Иван Макарович Яцук
Родственник из другой Вселенной


– Не знаю, как ты, а я устал, – оценивающе глядя на товарища, сказал Роман.

– А я не устал – я смертельно устал, – ответил Юра, повалившись на стул. – Поотвык я уже от таких работ. Всего пять лет назад студентом запросто кидал эти ящики. Тогда еще спортом занимался, а теперь то ли калорий не хватает, то ли разленился окончательно. Но ничего, надо привыкать; если государству мозги не нужны, то придется работать по принципу: бери больше, кидай дальше. До зарплаты еще далеко, да и получим ли мы ее – неизвестно. Начальник, жила, все прибирает к рукам. Работы, конечно, маловато, но даром хлеб не едим.

– Ужинать будем?

– Какой там ужинать? Я с места не могу сдвинуться.

Через день пошли снова. Так продолжалось две недели. Наконец, вечером Роман, внимательно глядя на осунувшееся лицо приятеля, решительно сказал:

– Все, с меня хватит, я – пасс. Надо что-то придумывать другое.

– А что тут придумаешь– везде нужны только грузчики и сторожа, да и то в хорошую фирму сторожем не попадешь, – ответил Соколан.

– Нет, это типичное не то, – резко возразил Роман. – Надо поискать. У тебя времени побольше – посмотри по газетам, по объявлениям. Не может быть, чтобы два толковых мужика не смогли найти себе приличную работу. Я тоже среди своих знакомых поспрашиваю.

В это время в комнату вошла хлопотливая хозяйка.

– Ребятки, у меня забарахлил холодильник, а я накупила продуктов к дню рождения. Пока мастер придет – все и пойдет прахом. Может, кто из вас разбирается ? Посмотрите, вы вроде бы люди технические.

– Мы не по тем делам, Наталья Леонидовна, – с ходу ответил Юра.

– Отчего же, – быстро возразил Роман, – можно и посмотреть.

Они пошли на кухню к хозяйке, молча обошли, осмотрели железный параллелепипед. Холодильник стоял немой, как тургеневский Герасим. Включили– выключили – молчит.

– Думай-думай, инженер-механик, – подтолкнул Роман, – вспоминай второй закон термодинамики, принцип действия холодильника. А я пока принесу инструмент, где-то у меня в чемодане завалялся.

Пока Юра неуверенно заглядывал в середину, проверял электропроводку, приятель принес набор инструментов из своего бездонного чемодана и даже книгу со схемой холодильника. Они стали оживленно обсуждать технические вопросы, спорить, проверять узел за узлом, и через полчаса холодильник ровно, солидно загудел.

– Наталья Леонидовна, – обратился к хозяйке Роман, – в вашем холодильнике термореле на пределе. Купите в «Рембыттехнике», а мы его вам бесплатно поставим.

– Ой, спасибо, мальчики, – запричитала хозяйка, – как вы меня выручили. – Она тут же сделала постное лицо. – Я бы вас, конечно, с удовольствием отблагодарила, но поцелуи мои для вас уже не подарок, а денег у вдовы, сами знаете, впритык.

– Сочтемся, Наталья Леонидовна, где наше не пропадало, – сказал Юра, – авось, воды у вас придется когда-нибудь напиться.

– Да, да, конечно, – хозяйка не поняла скрытой иронии квартиранта, – я всегда помогу, чем смогу, за мной не пропадет.

Когда они возвратились к себе в комнату, Роман сказал:

– Леонидовна подсказала нам отличную идею.

– Какую?– не понял Соколан.

– Мы умные, энергичные парни. С какой стати мы должны заниматься рабским трудом. Завтра покупаем книги и начинаем вплотную заниматься холодильниками, электроплитами, мясорубками и прочей элементарной бытовухой. Дадим объявления в газеты: «Мастер на все руки готов исправить любую вещь, которая может двигаться, вращаться и питаться электрическим током». Типа того. Или найдем соответствующую фирму для начала.

– Рома, это пахнет авантюрой. Я на такое не подпишусь.

– Учи, будешь у меня подмастерьем. Я им покажу, что может учитель физики и по совместительству учитель производственного обучения.

– Ну если так… надо же постажироваться где-то. Явимся и будем выглядеть баранами?

– Ничего, не святые горшки лепят. В моей школе одни женщины, приходится то и дело что-то ремонтировать. Так что навыки кое-какие у нас есть.

На следующий вечер Истрин притащил несколько книжек, среди которых была толстая энциклопедия быта, где были подробные инструкции на все случаи жизни.

– Завтра возьмешь на работу, – шутливо-начальственно сказал Роман, – нечего бумажки из угла в угол перекладывать. Это Черчилль мог себе позволить каждый день кубометр кладки ложить для своего удовольствия, а потом разбирать, а мы будем лавэ зарабатывать, понял?

– Понял, – уныло ответил Юра, – что ж тут не понять. Только я не привык в лакеях ходить, стыдно как-то.

– Да не в лакеях, – тут же парировал напарник, – а в мастерах. «Нынче всякий труд почетен, где какой ни есть. Человеку по работе воздается честь». Помнишь?

– Помню, только давно это было, и теперь неправда.

– Не дрейфь и не вешай носа – все будет окэй. Мы ни у кого ни копейки зазря не возьмем.

И приятели принялись готовить себя в ремонтники. Вначале починили газовую плиту хозяйке. У нее плохо работала духовка: низ изделия подгорал, а верх получался непропеченным. Пришлось повозиться, даже слегка изменить конструкцию, но на второй день духовка выдавала идеальной румяности пироги. Опять Наталья Леонидовна предлагала поцелуи и сетовала на нехватку средств.

Учеба пошла веселее. Соколан даже стал опережать Романа в изучении бытовой техники и навыков строителя-ремонтника, так как практиковался в кафе, что располагалось по соседству с базой и где постоянно что-то выходило из строя. В качестве оплаты он стал приносить свертки с мясом, рыбой, сыром и другими продуктами, что были для друзей деликатесами.

– Вот тебе и подмастерье!– весело кричал Роман, разворачивая очередной паек, – кажется, я переоценил собственные возможности.

Впрочем, жизнь ускорила их обучение. Однажды владелец базы пригласил инженера-механика к себе

– Что ты делал вчера?– нависнув тяжелым, толстым брюхом над громадным дубовым столом, недовольно спросил шеф с порога, мрачный, как жених на вынужденной свадьбе. Грузный, с мясистыми щеками, он был похож на бульдога или на дядю Сэма с карикатур в советских сатирических журналах.

– Что делал?– растерянно спросил Юрий Сергеевич, стараясь припомнить, что же он такое основательное делал вчера, о чем можно доложить. – Ну, пришел, сделал обход…

– Сделал обход, – повторил начальник с подчеркнутой иронией – большое дело. Дальше.

– Дальше проверил замки на боксах, зафиксировал явку. Потом…

– Потом обсудили драку в Верховной Раде, – подсказал начальник.

– Немножко было. Потом провел инструктаж по технике безопасности: как правильно обращаться с талью, слесарь неправильно транспортировал мотор. Потом…потом…

– Потом суп с котом, – раздраженно сказал босс. – Потом мы пошли в кабинет и работали с документами. Так?

– Так точно. Потом меня попросили отремонтировать в кафе грузовую тачку: колеса не крутились. Отремонтировал.

– Пообедал на халяву.

– Да, пообедал, но не на халяву, а заслуженно.

– Потом опять работал с документами?

– Нет, переоделся и помогал слесарям копаться в моторе для «Лаза». Потом составлял заявку на приобретение запчастей. Ушел с работы немного раньше.

– Насколько раньше?