «Кредитанштальт-банкферайн», а через него и значительную часть австрийской промышленности, однако после краха этого банка в 1931 г. в значительной мере потеряли свое влияние. Французские Ротшильды являются одной из крупнейших групп финансовой олигархии. Они контролируют ряд страховых обществ и крупнейших железных дорог во Франции, Испании и Бельгии, Международное общество спальных вагонов, крупные испанские свинцовые и цинковые рудники «Пеньяроя», никелевые рудники в Новой Каледонии, многочисленные строительные и судостроительные компании, монополии электротехнической промышленности («Томсон-Хаустон» и «Альстом»), участвуют в химических трестах «Сен-Гобен», «Кюльман», «Нафташими», в обществе Суэцкого канала. Ротшильды имеют тесные финансовые связи с рядом германских монополий (напр., «Металльгезельшафт», «Норддойче аффинери» и др.), а также с крупнейшими финансовыми группами Шнейдера, Мирабо и Нефлиза и с англо-французским банком Лазара.

* В сферу контроля и влияния английских Ротшильдов в середине 20 в. входят крупное страховое общество «Альянс иншуренс», одно из крупнейших предприятий по аффинированию драгоценных металлов «Королевский монетный двор», золотые рудники в Трансваале в Южной Африке, медные рудники в Испании («Рио-Тинто») и в Северной Родезии («Рокана корпорейшен»). Совместно с другими монополиями Ротшильд контролируют второй по величине в мире нефтяной трест «Ройял датч-Шелл», крупнейшую монополию химической промышленности «Имперский химический трест», самый крупный в Англии военно-промышленный концерн «Виккерс», компанию морского страхования Ллойд и др. Ротшильды играют большую роль также в производстве и торговле черными и цветными металлами, табачной промышленности и др. Ротшильд тесно связаны с государственным Английским банком и с крупнейшими английскими банками «Нэшонал провиншел банк», «Ллойдс банк» и «Барклейс банк».

Французские и английские Ротшильды связаны с американскими финансовыми группами Моргана, Рокфеллера, Меллона и Дюпона. В международных делах английские и французские группы Ротшильдов выступают в тесном контакте. «Семья» Ротшильдов связана тесными узами с правительственными кругами Англии и Франции. Ротшильды сыграли большую роль в финансировании интервенции против Советской республики (1918 – 1920 гг.), способствовали усилению гитлеровского режима в Германии, подавлению национально-революционной борьбы испанского народа 1936 – 1939 гг. в подготовке второй мировой воины 1939 – 1945 гг., на которой они, как и на первой мировой войне 1914 – 1918 гг., нажили огромные богатства. Свою «пятую колонну» Ротшильды используют как пушечный материал, паразитируя на сионистской и иудейской составляющей еврейского народа.

* Богатства зажиточных кланов Америки и Европы не ограничиваются высокодоходными активами по всему миру. Есть кое-что более фундаментальное, а именно Федеральная резервная система США. Как гласит предание, организация была задумана в начале прошлого века группой тех самых банкиров – Морганов, Рокфеллеров, Кунов, Лоебов, Голдманов, Меллонов, Саксов, Дюпонов и др. Решающий слет состоялся в конце ноября 1910 года в «охотничьем домике» Джона Моргана на острове Джекил близ восточного побережья США.

Лоббированием закона о Федеральном резерве (Federal Reserve Act) в парламенте занимался сенатор-республиканец Нельсон Олдрич, тесть Джона Рокфеллера. К сожалению, с первого раза в 1912 году ему не удалось протолкнуть заветный документ под названием «План Олдрича». Впоследствии реформаторы убрали из названия раздражающее демократов имя республиканца Олдрича, внесли в документ ряд незначительных изменений и вновь запустили его уже в качестве инициативы демократов. Таким образом, после изощренных манипуляций банковского круга в 1913 году закон о Федеральном резерве был благополучно ратифицирован. Интересно, что голосование в верхней палате Конгресса имело место 23 декабря, и накануне Рождества в зале заседания сенаторов было совсем немного.

