Елизавета Шумская
Пособие для начинающего мага

– Знаешь, я, пожалуй, воздержусь.

Тролль тоже заглянул в котелок:

– Что так? Выглядит аппетитно.

Травница с суеверным ужасом воззрилась на собеседника, с трудом сглотнула и спросила:

– Хочешь?

– А ты нет? Тогда давай. Поесть – это я завсегда с удовольствием.

Следующие несколько минут Ива цедила травяной настой и со все увеличивающимся удивлением наблюдала, как каша исчезает в бездонной глотке нового знакомого.

Когда котелок опустел и был вылизан до блеска, тролль с явно возросшим благодушием посмотрел на девушку, рыгнул и сказал:

– Кстати, я Грым.

– Ива.

– А ты хорошо готовишь, – похвалил Грым.

– Спасибо. Хочешь травяного настоя?

– А осталось?

– Угу.

Какое-то время на поляне царила сосредоточенная тишина.

– Слушай… – Тролль помялся, потом махнул здоровенной лапой и продолжил: – Эх, не умею я дипломатию разводить. Послушай, я вот думаю, может, нам дальше вместе идти или хотя бы словами на подсказках обменяться?

«Предложение интересное», – только успела подумать девушка, как где-то невдалеке раздались пронзительные крики.

Оба адепта вскочили как ошпаренные.

Больше всего это было похоже на шум битвы. Но с кем там воевали? Со стаей ворон, что ли?

Знахарка и тролль подхватили свои вещички и рванули на звуки. Грым правильно сказал: негоже за спиной оставлять невесть что.

Осторожно подобравшись к источнику звуков, они обнаружили светловолосого эльфа, одну за другой пускающего тонкие стрелы в стаю… боги знают что же это было такое! Существа действительно были похожи на ворон. Если только возможно представить ворону серого цвета с двумя рядами иглоподобных зубов в клюве и когтями вполладони.

Эльф стрелял с такой скоростью, что стрелы просто сливались, но было очевидно: долго так продолжаться не может. Вороноподобных существ было слишком много.

– Вот гоблин! Вроны! – выругался тролль. Они с травницей переглянулись и врубились в сражение. Грым выпрыгнул на полянку и одним взмахом двуручника рассек трех врон, подобравшихся слишком близко к эльфу. Ива швырнула бутылочку с зельем в дерево, рядом с которым кружили более полутора десятка этих тварей. Полыхнуло огнем, и трупики врон переспелыми грушами осыпались на землю.

Тролль азартно размахивал мечом. Эльф продолжал стрелять. Девушка сыпанула в тварей порубленными семенами конопли, вроны терпеть не могли этого запаха. Дрейко ловко повернул руку девушки и плюнул огнем в какую-то особо ловкую гадину.

Невольно тролль, эльф и человек встали спиной к спине, продолжая отбиваться.

– Гоблин, откуда их столько?! – обессиленно простонал Грым. Его меч все замедлял скорость. Дрейко давно уже превратился в клинок, у Ивы невыносимо болела рука. Она не привыкла так долго ею махать – фехтование не ее стихия.

– У меня кончаются стрелы, – невозмутимо поделился светлый. Как эльфам удается так искусно прятать панику?

– Доставай клинок! – прорычал тролль, морщась от боли: одной из врон удалось весьма ощутимо цапнуть его за плечо. Кровь бежала без остановки.

– Гоблин! – ругнулась Ива, кинжалом стряхивая зубастую тварь со спины эльфа. Тот благодарно глянул на нее. Его зеленая туника была залита кровью. Царапина, конечно, но очень болезненная и нехорошо кровоточащая.

– Да откуда их столько?! – повторился тролль.

В этот миг что-то тяжелое сбило летящую к троице врону, поразить которую никто никак не успевал. Вслед за товаркой вскрикнули, умирая, еще несколько «птиц». Ива пригляделась. Во врон со страшной силой летело что-то очень напоминающее обыкновенные острые камни. Небольшие – с кулак не будут, – однако, присмотревшись, травница поняла, что это сгустки магии. Стихия земли – безошибочно определила девушка.

