Алексей Юрьевич Пехов
Ветер полыни

– Все триста. Нас разместили где-то на самом верху. Вид отсюда, кстати говоря, потрясающий.

– Это обнадеживает, но только до тех пор, пока я не начинаю думать, что рано или поздно за нами придут. И тогда…

– Что тогда?

– Меня ждет крайне неприятный разговор.

– Тебя? Не меня? Ходящую, если ты не помнишь, убил я.

Она фыркнула, перестала тереть голову полотенцем, отбросила его в сторону и гибко потянулась:

– Это, конечно, так. Но, поверь, Ходящих в первую очередь интересуют мои умения, а не твой подвиг. У них ко мне будет масса вопросов.

– Каких? – насторожился я.

– Тех же самых, что иногда пытаешься задать мне ты.

– Я не слишком любопытен.

Она грустно улыбнулась:

– Ценю, что за все эти годы ты так и не стал ворошить мое прошлое. За это я тебя и люблю, дорогой.

– Только за это? – делано возмутился я.

– Нет! Конечно, нет. – Теперь ее улыбка была не такой грустной. – Но Ходящие не столь терпеливы, как ты. И они умеют вытаскивать ответы силой.

– Лаэн, – вздохнул я, присев на краешек кровати. – В последнее время мы все чаще возвращаемся к одному и тому же разговору. Прошлое, каким бы оно ни было, рано или поздно настигает нас. Тебе кажется, что я умру от твоих страшных тайн?

– Совершенно верно.

– Глупости! От слов не умирают.

– А от тайн очень даже мрут, – не согласилась Ласка. – И ты прекрасно это знаешь. Пойми. Я не говорю тебе не потому, что не доверяю. Нет. Просто это опасное знание. И если Башня решит, что ты услышал недозволенное, тебя уничтожат без каких-либо колебаний.

– Они и так нас убьют. Это вопрос времени, и, наверное, краткого.

– Все возможно. Но, несмотря на это, я не стану рисковать твоей жизнью.

– Тебе не кажется, что я сам в состоянии решать, когда мне следует рисковать?

– Помнишь, что ты сказал в Даббской Плеши? Что пытаешься спасти мне жизнь. И что с тобой я буду в бо?льшей опасности, чем без тебя. Сейчас та же самая ситуация. Только в точности наоборот. Я не буду подвергать тебя опасности. Поверь, некоторые вещи лучше не знать как можно дольше.

Я недовольно посопел, затем сдался:

– Хорошо. Поступай, как считаешь нужным. Но учти, они все равно нас прикончат. А я так и умру в неведении. Кстати говоря, Шен еще тогда пытался узнать у тебя, кто твой учитель.

– Он слышал ответ. Я самоучка.

– И, как и я, остался им не слишком удовлетворен. А еще он очень интересовался, какое количество покойников ты в состоянии поднять зараз. В отличие от Целителя, я получил ответ на свой вопрос. Нам потребуется вся изворотливость, чтобы скрыть, что ты владеешь магией, скорее близкой к Сдису, чем к Империи. Не мне тебе рассказывать, с какой теплотой Ходящие относятся к темным.

– Я не темная!

– Ты способна вытащить из земли четверых мертвецов! И взорвать на расстоянии голову какому-нибудь гаду. И овладеть посохом некроманта, подчинив его себе. Как я слышал от Шена, это не так-то просто, и ни одна Ходящая на такое не способна. Поверь, солнышко, им этого будет вполне достаточно, чтобы признать тебя не только некромантом, но и дочерью самой Бездны!

– Ш-ш-ш. – Она приложила палец к моим губам. – Не стоит призывать тьму. Даже сюда. К тому же у стен могут быть уши. Не наговори лишнего, Нэсс.

– Тебе не кажется, что мы и так этого уже наговорили целый воз?

– Ты не сказал ничего, чего они бы не знали. Но давай завершим эту беседу. Ладно?

– Интересно, каким ветром сюда занесло наших знакомцев? – Я перевел разговор в другое русло.

– Ты про Лука и Га-нора? – тут же подхватила Лаэн. – Ничего удивительного. Стражник во время нашего путешествия так и рвался в Башню. Но я не думала, что увижу их еще раз.

– Я тоже. Да и Гиса не ожидал встретить.

– Возможно, именно заклинатель их сюда и протащил.

– Теперь мы с ним на разных берегах реки. Впрочем, как и с Шеном.

– Ну с мальчишкой мы никогда не были на одной стороне. В одной лодке – да. Но это вынужденные обстоятельства, и ничего более. Что до рыжего и его приятеля – они никогда не делали нам зла, и дрались мы вместе. Если бы не эта парочка, я бы не выбралась из Даббской Плеши. Ты же видел, они чуть не набросились на гвардейцев.

– Видел… Хорошо, что Гис их удержал. Похоже, он ничуть не обиделся, что в прошлый раз я смылся, не попрощавшись.

– На самом деле, будь моя воля, я бы не отходила от заклинателя дальше пяти ярдов.

– Даже так? – Я приподнял бровь. – С каких пор ты успела так привязаться к нашему лжегонцу?

– С тех самых, как по нашему следу идет одна из Проклятых. Алый – лучшее оружие против того, кто вселился в чужое тело. Ему на роду написано бороться с духами. Пока он будет рядом, у Тиф гораздо меньше возможностей до нас дотянуться.

Я рассмеялся:

– Поверь, солнышко, пока мы сидим в Башне, да еще под присмотром Ходящих, ведьма не подберется к нам ближе, чем на лигу. Хотя с Проклятыми никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Ты сама говорила, что их опыт не сравним с мастерством нынешних магов. Покуда она жива, мы покоя не узнаем.

– Ты совершенно прав. Я бы многое дала, чтобы понять, как она смогла выжить.

– Ты так не можешь? – осторожно спросил я.

Лаэн усмехнулась, дернула плечом:

– Увы. На такие чудеса способны лишь волшебники прошлого. Не я.

Я вздохнул, упал на кровать, потянулся и зевнул:

– Готов спорить, что сегодня гостей ожидать не стоит. Денька через два нагрянут. Когда мы станем более покладистыми.

– А я уверена, что раньше, чем через неделю, до нас не снизойдут. Это Башня. Здесь любят показывать, что они – хозяева всего сущего и никуда не спешат.