Так родилась «гидра ФРС», которая выполняет функции Центробанка с небольшой оговоркой. Форма капитала ФРС является частной – акционерной. Структура этой корпорации состоит из 12 федеральных резервных банков и многочисленных частных банков. Последние являются акционерами ФРС и получают фиксированные 6% годовых в виде дивидендов на свои членские взносы, независимо от дохода Федерального резерва. В настоящее время в этой структуре задействовано около 38% всех банков и кредитных союзов на территории США (примерно 5,6 тыс. юридических лиц). Акции ФРС не дают права контроля, они не могут быть проданы или заложены. Более того, их приобретение является официальной обязанностью каждого банка-члена вложить в них сумму, равную 3% их капитала. Основное преимущество от статуса банка-члена – это займы в резервных банках ФРС.

О том, каким структурам в действительности принадлежит Федрезерв США, не известно никому. Лишь тесные дружеские и семейные связи всех глав ФРС с Ротшильдами и Рокфеллерами, а также история создания Федрезерва указывает на них как на истинных владельцев. Однако в 70—х годах прошлого века в прессу просочилась некая информация через журналиста-исследователя Роба Керби, который обнародовал список организаций – владельцев ФРС. Впрочем, все эти банки уже давно скрылись путем слияния или поглощения с другими. Все, кроме одного – Bank of England (Bank of London).

1. Rothschild Bank of London

2. Warburg Bank of Hamburg

3. Rothschild Bank of Berlin

4. Lehman Brothers of New York

5. Lazard Brothers of Paris

6. Kuhn Loeb Bank of New York

7. Israel Moses Seif Banks of Italy

8. Goldman Sachs of New York

9. Warburg Bank of Amsterdam

10. Chase Manhattan Bank of New York

Богатые семьи Америки существуют и процветают целые столетия, с другой – посредством ФРС они оказывают влияние как на сами Соединенные Штаты, так и на другие страны, потому что доллар по-прежнему остается основной резервной валютой.

Кроме того, при необходимости правительство США всегда может занять у ФРС, например, $5 трлн. на маленькую победоносную войну на Ближнем Востоке, если интересы сторон совпадают. Начиная с прихода к власти Буша эта мера использовалась настолько часто, что сегодня госдолг составляет рекордные $1,5 трлн. Одновременно стоит сказать, что долги частных лиц и корпораций США составляют более $10 трлн. и общая сумма долга в нынешнее время превысила объем ВВП США.

* С середины средних веков начался расцвет городов и торговли. Традиционно еврейские сферы экономической деятельности стали постепенно отходить другим группам населения. Ремесленники объединялись в гильдии. Только членам гильдии разрешалось заниматься данным ремеслом, а чтобы вступить в нее, нужно было поклясться на Библии, поэтому для евреев доступ в гильдию был закрыт. В Западной и Центральной Европе, евреи постепенно оттеснялись от своих обычных занятий. В конце концов, у них остались лишь торговля и ростовщичество. Большинство еврейских общин обеднело и лишь немногим удалось удержаться на плаву. Поскольку Церковь запрещала христианам давать деньги в рост под проценты, а на экономические нужды постоянно требовались кредиты, евреи зачастую оказывались единственными, у кого можно было получить ссуду. Естественно, деньги они давали под большие проценты: слишком велик был риск и давал себя знать недостаток капитала.

Постепенно слово «еврей» стало идентифицироваться со словом «ростовщик». Второй стереотип, порожденный теми же экономическими обстоятельствами: еврей – мелочный торговец, сбывающий подержанный товар и разное старье. Эти два полярных образа – безжалостного и скаредного ростовщика и жуликоватого лоточника – сохранились до нашего времени, хотя сегодня мало кто помнит, что оба они были рождены религиозной нетерпимостью и экономическими условиями

Центром жизни евреев Диаспоры всегда была община. В Средние века общины эти были, как правило, небольшими, объединявшими не более одной дюжины семей. Правда, в крупных городах они иногда разрастались до нескольких тысяч человек.