«Камушки» летели с такой скоростью, точностью и так стратегически верно, что в течение пары минут на поляне не осталось ни одной живой вроны, а на открытое пространство вышел тот, кто смог справиться с тем, от чего едва не потерпело поражение трио из эльфа, тролля и человека.

Это оказался молодой мужчина человеческой расы, ни капельки не похожий на мага. Ива с удивлением поняла, что всех она видела до встречи на этом острове. Эльфа – в таверне «Магическое зеркало», а человек поступал в Университет прямо перед ней. Она тогда его еще определила как дворянина. Он и сейчас выглядел благородно, несмотря на изрядно потрепанную одежду. Прогулка по заколдованному острову явно не прошла для него без приключений.

Костюм на нем был как у любого, кто привык странствовать. Доспехов он не носил, даже кольчуги. Оружие – длинный меч, несколько кинжалов… и наверняка еще что-нибудь запрятано. Лицо было спокойное, чуточку властное, с характерными скулами и носом, волевой подбородок и упрямая складка губ. А глаза карие и внимательные, но не холодные, как бы ему ни хотелось показать обратное.

Эльф был такой же, как все светлые. Высокий, стройный, красивый, но что-то в его огромных синих глазах отличало его в лучшую сторону от так называемых совершенных. У Ивы невольно пронеслась в голове ассоциация со щенком – маленьким, пушистым, с еще не очень хорошо видящими глазами. Такого хочется погладить, прижать к себе и почесать за ушком.

Немая сцена затягивалась.

– Предлагаю убраться отсюда подальше, а потом уже разбираться, – произнес хорошо поставленным баритоном новоприбывший.

– Грым, – Ива повернулась к троллю, – давай на полянку, где мы повстречались. – Она обратилась к эльфу и человеку: – Там мои котелки. Рядом ручей. Да и костер горит. Нужно перевязать раны.

– Идемте, – проворчал тролль и первым полез в заросли. Эльф догнал их, собрав стрелы. Очень быстро собрав.

Скоро они оказались на полянке, откуда знахарка и Грым только недавно ушли. Ива тут же послала дворянина как наименее пострадавшего за водой, помогла троллю и эльфу стянуть мешавшие перевязке рубахи. Потом кинула в котелок несколько травок и хмуро глянула на человека:

– Ты-то хоть не ранен?

Тот покачал головой.

Тролль зашипел:

– А нельзя поаккуратнее?!

– Радуйся, что хоть что-то чувствуешь. Это значит, что зуб, который врона оставила в твоем теле, – Ива продемонстрировала ошарашенному пациенту длинный острый клык, который выудила из его раны, – не успел выпустить яд. Так что терпи, воин.

Эльф маленько спал с лица и неуклюже попытался посмотреть себе на спину. Выглядело это смешно.

– Не вертись! – прикрикнула Ива. – Сейчас я тобой займусь. Не думаю, что у тебя есть такой же подарок, но не уверена. Поэтому не вертись. – Она методично продолжала промывать рану. Покопалась в сумке, выудила странной формы пузырек, с сомнением глянула на него, тряхнула и опрокинула на рану. Тролль взвыл. Ива, готовая к этому, крепко перехватила его руку и ловко сняла с раны зеленоватую пену, смешанную с кровью. – Всё, всё уже! Не вой! Не так уж это и больно. О чем это я? А! Так вот, эльф, не вертись, потому что тогда больше шансов, что зуб или коготь вроны не пустит яд.

Светлый тут же застыл на месте безмолвным памятником себе самому. Травница быстро закончила перевязку и направилась к «изваянию».

– Гоблин, что вы, знахарки, за народ такой?! Всю душу вытрясла! Неужели нельзя было как-то помягче?! – разорялся тролль.

– Зато с гарантией, – меланхолично ответствовала Ива, подмигнув рыцарю в ответ на смешинку в его глазах.