Елизавета Шумская
Пособие для начинающего мага

Ива убрала пальцы от защитника и оглядела казавшуюся такой симпатичной полянку. Есть почему-то уже не хотелось.

– К гоблину! – ругнулась травница и, подобрав сумки, двинулась дальше.

Дальше – больше. Следующей неприятностью оказался упырь. О его приближении девушке сообщили внезапно замолкнувшие птицы и тот особый холодок на спине, что возникал у нее рядом с нежитью, так что приготовиться она успела. В дело пошла бутылочка с зажигательной смесью. Большинство инфернальных созданий обладало просто замечательной горючестью. Это же зелье отличалось тем, что сбить пламя было очень сложно. Ива специально разработала его против упырей и им подобных.

Живой мертвец визжал так, что живое в округе должно было как минимум удирать со всех лап, как максимум – оглохнуть. Воздух вокруг наполнился просто невыносимым запахом горелой гнили. Но уйти травница не могла, пока не удостоверится, что с неупокоенным покончено.

Справившись с одной опасностью, девушка не сообразила, что вопли упыря могут привлечь других хищников. Так что появление рядом двух гулей оказалось для нее полной неожиданностью. Эти гады питались падалью, могли напасть на слабых, больных, детей, собак – и особенно наглели, собравшись в стаю.

Увидев медленно приближающихся и упоенно порыкивающих тварей, Ива взвизгнула, и в гулей полетела сначала одна бутылочка со взрывчатой смесью, потом и вторая.

Однако гули не упыри. Ловко увернувшись, они бросились на девушку, видимо решив, что свежее мясо тоже неплохо, а девушка – противник не такой уж серьезный. От первого знахарка смогла отпрыгнуть. Правда, прямо на второго. Тот не ожидал такого поворота и немного растерялся, что позволило травнице пнуть его сапогом. В этот момент первый гуль сумел повернуться и снова бросился на Иву. Тут в дело вступил Дрейко. Для порядка он дыхнул огнем, но промахнулся. Гуль взвизгнул – огня эти твари тоже боялись, – но не убежал. И тогда дракончик вытворил такое, что доселе никогда не проворачивал. Тхэнн – стальной дракон, кто некогда сосватал ей это чудо природы… или лучше сказать – магии, предупреждал ее, что в случае опасности Дрейко может превращаться в меч и даже направлять удар, но до сего момента Ива этого никогда не видела. В мгновение ока в руке девушки оказался стальной, с серебряными и золотыми прожилками (очевидно, чтобы был действенен не только против нежити, но и некоторых видов монстров), явно волшебный клинок: короче среднего размера, легкий, чуть расширяющийся в середине. Руку знахарки какой-то неведомой силой повело в сторону, и чародейский меч, словно без сопротивления, прорвал шкуру и мышцы того гуля, которого Ива до этого приласкала сапожком. Не успела знахарка опомниться, как ее уже разворачивало в другом направлении. Будто сливающийся с молнией клинок летел навстречу другому гулю. Короткий вскрик – и с ним тоже было покончено.

Дракончик вновь скользнул на ее палец, силой магии уменьшившись в размерах, отряхнулся и вновь прикинулся безобидным кольцом. А девушка обессиленно прислонилась спиной к дереву. В ее ушах еще клокотали вопли гулей.

Растерянно она осмотрелась вокруг. Деревья и трава были выжжены ее чудо-зельем. Рядом лежали трупы гулей. Чуть подальше валялся полусгоревший упырь. Знахарка шумно выдохнула. «Хорошенькое начало учебы», – подумала она и, подняв сумки, двинулась дальше. На запад.

Налетевшую примерно через час пути стаю мелких – с собаку – гарпий Ива отпугнула волной магии. Неоформленная ни в какое заклинание сила действовала по методу лома, против которого, как известно, нет приема. Только немного шире. Гарпий просто отшвырнуло от юной волшебницы.

Однако самой Иве пришлось какое-то время ждать, пока силы вернутся. Нет, даже не магические. Отслеживать волшебство в себе самой она еще не умела. Когда магия вот такой мощной волной вырывалась из адептки, все силы девушки куда-то исчезали. Даже поднять руку не представлялось возможным. Кстати, почти в половине случаев, когда необученные маги гибли, это происходило именно после вот такого зачастую спонтанного выброса энергии, когда даже самые сильные молодые люди оказывались беспомощными, как новорожденные котята.