Исключенные из феодальной иерархической структуры, евреи пользовались значительной свободой в самоуправлении. Общины собирали деньги для уплаты налогов за содержание кладбищ и синагог, на содержание раввинов и учителей, на помощь беднякам, нуждавшимся в крове и куске хлеба. Управлялась община старейшинами, избранными в результате голосования. Устав общины также утверждался всеми ее членами.

Преступления, совершавшиеся членами общины против своих собратьев, равно как и все юридические споры, рассматривал суд раввинов. Ни тюрем, ни полицейского аппарата в общинах не было. Поэтому суд мог присудить виновному либо выплату штрафа, либо временное или постоянное исключение из общины.

Чтобы облегчить своим членам соблюдение правил кошерной пищи, община содержала собственную бойню, где коровы, козы и овцы с курами забивались в строгом соответствии с предписаниями Закона. Кроме того, каждая община обязательно строила баню, чтобы было, где совершить ритуальное очистительное омовение. Крупные общины могли позволить себе содержание духовных училищ для изучения Торы и Талмуда и подготовки раввинов.

Богатство евреев накапливалось, конечно, не одномоментно, а в течение многих столетий. Здесь, конечно, много недоказуемого и не до конца ясного. К примеру, в 1307 году 13 октября в пятницу во Франции по приказу короля Филиппа Красивого в массовом порядке начались аресты тамплиеров (франц. – храмовников), членов католического духовно-рыцарского ордена. Король опасался сильного ордена, тамплиеры занимались ростовщичеством, торговлей, были крупнейшими в Западной Европе банкирами. Это событие стало известно в Европе, и поэтому в общественном мнении закрепилось сознание того, что этот день является несчастливым – пятница 13. Пропавшие сокровища могли попасть к евреям.

«Основная масса арестов планировалась как одновременный и внезапный налет на утренней заре 13 октября, в пятницу. Эта операция, успешно позаимствовав многое из опыта прошлых лет, когда проводились конфискации имущества евреев и ломбардцев, прошла весьма удачно, была повсеместно четко скоординирована и подготовлена в обстановке строгой секретности. Нескольким тамплиерам удалось скрыться – согласно официальным источникам, их было человек двенадцать, но, по всей видимости, их было примерно в два раза больше, – однако из них лишь один, Жерар де Вильи, приор Франции, был действительно крупной фигурой; к тому же для некоторых, например для рыцаря Пьера де Букля, это была лишь временная отсрочка. Два других, Жан де Шали и Пьер де Моди, бежавшие вместе, были позднее опознаны, хотя и надели жалкие лохмотья». (Малькольм Барбер. «Процесс тамплиеров»).

Как мы видим, реалист не придает этому событию никакого особого значения. Это всего лишь незначительный эпизод. Основная масса тамплиеров была захвачена врасплох и оказалась деморализована. Однако далеко не всех беглецов удалось поймать. Большая часть из них растворилась в воздухе, и при этом, как утверждают историки-мистики, беглецам, как и в случае осады крепости Монсегюр, удалось кое-что прихватить с собой.

По мнению историков, которые пытаются смотреть на описываемые события с эзотерической точки зрения, несмотря на строжайшую секретность, тамплиеры все-таки были предупреждены о готовящихся арестах. Они заранее решили избавиться от священных для ордена книг, пергаментов и реликвий, и вечером 12 октября, то есть ровно за день до ареста, три повозки, груженные сеном, в сопровождении сорока рыцарей покинули пределы Парижа.

Магистр, чтобы не привлекать к этому кортежу внимание, в этот же вечер принял участие в похоронах жены брата короля. Король думал, что он усыпил бдительность старика де Моле, а де Моле сделал все, чтобы король из подозрительности, которая вполне могла возникнуть в случае отказа прийти на похороны, не закрыл ворота Парижа раньше дня повальных арестов. И три телеги с секретным грузом спокойно смогли выехать из-под самого носа обманутого Филиппа Красивого (Патрик Ривьер. «Тамплиеры и их тайны»).

Этот исход упоминает даже Нострадамус в одном из своих пророчеств. Действительно, 13 октября 1307 года почти все храмовники на территории Франции были схвачены, а имущество конфисковано. Но хотя Филиппу Красивому и удалось, как ему казалось, достигнуть эффекта внезапности, его истинный интерес, его подлинная цель – несметные сокровища ордена неожиданно исчезли.

