Текст книги

Лебэл Дан
Класс: Сталкер

Класс: Сталкер
Лебэл Дан

Homo Ludens #1LitRPG
Что, если стандарты и правила компьютерных игр переместятся в реальный мир? Что с ним произойдет? Коллапс? Армагеддон? А если эти правила давно уже перемещены и с нашим миром ничего не произошло?.. Обыкновенный электрослесарь Олег, занимающийся обслуживанием шахтного оборудования, обнаружил в одном из рукотворных подземелий странную цилиндрическую штуковину. С этого момента жизнь его круто переменилась. Олегу оставалось лишь сделать выбор – кем ему быть в мире эльфов, гномов, орков, русалок и прочей виртуальной нечисти, обосновавшейся в реальности? Воином? Убийцей? Магом? Или все-таки выбрать другой путь?..

Глава 1

Как я его не заметил, ведь смотрел же по сторонам?! Инспектор! Грыжа наша трудовая!

– Так-так, Олег, нарушаем? Плохо. Очень плохо, – негромко произнес инспектор по технике безопасности Вадим Касимович, хитро прищуря свои раскосые глаза, глядя, на резко выкинутый мною окурок.

– Вот, гадство! – вырвалось у меня.

Вот это я попал, а вот, насколько решит суд, самый гуманный суд… начальника участка №3 нашего подземного рудника. И минимум – это полторы тысячи наших деревянных в карман инспектора и рабочий «выходной» на благо родного участка.

– После подъёма на поверхность жду объяснительную, за подписью начальника участка! – резко бросил инспектор.

Развернувшись и сделав шаг в сторону развилки, он повернулся и произнес: «Не затягивай Олег, я у себя в кабинете до трех часов дня».

Вот гудрон жёванный, цену себе набивает. Как чаю попить у нас в операторской так, здравствуйте, как дела, а как деньгами запахло, так сразу прям цепной пёс, на страже безопасности жизнедеятельности человека. Только вот где вы все бываете, когда на людей заколы падают после вашей проверки по нормам, а?

– Касимыч, погоди! Может ну его, эту объяснительную, как-нибудь так разойдемся, не чужие же люди? – догнал я инспектора.

– Зайдешь полчетвертого, таксу знаешь. Викторычу сам скажу, – на полтона ниже ответил он и зашагал, что-то бурча себе под нос. У кого-то смена задалась, а кто-то сегодня останется без сладкого, ладно хоть по минимуму всё обернулось. Хотя и так Янка будет недовольна. Ну, будет и будет, не в первый раз, переживем. И тут, неожиданно, пришла мысль: а не часто ли я «переживаю» заморочки моей дамы сердца?

В это время, инспектор, сделав несколько шагов, растворился в темноте. Еще некоторое время светились светоотражающие полоски на спецодежде, да луч фонаря, светивший с каски. Шахта была наполнена гулом работающих машин по подъему руды, какими-то стуками и шипением. Но, это только вблизи ствола, а стоит отойти вглубь горизонта, то тишина и темнота обволакивают и начинает казаться, что ослеп и оглох, а тонкий луч фонаря, высвечивающий сплошные камни под ногами – это плод твоей фантазии. Временами начинаешь слышать невнятные разговоры, шепот и становится страшно, потому что знаешь, что тут не может быть никого. Иногда оказывается, что это всего лишь шипит ветер, вырывающийся из небольшой щели вентиляционной трубы, и шуршит обрывком обмотки. Я долго не мог привыкнуть к такой обстановке, ведь мне подолгу работы приходится всю смену ходить одному пешком по всей шахте. Представлять, сколько надо мной сейчас тонн скальных пород даже не хочу. Но, потом, победил свой страх и иногда даже становится интересно, стоять в безлюдном месте шахты выключив фонарь, погрузившись в темноту. Нет, не так. Во тьму. Потому что это – кромешная тьма, которую не найдешь на поверхности. Глаза таращатся сами по себе, стараясь хоть что-то уцепить, хоть какой-нибудь отблеск, но нет. Теряется само ощущение себя в пространстве: мозг уже не понимает где верх, где низ, сколько вокруг пространства. А еще шахта – это куча пыли и сильные ветра, местами вода по колено и вообще, сплошное удовольствие!

Поднявшись на поверхность, помылся, переоделся и направился в сторону своего участка.

В кабинете начальника участка мне предстояло узнать, какой именно мой выходной помахал мне ручкой и укатил в неведомые дали.

– Да не было его, Викторыч, не было! Я за поворот глянул – чисто, закурил. И пока курил, тоже поглядывал. А он, как чёрт из табакерки: нарисовался – хрен сотрешь! – безнадежно пытался я отговориться от наказания. Почему безнадежно? Да потому что то, что выгодно самому руководству, оно не отменит. А почему всё равно пытался, раз бесполезно? Так натура у меня такая: шашку наголо, и вперед на танки. Не всегда, правда, танки рубились шашкой…

– Ладно, Олег, бывает, но отрабатывать всё равно надо, в следующий раз будешь внимательней, ну или курить бросай. Хе-хе!