Весь день пробираясь по лесу, что становился все менее проходимым, сталкиваясь с различными тварями и используя магию больше, чем когда-либо ей приходилось в жизни, Ива ругалась на чем свет стоит, начиная подозревать, что весь этот беспредел устроен с одной целью – сразу отсеять половину поступивших. К вечеру, измотавшись вконец, девушка просто рухнула на небольшой полянке. Она приняла решение окопаться тут, не дать никакой дряни ее отсюда согнать и наконец-то поесть.

Немного отдышавшись, Ива специальным порошком очертила неровный круг. В его задачу входило отпугивание нежити и нечисти. Как обережные травы и заклинания, вышитые на одежде знахарки, порошок не мог защитить от неупокоенных и прочих монстров, но он ненавязчиво внушал тем мысль, что тут им ловить нечего – только легкое опасение и откровенно неприятные ощущения, когда они приближались ближе, чем того хотелось чародейке. Нельзя сказать, что это спасало всегда, но так было спокойнее. Потом красавица натаскала дров и разожгла костер. Пока вода закипала, девушка перебрала свою знахарскую сумку. Если так пойдет и дальше, то зелий окажется недостаточно.

Ива нахмурилась. Дрейко, конечно, защитник хоть куда. Но, во-первых, больше чем двух-трех огненных шариков при хорошем раскладе от него не дождаться. Во-вторых, как бы хорошо ни рубил волшебный меч, в который дракоша превращался, ее неумение фехтовать все испортит. Дрейко может поворачивать ее руку, иногда и все тело туда, куда требуется, но этого мало. Рано или поздно – и скорее и рано – опытный противник поймает ее на ошибке.

Перебрав скудные умения в магии, Ива еще более приуныла. Все ее навыки были какие-то мирные. Вылечить там кого-либо, поспособствовать росту какого-нибудь растения, погадать – это да, всегда пожалуйста, а вот в бою…

Размышляя таким образом, травница поела каких-то странных лепешек овальной формы, что в начале этого бесконечного дня выдал всем кентавр. Голод худо-бедно был утолен, и усталость взяла свое. Свернувшись калачиком, Ива сладко засопела.

В последнее время она часто ночевала в лесу, но тогда рядом всегда был Т’ьелх с его безошибочным чутьем на неприятности. «Эх, где ты сейчас?.. Плаваешь ведь где-нибудь наверняка». Тем не менее знахарке удалось перенять у него быстро вырабатывающуюся при вольной жизни привычку чутко спать.

Конечно, сначала девушку сморило всерьез – бери готовенькую, но потом сон стал менее похожим на обморок. Иве снилось море – синее-синее, с бегущими по нему игривыми волнами. Ветер налетал с разных сторон, постоянно менялся, шаловливо играл в парусах и заставлял ругаться рулевого. Где-то в вышине кричали, пролетая, чайки. Значит, недалеко берег. Поскрипывали канаты. Отчего-то было радостно и хотелось смеяться. «Я тоже по тебе скучаю, моя милая, – шептал во сне чей-то голос. – Но, по-моему, тебе грозит опасность».

На этом моменте Ива осознала, что очень даже хорошо ее ощущает. Не просыпаясь, она поблагодарила голос, словно это была не собственная интуиция, и очнулась. Приоткрыв глаза, знахарка попыталась определить, что ее разбудило, вернее, что вызывает вполне отчетливое чувство тревоги.

Ничего подозрительного вокруг не углядев, будущая волшебница перешла на магическое зрение. Магия тоже ничего опасного не показала, но весьма неприятное чувство усиливалось.

Тогда Ива прибегла к последнему способу, с которого в принципе стоило бы начать. Она стала «слушать» лес. В этот раз тот не спешил открывать девушке свои тайны. Травница признала частичную справедливость такого поведения, ведь сегодня она натворила немало. Где это видано столько взрывать в лесу? Как еще без пожаров обошлось? Хотя, с другой стороны, рассуждала Ива, что это за лес такой, в котором нежить просто толпами туда-сюда слоняется? Куда, интересно, леший смотрит?!