Птичка в последний момент выпорхнула из гнезда. Сокровищам тамплиеров суждено было стать неразгаданной тайной, мифом. Те далеко не простые три повозки с сеном, на которые никто не обратил внимания, по слухам, благополучно достигли побережья у города Ла-Рошель, где стоял на якоре небольшой флот, принадлежащий опальному ордену. Груз разместили на восемнадцати галерах, о которых с этого момента уже никто ничего не слышал. Скорее всего, корабли беспрепятственно покинули бухту, потому что ни в одном отчете не было зафиксировано, что хотя бы один из них попался на глаза королевским чиновникам. Флотилия растворилась в утреннем тумане, словно призрак.

Что увозили с собой эти корабли? Опять, как и в Монсегюре, древние книги, пергаменты и что-то еще, относящееся к священным реликвиям. Золото и серебро в расчет не шли, хотя и их тоже хватало в трюмах. Корабли исчезали из виду, превращаясь в маленькие, еле различимые точки на горизонте. А оставшиеся на берегу, братья должны были принять мучительную смерть, как некогда приняли ее катары.

Если король и Церковь хотели представить храмовников, этих хранителей заветной реликвии, еретиками, то здесь уже ничего нельзя было изменить. Слишком велико было значение того, что увозили сейчас тамплиеры в открытое море навстречу стихиям, которые словно ждали этого дара и покорно сами усмирялись перед малой флотилией утлых суденышек, То, чем владели храмовники, не вписывалось ни в одну из земных религий. Возможно, поэтому инквизиторы ничего не могли понять в обрядах рыцарей Храма. Судьи увидели лишь то, что могли увидеть, – грех содомии, столь распространенный почти во всех монастырях средневековья, а коричневая братия с радостью поддерживала любое обвинение, заботясь лишь о сохранении своей жизни. Орден должен был сбросить с себя всех этих мелких людишек, как сбрасывают балласт, который не позволяет оторваться от земли и все тянет и тянет вниз.

Взять хотя бы поцелуй in posteriori parte spine dorsi (в место пониже спины). Некоторые эзотеристы считают, что тамплиеры исповедовали индийские доктрины. Поцелуй в указанное место должен был пробудить змея мудрости Кундалини, космическую силу, которая находится в основании позвоночного столба, а после пробуждения достигает шишковидной железы, и с ее помощью во лбу должен открыться третий глаз, способный видеть во времени и пространстве.

…А корабли все плыли и плыли, все отдалялись и отдалялись от мира людей. Море и небо держали эти суденышки в своих ладонях, будто догадываясь, что то, что везли сейчас в одном из трюмов тамплиеры, не могло долго принадлежать людям с их королями, папами, бальи, сенешалями, крепостями и тюрьмами, а главное, с их представлениями о Боге как о чем-то таком далеком от людей и столь не похожем, как представлялось людям, ни на одну из частей своих, рассыпанных по миру в виде различных религий.

То, что везли сейчас тамплиеры и что получили они по наследству от других посвященных, не могло принадлежать Филиппу Красивому. Не готов был властитель Франции даже к тому, чтобы взглянуть на священную реликвию, не говоря уже о том, чтобы владеть ею. Тамплиеры берегли ее для другого короля, который должен был появиться в будущем.

Руководители тамплиеров были казнены и их казнь была проведена столь поспешно, что позднее обнаружилось, что островок Иль-де-Жавио, или Еврейский остров, на котором сожгли иерархов ордена, принадлежал не королю, а монахам Сен-Жермен-де-Пре, так что Филиппу пришлось послать письменные разъяснения, подтверждавшие, что это ни в коей мере не является посягательством на права монастыря. Виллани писал, что «ночью, после того как Великий Магистр ордена и его товарищ погибли мученической смертью, их пепел и прах были собраны братьями мирянами и другими верующими и, подобно священным реликвиям, унесены и спрятаны в надежные и святые места».