– В нашем «зоопарке», Игорь Викторович, сигарета – это единственное, что не позволяет послать в дальние дали всех и вся!

– Да хватит уже Олег! Нарушил – отвечай! – резко крикнул начальник. – Это шахта, сынок, – язвительно улыбаясь, проговорил он. – Пошутили, и хватит, теперь к делу: останешься сейчас ещё на смену…

– Но я же…

– Не перебивай! Короче так: в районе семисотого горизонта взрывники «отпалили» боковой штрек, поставили вентилятор для проветривания. Твоя задача: с подстанции дотянешь кабель, подключишь к вентилятору, запустишь. Час поработает, потом все в обратном порядке и можешь быть свободен. Диспетчеру доложить не забудь.

– Вентилятор, какой? ВМ-6? – поинтересовался я.

– Да.

– Понял, уже ушел, – вставая со стула, сказал я.

Что-то как-то все больно гладко, дел то на три часа. Ну что, будем делать посмотреть… Теперь надо сделать еще одно не самое легкое дело. Достав телефон и выбрав из списка абонентов нужного, нажал на звонок.

– Привет, ты скоро?– радостно спросила Яна.

– Ян, я задержусь на работе часов на пять, наверное… И это, продукты я не куплю, денежка немножко ушла… – сразу сказать правду было немного стыдно.

– Что случилось? – голос подруги сразу переменился.

– Да так, мелочи жизни. Инспектору с сигаретой попался, – беззаботно отозвался я, думая, что пронесет. Не пронесло.

– Ты нормальный, Олег, нет? Я тебе уже год вдалбливаю в твою дырявую черепушку: бросай курить, займись спортом, а то пузо как у бабы на четвертом месяце беременности…

– Да тебе-то, откуда знать?! – вырвалось у меня.

Есть у меня такая дурная черта характера: не думая о последствиях, резать правду-матку. И вроде бы понимаешь, что лучше ни кому от правды не станет, а как раз наоборот. Но это как внезапно, очень быстро вскипевший и лопнувший чайник: ошпаривает всех. Только вот вместо воды – слова, а ошпаренная кожа это душа, которая рубцуется намного дольше.

Тишина… звенящая, скрученная в спираль и готовая разорваться в любой момент.

– Дверь захлопну, ключи на полке! – прогремело в трубке.

– Ян, – начал говорить и не закончил, связь оборвалась.

Аппарат абонента выключен или находится вне зоны доступа сети. Что за день-то такой. После работы надо заехать к её матери, Яна, скорее всего там будет. Цветы, и все прочее, может к вечеру и отойдет. Не то что бы она всегда такая, но иногда бывает. В первое время это даже заводило: громкие ссоры, потом примирения, страстный секс. Но, я уже не мальчик, тридцатник как-никак, детей хочу. Правда есть один, от первого брака, просто еще хочу. А она не хочет, у нее работа и карьерный рост. Девке двадцать семь, а ей еще рано и вообще некогда. С Янкой мы даже не расписаны, год всего вместе и дело явно идет к свадьбе, по крайней мере, по её планам. От её характера я уже начал уставать, а потом что будет? И расстаться вот так сразу не могу – привык. Хотя… Ладно, лирика всё это, а проза жизни вот она, по коридору идет.

– Пришел уже? Рано ещё, сказал же в полчетвертого, – произнес нестираемый инспектор по ТБ.

– А я и не к вам, сейчас опять в шахту – надо отрабатывать.

– Тогда завтра зайдешь, время то же.

– До свиданья, – попрощался я. «Чтоб тебе икалось отсюда и до обеда» – это, я уже сказал про себя.

Итак, что у нас по плану: пройти предсменную медкомиссию, переодеться, взять самоспасатель и фонарь. Сделано. Вперед и с песней. Шагая по теплому коридору, ведущему в здание клетьевого ствола, пропел: «У шамана три руки, о-о-о-оу и крыло из-за… кхм!» Нет, не моё. Нет в современном мире места шаманам, а жаль. Как было бы хорошо: сядешь возле его чаадыра, душевно так устроишься, он тебе трубочку с чем-нибудь интересным и объяснит все обстоятельно, как жить дальше, в этом лучшем для кого-то из миров. Предаваясь размышлениям о проблемах шаманизма в современном мире, дождался своей клети.