За всеми этими рассуждениями ведунья пропустила самое главное. Перед ней появился огромный волколак. Это было существо, похожее на стоящего на задних лапах неимоверно большого волка с некоторыми антропоморфными особенностями. На самом деле это был один из подвидов оборотней. Разумностью он никак не отличался. Волколаками руководил только голод. Кроме еды, их не интересовало ничего. Силы они были неимоверной. Убить их можно было лишь серебром. Но благо Дрейко им обладал. Правда, в тот момент ни о чем подобном Ива совсем не думала. Ее сковал такой ужас, что она и пошевелиться не могла. Самое смешное, дракончик тоже не собирался это делать.

Но вот из глотки чудища вырвался ликующий, улетающий в небеса вой-рык, и оцепенение Ивы как рукой сняло. Она взвилась с места и взмахнула рукой. Обычно такого шанса Дрейко не упускал, но тут он даже не пошевелился, не говоря уже о том, чтобы превратиться в так необходимый сейчас меч. Девушка схватила один из парных кинжалов и швырнула его в зверя. Но, очевидно, промахнулась, так как чудище даже на миг не отвлеклось. Зажав второй кинжал в руке и прислонившись спиной к дереву, знахарка судорожно пыталась нащупать сумку с заветными скляночками.

Именно этот момент Дрейко выбрал, чтобы повернуть на нее голову и душераздирающе зевнуть. Это донельзя озадачило вусмерть перепуганную знахарку. Но от страха мозги соображали на редкость хорошо.

Ива повнимательней пригляделась к надвигающемуся на нее волколаку. Тот что-то медлил. Внезапная догадка расставила все на свои места. Ведунья быстренько произнесла известный с детства стишок-заклинание, изгоняющее мороки.

Волколак подернулся дымкой. Казалось, что туман резко окутал страшную фигуру. Мгновение подрожав в синеватом свете, наваждение рассыпалось сотнями брызг.

– Уф! – выдохнула Ива. Что делать с настоящим оборотнем, она не знала.

Спать хотелось неимоверно, но, как ни парадоксально, заснуть не удавалось. Волнение еще бродило в крови. Девушка, ворча древней старухой, поднялась, побродила по поляне, подкинула дров в костер. Тихонько вздохнула и стала вслух читать все заклинания-обереги, которым ее учила тетушка. Тут были и против мороков, и против плохих снов, и против лиходеев, и против беды всякой. Насколько Ива знала, половина из них помогали только как успокоительное. Но чем дольше путешествовала травница, тем больше понимала, что у всего в этом мире есть причина. Если считается этот детский стишок заклятием против, скажем, упырей, то не спешите смеяться над суеверием. Вполне возможно, вы просто не умеете его применять. Это как понятие банальных истин. Ведь часто знаешь что-то всю жизнь, но только с годами начинаешь понимать, как это верно или что на самом деле имелось в виду.

Ива не умела пока искусно колдовать, но кое-что понимала инстинктивно, что-то знала как всю жизнь проведшая рядом с ведьмой, а иное нашептали ей лес и луг, оказавшиеся ей совсем не чужими, равно как и река, которая рассказала нечто важное в своих откровениях на рассвете.

И вот сейчас девушка плела тончайшую сеть из магии и веры в чудо. И как ни антинаучны были ее действия – а именно такими их назвали бы квалифицированные маги, но свою миссию они выполнили: позволили знахарке спокойно проспать практически до рассвета. Надо отметить, что большинство новоиспеченных адептов не могли похвастаться такими успехами.

Ночь склонилась над лесом испытаний на острове, специально созданном для этого. Звезды подмигивали в недосягаемой вышине. Иве вновь снился ее эльф. Он стоял на капитанском мостике. Ветер любовно теребил его темные волосы. Взгляд был устремлен куда-то вдаль. Девушка чувствовала теплые пальцы на своей коже. Хотелось потереться щечкой о нежную ладонь. Ласкались к ее шее локоны. Травница глядела на своего возлюбленного. Было радостно и весело. Т’ьелх повернулся, его черные глаза смеялись. «Что же ты делаешь, девочка?» В этот момент в голову будущей волшебницы пришла вполне резонная мысль: «Если Т’ьелх там, то кто же меня касается?» И она тут же проснулась.

