Николай Викторович Степанов
Легко!


Похоже, королева принадлежала к тому типу людей, которые легко относятся не к жизни, а к смерти. Причем применительно к своим подданным. Виселицы тут стояли по обе стороны дороги, и многие из них не пустовали.

Интересно, что же такого в ней я должен разбудить? По словам Хрумстыча выходило, что резкое пробуждение Узранды типом вроде меня изменит да-му до неузнаваемости. Но в какую сторону? Или налицо как раз тот случай, когда хуже уже не будет? Ой, только не надо про лицо! А впрочем, легче нужно относиться ко всему. Намного легче.

– Кто такой, куда, откуда? – строго спросил закованный в железо всадник, с интересом разглядывая мою шею и оказавшуюся рядом перекладину с пустой петлей.

– Лексей, – представился именем, полученным от Вирланы. – В столицу из Гранска.

– Зачем? – продолжил опрос хмурый воин.

– Так это, королеву увидеть хочется. – Именно такой ответ, слово в слово, мне велел давать всем вопрошающим бывший король.

Он рассказал, что каждый день после полудня Узранда появлялась перед «обожающими» ее подданными, дабы убедиться во всенародной любви. Она зорко следила за тем, чтобы эта любовь не угасала. Если вдруг по какой-то причине площадь под ее окнами заполнялась меньше чем наполовину, кто-то из чиновников терял сначала свое теплое место, а потом и голову. Естественно, все находившиеся на службе ее величества, независимо от чина, были жизненно заинтересованы в каждом человеке, стремившемся попасть на монарший выход.

– Ладно, ступай, – недовольно пробурчал всадник, и разъезд тронулся дальше.

Прежде чем вдали показались стены Зюрюнграда, у меня состоялось еще пять таких же диалогов.

Столица существенно отличалась от предыдущих городов. За высокими крепостными стенами просматривались не менее высокие здания с куполами и шпилями. Красота! Из памяти как-то сразу стерлись другие украшения, поставленные вдоль дороги вместо фонарных столбов. Правда, в непосредственной близости от главного города их не наблюдалось.

Вот и славно! Цель путешествия – как на ладони, до полуночи времени – вагон и маленькая тележка, надо бы и о хлебе насущном позаботиться. Со вчерашней ночи кроме синего плода, проглоченного нынешним утром, в желудке ничего не появлялось. Не идти же к королеве в таком состоянии? Еще сочтет голодный взгляд за признак вожделения и доказывай потом, что у меня самые невинные намерения.

Я свернул с основной дороги и направился к невысоким домам, видневшимся у подножия холма. К сожалению, в моем нормальном обличье мне никто не предлагал ни завтрака, ни обеда, ни ужина. Такова сущность людская: жалеть убогих, больных и недалеких, а с себе подобными обращаться так, чтобы они скорее стали больными и убогими. Даже упавшая с дерева девушка – и та не позаботилась накормить будущего мужа. Как чувствовала, наверное, что до свадьбы дело не дойдет.

По запаху, доносившемуся из белого домика на окраине, было легко определить, где здесь можно перекусить. Внутри действительно стояли столы и стулья, сидели люди и не спеша вкушали пенный напиток из больших глиняных кружек. Я занял пустой столик, и точно такая же кружка оказалась рядом.

– Чего изволите к пиву? – обратился мальчик лет десяти.

– А что ты можешь посоветовать голодному человеку?

– Есть сыр, мясо теленка, копченая птица. Если хотите подешевле, возьмите осетрину. – По одежде паренек уже сделал предварительную оценку состоятельности клиента.

– Ладно, тащи рыбу, – сразу согласился я. С одной стороны, кто его знает, какого достоинства монеты в моем кармане, а с другой – где еще поешь дешевой осетрины?

Порция деликатеса оказалась более чем достаточной, но мой аппетит справился с ней легко. Я зазвенел монетами, и паренек моментально оказался рядом. Он испуганно взглянул на оплату завтрака, рассыпанную возле кружки, и ко мне подошли еще трое.

– Молодой человек, что это? – указал на блестящие кружочки хозяин пивной.

– Насколько я понимаю – деньги. Неужели этого недостаточно? – я выгреб остатки серебра и положил рядом.

– По-моему, вы издеваетесь. – Два молодых бугая заняли привычную позицию за моей спиной, а владелец заведения продолжил: – Эти монеты последний раз имели хождение лет десять назад. Мне позвать стражу или у вас есть другие деньги?

Другие деньги у меня действительно имелись. Маловероятно, что они его устроят, но если человек просит… Я встал и полез в карман шорт, чтобы достать кошелек. Теперь все внимание постояльцев было приковано к неплательщику. Особенно их заинтересовал способ хранения ценностей под штанами.

– Вот, пожалуйста. Какие вам больше нравятся? – Денежные знаки Российской Федерации разных номиналов не спеша извлекались из многочисленных отделений портмоне.

– Иностранец, что ли? – спросил хозяин.

– Нет, местный. Просто очень давно здесь не появлялся.

– Понятно. Тогда я беру вот это – и мы в расчете. – Мужик схватил опустевший кошелек и мгновенно спрятал его.

– Как вам будет угодно. – Я легко расстался с хранилищем собственного капитала, не имевшего здесь ни малейшей ценности.

– А старые деньги от греха подальше лучше выбрось, – посоветовал новый владелец моего кошелька. – Времена нынче совсем другие, чем десять лет назад.

– Спасибо. Я так и сделаю.

Уже на улице меня остановил женский голос:

– Молодой человек, погодите.

«Опять женщина?! Значит, жди неприятностей. Что на этот раз?» – И я повернулся навстречу новому испытанию. Странно, голос был молодой, а передо мной стояла совсем бабушка.

– Слушаю вас.

– Я собираю старые монеты. Можно мне посмотреть? Если они вам не нужны…

– Конечно, забирайте все.

Однако все ей оказались ни к чему. Старушке по сердцу пришлась только одна – та, где красовался профиль удивительно похожего на Хрумстыча мужчины.

– Эх, замечательный был человек! – Она так тяжело вздохнула, что я не выдержал:

– Почему был? Он и сейчас есть. Правда, не совсем здоров, но это дело поправимое.

– Не надо так шутить, парень. Все знают, что король погиб.

– Ой, простите! – Я поспешил закрыть свою болтливую пасть и тотчас откланялся, ускоряя шаг.

Вот так хочешь облегчить кому-то жизнь и сгоряча не задумываешься, что можешь при этом значительно усложнить ее другому.

Мое поспешное желание ретироваться не осталось без внимания, и через пару секунд перед носом опять возникла старушка:

– Ты его видел? Когда?

Пожалуйста – неприятности не заставили себя долго ждать. Пожилая леди наверняка являлась какой-нибудь ведьмой и теперь уже не отстанет.

– Никого не видел, ничего не знаю, – скороговоркой пробормотал я. – А сейчас простите – спешу.

Ну да, так меня и отпустили! Старушка пристально взглянула мне прямо в глаза и…

Когда сознание вернулось, женщина улыбалась и уже не казалась такой старой, как раньше.

– Извини, что я неласково с тобой обошлась, но для меня это важно. Большое спасибо.

Пожилая незнакомка исчезла так же, как моя девушка из метро. Поэтому я сразу потянулся к зеркалу. На сей раз все обошлось: с серебряного диска мне приветливо улыбался Алексей Рябцев, а не какая-то новая образина.

Пора и в столицу. Сначала на площадь – надо посмотреть на королеву издали, чтобы потом не перепутать ее с кем-нибудь из фрейлин. Зачем беспокоить понапрасну обычных женщин, если мне нужна необычная.