Когда спускаешься на клети по стволу, то примерно на отметке сто пятьдесят метров начинаешь чувствовать перепад давления. Закладывает слегка уши, а вот когда болеешь чем-либо, тогда закладывает уже по-серьезному. С частичной потерей слуха. Что делает болеющий человек в шахте, вместо того, чтобы лежать дома и пить чай с лимоном? Работает он! Больничный лист – это самое часто используемое оправдание руководства, чтобы не платить «тринадцатую» зарплату. И поэтому, если ты можешь ходить, ты работаешь.

Моя остановка горизонт семьсот метров – конечная. Прошел двести метров до развилки, теперь нам направо. Закончился участок освещенный светильниками. Теперь полтора километра по прямой мимо подстанции с трансформаторами и вот он – «отпаленный» боковой штрек. Чуть не доходя до него, метров пятнадцать, фонарь высветил стоящий на креплениях вентилятор.

Внезапно фонарь потух. Что за напасть, неужели разрядился. Нечасто, но такое бывает. Хорошо, что у наших фонарей два режима работы «ближний» и «дальний». И если на основной заряда батареи не хватало, то «ближний» мог светить еще час. Тускло, но чтобы добраться до выхода или до ближайшего телефона хватит. Привычным движением два раза нажал кнопку включения, но фонарь не загорелся. А вот это ненормально, хоть и не смертельно. Везет мне сегодня. Вздохнул, вспомнил инспектора недобрым словом, и скинул с плеч рюкзак с инструментами. На ощупь расстегнул молнию на рюкзаке, и достал из внутреннего кармана фонарик. Вот и пригодился, четыре года лежал без работы. Теперь пусть потрудится.

Нажал кнопку включения, но ожидаемого эффекта это не принесло. Не понял. Батарейки точно в норме, неделю назад проверял. Достал батарейки, постукал друг об дружку. И для пущего эффекта, немного раздавил их пассатижами. Не помогло. Чиркнул зажигалкой, но и она не загорелась. Что-то мне это совсем не нравится. И уж больно напоминает начало фильмов ужасов. «Есть здесь кто-нибудь?» – подражая не очень умным героям жанра хоррор, с ухмылкой спросил я у тьмы. Спросил, не желая получить ответ, а так, больше себя взбодрить. «Да…» – прошелестело на самой грани слышимости, и включились оба фонаря. Высветив из темноты распадающийся сгусток, непонятной субстанции, от которой веяло космическим холодом. Миг, и её не стало.

«Тихо, тихо, тихо» – вслух, не громко, как мантру, прошептал я. Что это было сейчас вообще? Призраки, демоны и иже с ними? Так я в них не верю. Не то чтобы совсем, я допускаю вероятность их существования. И сейчас, эта вероятность резко скакнула вверх. Процентов так до ста. Прошел вперед еще метров пятьдесят, освещая все углы. Ступал осторожно, готовый в любой момент сорваться, и убежать. Страшновато конечно, но любопытно. Ничего интересного не нашел. Покурил, подумал. Философски хмыкнул, чего в жизни не бывает. Знакомый один на полном серьезе утверждал, что два раза видел НЛО. Причем не в небе, а на земле. Один раз даже, автокран у них на объекте пропал, в аккурат после приземления гостей из соседних социалистических галактик.

Ладно, нечего размусоливать, было и было. В копилку моих историй прибавилась еще одна. Будет что на застольях рассказывать. А теперь пора возвращаться к вентилятору.

Вот как знал, что не все так просто. Вентилятор был, а вот вентиляционных рукавов, через который чистый всасываемый воздух должен был попадать в загазованный штрек – нет. Без них весь смысл проветривания терялся. И что теперь? Нет, в подстанции они, конечно, есть и длина вроде подойдет, но вопрос-то в другом. Мне оно надо? Ага, как козе баян. Как я люблю свою работу, что ни смена, то соитие, либо с начальством, либо с обстоятельствами. И ты везде пассивный участник сего действа. Вот почему в школе есть день самоуправления, а на работе нет? Я даже в выходной день пришел бы.

Сплюнув, закурил, еще раз вспоминая инспектора недобрым словом. Достал АС-1– химический газоопределитель, замерил содержание углекислого газа и оксида углерода. Надо бы еще много чего замерить, но шахта у нас не угольная, метана нет – не взорвется. По правилам все это надо делать вдвоем, но где его взять второго? Руководство кроме своих кресел ничего не интересует. А вообще всеми этими делами должна заниматься отдельная структура ВГСЧ – военизированные горноспасательные части, находящиеся в ведении МЧС. Но, мы живем в России и поэтому, кто-то из высокого начальства холдинга, в который входит наша шахта, посчитал, что их слишком много и урезали им контракт. И теперь, мы, доблестные «дружинники», прошедшие аттестацию и проверки, выполняем львиную долю работы, за которую нам доплачивают целых полторы тысячи рублей в месяц. Как раз на сигареты. Произведя замеры газов, зашагал в подстанцию, к телефону – ситуацию надо было решать.