Рядом с ней полулежал молодой юноша. Его черные вьющиеся локоны обрамляли бледное узкое лицо. Губы кривились в сладкой улыбке. Пальцы левой руки поглаживали кожу Ивы на запястье. «Все хорошо», – успокаивал его взгляд. «Все хорошо. Я с тобой», – шептало тепло его прикосновений. «Я здесь. И тебе так хорошо», – тонкая ласковая магия гладила ее волосы. «Иди ко мне, – пленяли темные марева глаз. – Доверься мне». – И так хотелось этому верить. «Будь со мной», – коснулось ее уст его дыхание.

Он остановил свои губы совсем близко от нее, побуждая ее сделать ответный жест. Руки Ивы сами собой легли на его гладкую грудь под тонкой сорочкой. Зачарованная, девушка подалась вперед. И вот уже поцелуй, сладкий, как первый дождь после засухи, тешит ее душу и уста. Ловкие мужские пальцы зарылись в ее волосы. Ладонь пробегает по спине. Темная волна вожделения накрывает травницу с головой.

«Что же ты делаешь, девочка?»… Вопрос из сна замаячил на грани уже почти убежавшего сознания. Какое ей дело до него, ведь так сладко, так восхитительно, так волшебно… так… так хорошо… Но ощущение чего-то неправильного мешало ей полностью погрузиться в негу наслаждения. Ива со злостью на эту досадную помеху вынырнула из томного плена с твердым намерением разобраться с этим назойливым сознанием. И тут же еще мгновение назад ставший ей ненавистным разум подсказал, окатил ее, как ледяной водой, пониманием ситуации. Знахарка взвизгнула и вскочила на ноги. От ярости ее подсознание само сплело необходимое заклинание, и в ее левой руке возник колкий синеватый шарик, очень похожий на снежок, а в правой – кинжал. Его холодная рукоять как спасение – ведь это подарок Т’ьелха.

– Кто ты такой?! – зарычала Ива.

Юноша одним плавным движением – словно внутри у него не кости, а что-то более совершенное – поднялся и оказался тотчас напротив знахарки.

– Какая разница? – И голос у него чародейский. Таким только обольщать. Ива отчетливо почувствовала чужую магию, та словно пыталась ее успокоить и вновь подчинить себе.

Не зная, насколько хватит ее воли, знахарка швырнула в инкуба ледяной шарик. Тот ловко увернулся, однако с рук разъяренной ведьмы срывается еще один и еще…

– Всё! Всё! Я понял! – рассмеялся тот. – Хватит уже магии!

– Щас еще кинжалом добавлю! – не унималась травница, но шарики больше не рождались в пальцах.

Инкуб заливисто рассмеялся. Он и без магии был обольстителен.

Знахарка демонстративно прицелилась кинжалом.

Юноша поднял бледные ладони в знак капитуляции:

– Ты уверена?

– Пшел к гоблину! – Иву аж трясло от ярости.

– Хорошо, – черные локоны скользнули по белой ткани, – хотя, конечно, жаль…

Его взгляд в последний раз обжег несостоявшуюся жертву любовной магией. Инкуб исчез, а девушка залилась горячей волной стыда. Она поняла, что очень даже подвержена подобным чарам. Чуть усиль он напор, и ей не устоять. Но, очевидно, это не входило в его планы. «Еще одно испытание?» Знахарка качает головой. Похоже, обучение обещает быть веселым.

В далеком от острова доме к окну кабинета подошел мужчина. В положенный час в заброшенном жилище на последнем этаже зажегся, а потом погас факел. Три раза, как было условлено. «Хорошо, – подумал мужчина. – Значит, все прошло гладко. Ну что ж, ловушка поставлена. Осталось только ждать».

После довольно раннего завтрака Ива вновь отправилась в путь. Когда солнце зависло над головой в положении полдень, девушка вышла на узенькую тропинку. Дорожка была наполовину заросшей, явно давно нехоженой, но знахарка обрадовалась ей как родной.

Тропка бежала вперед. И никто не мешал травнице по ней двигаться. Не выпрыгивали из кустов толпы нежити. Не нападали дикие звери. Никто не пытался задурить девушке мозги. Иди да радуйся: птицы заливаются на ветках, солнышко радует мир своими лучиками, листочки качаются на ветках.