Николай Викторович Степанов
Легко!


– Нисколько. Давно мечтал выбраться за город…

– Тогда слушай внимательно, – перебила она меня. – Тебе предстоит. Ой!..

К сожалению, мне не довелось услышать, что же именно мне предстоит. Силуэт незнакомки неожиданно растаял, и я остался один.

Не припомню, чтобы меня когда-нибудь так «конкретно» кидали. Ведь мы даже не успели познакомиться, не говоря уже про номер телефона. Захотелось крикнуть: «Караул! Ограбили!» Нет, в следующий раз сначала посмотрю в паспорт и лишь потом начну плести вздор про путешествие на край света. По-дурацки как-то получилось. Встречу ее где-нибудь и даже окликнуть не смогу. «Эй, девушка из метро! Вы меня помните?» – звучит вульгарно.

Ну и пусть! Главное – что? Идти по жизни нужно легко! И я пошел. Не стоять же на месте?

Собственное кредо не подвело и тут: уже через пару минут среди хаоса кочек показалась относительно ровная тропинка. А если существует дорога – значит рано или поздно она обязательно куда-то приведет. Не особо задумываясь, в какую сторону держать путь, я свернул направо.

«Жаль, попутчика нет. Вдвоем любая дорога короче».

Правда, когда долгожданный попутчик появился, выяснилось, что я был неправ в некоторых своих предположениях.

Зверь отдыхал прямо посреди тропинки. Заметив меня, он (или она – рассматривать было некогда) тотчас вскочил, выгнул спину дугой и оскалил зубы – довольно крупные и острые. Тут на меня словно озарение снизошло, я сразу понял: иду-то абсолютно не в ту сторону, и мы побежали наперегонки. К счастью, лес закончился быстрее, чем серый хищник размером с перекормленного дога сумел меня догнать.

«Оказывается, в зависимости от аппетита попутчика и его спринтерских способностей любой путь может укоротиться и втрое, и вчетверо», – осознал я, немного отдышавшись. Серое животное почему-то не решилось выйти за пределы деревьев, но мое внимание еще долго было приковано к кромке леса. Может быть, поэтому я не сразу заметил каменные стены, неожиданно вставшие на пути.

Вот и славно! Спасибо зверюшке – вывела меня к людям и сэкономила уйму времени. Не зря же говорят: что ни делается – все к лучшему. Очередное подтверждение этому оказалось у меня перед глазами.

– Стой, где стоишь! – донеслось сверху, когда до стены оставалось шагов двадцать. Раздался противный свист, и возле моих ног в землю воткнулась настоящая боевая стрела.

Я остановился и увидел лучника, скрывавшегося за прямоугольными зубцами кирпичной стены. К нему присоединилось еще несколько человек, и вокруг меня засвистели стрелы, словно ветер в парусах. «Во снайперы! – восхитился я. – Робин Гуд отдыхает! Окажись у меня яблоко на голове, сшибли бы напрочь! Главное – не шевелиться». А противненький тоненький голосок внутри нудил совершенно другое: «Они не зря просили остановиться. В неподвижную цель попасть легче!» Но я его заглушил – зачем портить себе настроение?

Стрельба неожиданно прекратилась, и по ушам резанул скрип открывающихся ворот. Негостеприимные хозяева все-таки решили встретить одинокого путешественника: из ворот появились трое копьеносцев, возглавляемые бородатым всадником, и направились в мою сторону.

– Князь, может, его копьем проткнуть? – нерешительно спросил у командира один из пехотинцев, подойдя на расстояние, достаточное для совершения столь негуманного по отношению ко мне акта.

– Лучше не надо, – непроизвольно вырвалось у меня.

Воины вздрогнули, словно увидели привидение.

– Эх, нельзя его копьем! – разочарованно ответил всадник, пряча меч в ножны. – Раз уж он по-нашему гуторит, значит, сначала – суд, а только потом – казнь. Ступай, мил человечек, с нами.

Бородач развернул коня и поехал назад. Два копьеносца приставили свое оружие к моей спине, а третий остался подбирать стрелы. Замечу – довольно необычные. Я никогда раньше не слышал о том, чтобы наконечники делали из драгоценных камней, в данном случае очень напоминавших рубины.

Что ж, природное везенье меня и здесь не покинуло – я целым и невредимым добрался до людей. Вот только неясно было, что у этих людей за стрелковые упражнения с привлечением так называемых «мил человечков».

Если сначала судят, а уже потом казнят, значит, общество не лишено признаков цивилизации. Хорошо это или плохо – покажет время.

А пока я вглядывался в толпу, обступившую с двух сторон вымощенную камнем неширокую улицу, по которой меня вели. Женщины тут действительно оказались привлекательными. Не такими, как моя обворожительная попутчица из метро, но даже по самым строгим меркам придраться было не к чему. Прямо хоть бери любую на подиум. Если бы не их испуганные глаза, я бы вообще решил, что попал в рай.

– Ты не шибко-то глазей по сторонам, – строго предупредил ехавший рядом князь. – Если хоть одному из моих людей станет не по себе, я укорочу тебя на голову и без суда. И никакие фокусы не помогут. Видишь, какой у меня меч?

Бородач вытащил из ножен свое грозное оружие и сунул мне под нос. Что в нем было необычного, я не понял. По мне, так все мечи одинаковы, разве что одни длиннее, а другие короче. Зато я увидел в лезвии свое отражение. Или не свое?.. Физиономия, мелькнувшая в отполированной стали, заставила вздрогнуть и уцепиться за узкое «зеркало» двумя руками. Откуда и сила взялась? Чтобы не вывалиться из седла, воин был вынужден выпустить меч. Два укола копьями в спину красноречиво объяснили мне недопустимость подобных действий, но сейчас было абсолютно не до них. Не обратил я внимания и на резкую смену настроения толпы: гомон, сопровождавший нашу процессию, моментально прекратился. Повисла мертвая тишина. Под стать охватившему меня ужасу.

Когда видишь жуткого монстра, хочется бежать от него со всех ног, а если при этом сознаешь, что этим монстром являешься ты сам… От себя же не убежишь. Что со мной?! Острый приступ оспы? Непохоже. Неужели невинный флирт в подземке мог так отпечататься на лице?

Я редко впадаю в панику, но тут было от чего. Три складки, нависавшие как у шарпея друг над другом, заменили лоб. Уши заострились кверху и обзавелись кисточками на кончиках, скулы выдвинулись вперед, а подбородок приобрел квадратную форму, из-за чего кончики губ поползли вниз, обозначая мрачную перевернутую улыбку. Попытка посмеяться над собой успехом не увенчалась. Как только я увидел собственные зубы, то понял, что зря убегал от лесной кошки – с такими клыками еще неизвестно кто бы кого быстрее загрыз. «Вот почему на меня столько стрел потратили! – появилась неприятная догадка. – И они потащили такое чудовище в город?! Смелые люди!»

Налюбовавшись вдоволь собственным изображением и повторив про себя раз десять, что расстраиваться по пустякам не стоит, я протянул оружие хозяину:

– У вас очень хороший меч.

По толпе пронесся вздох облегчения, и мы продолжили движение.

«Жить нужно легко, – уговаривал я сам себя. – Подумаешь, неудачно сделали пластическую операцию. Главное – все на месте. Уха – два, глаза – два. Нос и рот тоже в нужном количестве. Зубов даже больше стало – лишние потом можно будет удалить. Нет, причин для беспокойства пока нет».

Образ незнакомки на мгновение всплыл в памяти. «Наверняка над моей внешностью поработал тот, кто украл красавицу. Ну, попадись он мне!»

Мы прошли под арку самого высокого здания в городе. Здесь князь спешился.

– Зачем меч брал? – раздраженно спросил он.

– У тебя зеркала нет? – ответил я вопросом на вопрос.

– А ты что, баба? – не уступал он.

– А мужикам здесь запрещено смотреть в зеркало?

– Мужики с собой зеркал не таскают. – В череде вопросов наконец появился первый ответ.

– Поэтому я и взял твое оружие. Увидел на своем лице то, чего там быть не должно.

– Прыщ, что ли, вскочил?

– Вроде того, – ответил я, не желая пояснять, что «прыщик» закрыл всю физиономию. Все равно ведь не поверит.

– Тогда понятно, – успокоился бородач. – Зеркало тебе принесут. Только больше за чужое оружие не хватайся. Спина не болит?

– С чего вдруг?

– Да там два кровавых пятна выступили.

Лучше бы он этого не говорил. Боль сразу дала о себе знать.

– Пустое, – сказал я.

Оголяться для медосмотра у меня не было никакого желания. Вдруг под одеждой обнаружится такое, что заставит этих смелых людей применить оружие незамедлительно? Не хотелось бы доставлять лишние проблемы ни себе, ни другим.

Комната, в которой меня заперли, особыми удобствами не отличалась, но там имелась широкая скамейка. На ней я и разместился, после того как еще раз осмотрел лицо с помощью отполированного серебряного диска, умещавшегося в ладони. Благодаря новому зеркалу удалось отметить еще несколько несущественных изменений во внешности, которые тоже не добавляли в общий облик привлекательности. Радовало лишь то, что в ходе преобразований нос практически не пострадал. Разве что позеленел слегка. Наверное, от страха.

Через ворот свитера я полез в карман рубахи, достал паспорт и открыл его. С фотографии на меня смотрел прежний Алексей Рябцев. Вот и докажи теперь, что я – это он. Надеясь, как всегда, на лучшее, я убрал документ обратно. Интересно, как здесь судят монстров?

Судили просто и быстро. В зале стояли два устройства вроде рулетки. Одна для людей, другая для… таких, как я.

– Иди, выбирай свою судьбу, – указал на колесо справа князь.